"Пять вопросов Вадиму Рабиновичу" (07.03)

Размещено: 09.03.2019

В программе "Пять вопросов Вадиму Рабиновичу" обсудили экономическое развитие Украины, успешность проведенных реформ, тарифы на газ, президентские выборы.

Вадим Рабинович отметил: "Польша и Румыния развивались так быстро, потому что они привели к власти думающих людей, а мы - огромное количество грабителей".

"Конечно, Польша, Венгрия, Румыния жили бы хуже нас, если бы все руководящие должности у них занимали иностранцы", - добавил он.

Ведущий сказал: "Если страна воюет, у нее нет шансов на развитие. Именно поэтому каждый гражданин Украины во время голосования, должен думать о мире и экономике в стране".

В эфире телеканала NEWSONE политическое ток-шоу "Пять вопросов Рабиновичу За жизнь" с народным депутатом Украины, соучредителем партии "Оппозиционный блок - За жизнь" Вадимом Рабиновичем.

 

19:01:05

Голос

Пані та панове, зустрічайте…

 

Вадим Рабінович

Добрый вечер.

 

Голос

Гість нашого ток-шоу – Вадим Рабінович. Вітаю вас.

 

Вадим Рабінович

Спасибо. Спасибо. Сегодня буквально шаг отделяет нас от женского дня, который так у нас пытаются украсть. Я хочу поздравить всех женщин. Я хочу пообещать вам, что никто и никогда не отберёт у нас этот праздник, как они поотбирали другие. За этот праздник мы будем бороться. Потому что если нет в стране уважения к женщине, страна обречена. Поэтому спасибо вам большое, что вы есть, – и поехали работать… Так, у нас вопрос с улицы.

 

Чоловік (запис)

Питання таке… Прибалтійські республіки разом з нами, з Україною, – Союз розвалився – разом начали стартувати, так сказати, в новую жизнь. Але наші їздять туди на заробітки, вони… в них… їхні національні валюти полновєсні по отношенію к долару. А що наш?

19:02:29

Вадим Рабінович

Вы знаете, замечательный вопрос. Я думаю, что развёрнутый ответ на этот вопрос мог бы закончить нашу передачу. Вот давайте вместе с вами просто порассуждаем. Когда развалился Советский Союз, Украина была девятая в мире по производству, которая – ну, я не знаю… Равных никого с нами… со всех стран СНГ у нас не было. Даже Россия не была… не опережала нас по целому ряду каких-то вещей. Мы с вами были в космосе самые лучшие, мы строили радиолокационные станции, суда и так далее. Вокруг нас были достаточно нищие страны. Ну, там, Румыния, которая – мы смеялись над ними. Белоруссия – вообще там картофельники. И так далее. Что такое произошло со всеми с нами, что через очень короткий исторический промежуток времени Польша, Румыния – это локомотивы европейской экономики, а мы с вами на задворках Африки? Что произошло с нами такого, ну, хотя бы чтобы мы для себя поняли, что мы остались нищие и ездим сегодня в эту Польшу собирать клубнику, когда они раньше к нам приезжали купить покушать? Что такое произошло с нами? Они что, в Польше нашли, там, это… какие-то алмазы? Ничего. Просто они привели к власти нормальных, хотя бы думающих людей, а мы плодим воров за ворами! Вор на воре! Посмотрите калейдоскоп нашей истории, посмотрите нашу новитню историю Украины. Одни и те же морды вообще не сменяются, вообще одно и то же. То в одной партии, то в другой, то в третьей. Каждый раз воно лагідне таке, вновь пришло, как новый родился. А где же ты был? Сейчас рассказывают, развалили страну. Да вы: три четверти тех, кто сейчас находится, – вы были в этой стране раньше министрами, там, кем-то… главами чего-то. Чего же вы сейчас рассказываете нам? У нас есть одна-единственная проблема: это проблема выбора. Мы с вами умные, сильные люди, но в день выборов щось с нами происходит. Что с нами происходит? Киев два раза выбирал Черновецкого. Это было очень здорово. Уже смеялись как не могли. Всё равно выбирали. Почему, можно мне узнать? Что с нами такое случилось, что мы не можем один раз выбрать нормальную власть? Я каждую передачу, каждое выступление на телевиденье говорю одну-единственную фразу: когда вы послушали по телевизору, что вы живёте лучше, что мы процветаем, что у нас растёт экономика… Когда закончите смотреть вот эту ересь, да, подойдите к своему холодильнику, откройте свой холодильник. И обязательно в день выборов, перед тем, как идти на избирательные участки, откройте холодильник, посмотрите на него, вспомните все – и тогда идите голосуйте. Я хочу, чтобы вспомнили вице-премьера нашей страны господина Розенко, который вчера сказал о том, что 4 тысячи 100 гривен – это та сумма, на которую человек не просто может жить, а ещё и шиковать. Вот чтобы он жил всю жизнь на 4 тысячи 100! Я отвечу этому человеку, почему мы так живём. Я всегда говорю, что… учитывая ту экономику, которая… те возможности, примерная – примерная! – зарплата, которая должна быть в Украине, – это 1 тысяча долларов. Мне говорят: это популизм. Мне говорят: это популизм! Скажите, пожалуйста: в Румынии и в Польше, в Чехии это реалии, а у нас – популизм. А почему, можно узнать? Чем мы так отличаемся? Мы что, тупые такие, мы какие-то… Ведь наоборот же всегда было. Почему Белоруссия сняла сегодня со своих пенсионеров полностью коммунальные платежи, а у нас это популизм? Ну объясните мне. Что нашла Белоруссия у себя? Картошку? Что они нашли такое великое? Нет. Происходит только одно: над нами ставят эксперимент, равных которому не знала история. У нас отбирают последовательно. Последовательно отбирая шаг за шагом все возможности для того, чтобы мы встали с колен. Сначала прислали нам Яресько, она реструктуризировала долги Украины. Поверьте мне, не вдаваясь в эту историю: это убийство для экономики. Потом нам прислали Деканоидзе и Згуладзе реформировать полицию, потому что нет среди украинцев-то розумних людей. Приехали эти две проходимки, украли у нас невероятные деньги, пропали. Абромавичус, Квиташвили… Я могу рассказывать без конца, до… до последнего эксперимента с Супрун. Это особый эксперимент. Скажите, пожалуйста: а что такое в нашей стране? Конечно, Польша, Венгрия, Румыния жили бы в сто раз хуже нас, если бы они на все руководящие посты в своей стране ставили иностранцев, если бы они обворовывали свою страну… Скажите… Мы ведь совсем не бедные в списке «Форбс». Посмотрите: сейчас опубликовали список богатейших людей. У нас там всё нормально. Процветают. Поэтому построена экономика для пяти человек в стране, пять человек наживаются на всём остальном, на всех абсолютно. И мы для этого работаем. Теперь: что надо сделать? Надо сделать очень простые вещи. Ну, во-первых, надо понять, что ты строишь. Ну вот что мы строим? Вот скажите. Я любого человека спрошу: а что мы строим? Ну, Европа. Европа – это… знаете, я повторюсь с вашего разрешения. Я за Европу двумя руками. Я за ту Европу, которая будет у нас в доме. У нас, а не у них! Европа у нас должна быть в доме, чтобы мы знали, что я получаю такую пенсию, что мне достаточно для жизни и мне не надо нищенствовать на эту пенсию. Зарплата такая, что я знаю, что достойная для жизни. В Италии пришла к власти сейчас партия, которую все называли популистами. Итальянцы. «Пять звёзд», по-моему, называется. Популисты, популисты… Они говорили во время предвыборной кампании целый ряд лозунгов, в частности о том, что будет снижен пенсионный возраст, о том, что снимут… Они всё сделали. Люди, они всё сделали. А мы не верим в себя. Скажите, пожалуйста: если человек заболел, идёт к одному врачу – не помогает, ко второму… Он будет искать третьего врача? Да. А мы что делаем? Мы заболели этими уродами, мы их выбираем одного за одним каждый раз, и мы с вами – что, будем закладывать себя и будущее нашей страны? Почему? Почему? Сильнейшая страна, страна, которая должна стать локомотивом реальным… Одно наше территориальное расположение! Люди, вдумайтесь, пожалуйста, в простую вещь! Территориальное расположение нашей страны таково, что мы должны быть мостиком между Востоком и Западом. Вместо этого я вчера читаю «Нефтегаза» объявление, что, вы знаете, они скромно… скорее всего, в следующем году прокачки газа из России не будет. И всё, и тишина, и никого нет. Давайте я вам переведу на русский язык, що це таке. Это значит, что мы перестали стать… становиться транзитной страной, это значит, что 3 миллиарда долларов, которые содержание только трубы, надо вынуть из нашего кармана, опять положить… А у них всё в порядке, Коболев маме перевёл 100 миллионов долларов домой, и сейчас ему зарплату… вчера назначили 2 миллиона в месяц. Объясните: за что? За убийство трубы и за тарифы, которые приносят нам в дом? Что он сделал такого, чего не сделал учитель, врач или любой человек в нашей стране? За что он получил 100 миллионов долларов? За то, что убил каждого проживающего в стране или дал заработать трём-четырём проходимцам? Что происходит? Люди, подумайте об этом. Мы должны жить лучше, чем эти страны, потому что у нас лучше территория, у нас лучше земля. Бо вони не знають, що вони роблять. Скажите, пожалуйста… Я даже разговариваю с ними уже, там: «Что вы строите?» – «Мы строим Европу». Я говорю: «Хорошо. Когда охрипли от Европы, скажите: что вы строите? Какую экономику? Куда вы идёте?» Ничего, тишина. «Мы строим, мы от Путина». – «Что вы «от Путина»?» Давайте я вам про Путина расскажу, пожалуйста. Мы действительно – я должен похвалить нашу власть – слезли с российской нефтяной иглы. Это правда. Мы не покупаем нефть в России. Знаете, где мы её покупаем? В Швейцарии и в Словакии. Скажите: а что, Швейцария нашла там у себя газ? Нет. А что такое? Мы что, совсем дурные уже? Они берут русский газ, добавляют к нему 100 долларов, которые кладут на нас, на нас, на нас… и продают нам же. Ну скажите: это что, совсем?.. Это называется «патриотизм»? Это называется «новое построение экономики»? Мы потеряли на торговле с Россией и странами СНГ 11.5… 11.6, простите, миллиардов долларов. Ну хорошо, нам сказали: мы – теперь европейский курс. Смотрю данные: с Европой мы наторговали 3.5. Ну скажите: а как же мы будем жить, если мы уменьшили свой запас на 7 миллиардов и ничем не заменили? Мы не построили… Нам Европа не дала ни одно… ни одного преимущества. Польше… Польше с нормально развитой инфраструктурой они дали более 90-та миллионов долларов. А нам дают 1 – за это надо вырубить лес, убить пенсионеров… И было эпохальное заявление нашего премьера, которое, я считаю, надо писать вот такими буквами и себе в голову вбивать. Он позавчера сказал: «Мы не можем понизить тарифы, потому что тогда от нас отвернётся весь цивилизованный мир и наши союзники». Объясните мне, пожалуйста: если союзники от них отвернутся, это мы делать не можем, а убить свой народ тарифами – это пожалуйста. Это пожалуйста! Так можно задать вам всем вопрос: скажите, пожалуйста: а зачем нам такое правительство, зачем нам такая власть? Ну зачем? Объясните! Я хочу, чтобы мою формулу вы попробовали применить к себе. Я её говорю и буду говорить: если в какой-то период работы какой-то власти вы стали жить лучше – власть хорошая, стали жить хуже – власть плохая. А если невыносимой стала жизнь, если совсем плохо, то власть – полное дерьмо, и другой оценки ей нет. Нет другой оценки! Скажите, пожалуйста: выперли за границу миллионы украинцев, вся экономика строится на гастарбайтерах – ну это что, 21-й век? Мы предлагали простую, я считаю, экономически единственно возможную модель для Украины: давайте строить нейтральное, независимое государство. Не потому, что мне… это не потому, что мне или вам пришло в голову. Да потому, что нейтральное государство – знаете как? Ласковое теля двух маток сосёт. Давайте бути трошки лагідними. Давайте наладим отношения и с Востоком, и с Западом, станем мостиком и будем работать, развиваясь на трёх китах. Первое – это сельское хозяйство. Не продавая ни в коем случае землю, потому что это их мечта – да? Ни в коем случае. Это вообще исключено. Не продавая землю, давайте развивать современные агрохолдинги. Сегодня не надо брать кредиты – ничего. С удовольствием вложатся в это, будут сюда. Давайте это делать. У нас такая земля! Мы сегодня покупать начали. Слушайте, в Украине начали покупать картошку из-за границы, редиску – смотришь там… лук вьетнамский, редиска израильская, чеснок… Ну що це таке, люди? Это на нашей земле? Это раз. Второе: банковская система. Мы между Востоком и Западом сегодня должны воспользоваться своим преимуществом. У них есть проблемы – и ладно, это не наши проблемы. Давайте построим такую систему, где они могут хранить у нас свои деньги. Давайте построим нормальную банковскую систему. Ту, что построила Швейцария, и на этом зарабатывает миллиарды. Почему мы не можем? Что случилось у нас такого? Можем. И третье, и последнее: нам не надо развивать автомобилестроение, там… Всё, что они угробили, – это долго уже догонять. Нам надо развивать хай-тек. Сегодня та Белоруссия, над которой мы смеялись, и тот Лукашенко, о котором всегда рассказывали, там, кто он, – он сегодня открывает кластеры, большие комплексы, в которых людям, которые развивают хай-тек, снимаются налоги, молодёжь привлекается… И им помогают. А у нас что? У нас душат любого и за границу выпирают. Молодёжь Украины наполнила хай-тековские компании всех западных стран, миллиарды приносят прибыли. Что произошло? Почему мы не можем этого сделать? Разговариваю с властью – она не заинтересована. Они хотят выгнать за границу всех, кто может думать, двигаться. Им нужны рабы. Нам не нужна власть та, которая сделает из нас рабов. Давайте дальше, а то я на эту тему могу долго разговаривать. Пошли дальше.

19:15:00

Жінка

Добрый вечер, Вадим Зиновьевич.

 

Вадим Рабінович

И вам.

 

Жінка

У меня к вам вопрос. Субсидии полагаются не всем, а квитанции на тепло в холодное время года не каждая украинская семья может оплатить. Каким образом уменьшить стоимость тарифов?

19:15:17

Вадим Рабінович

Спасибо. Вы знаете, я чуть расширю, с вашего разрешения, ответ на этот вопрос. Я считаю, что каждый человек нашей страны, который будет голосовать, должен видеть перед глазами два… два таких… два слова: это «мир» и «экономика». Это «мир» и «экономика». Почему я поставил мир даже перед вашим вопросом? Ну, поверьте мне: если страна воюет, она никуда… у неё нет шансов развиваться. Если страна находится в военном положении, молодёжь будет прятаться, убегать опять… Ну, вы всё знаете лучше меня, мы живём с вами в одной стране. Нам нужно установить мир. Кто может установить сегодня мир? Мир может установить тот, кого слышат обе стороны. Скажите, пожалуйста: кто такой есть в нашей стране? Вы это тоже знаете. Я даже вам больше отвечу: я нахожусь в партии «Опозиційна платформа – За життя», где есть ключевые игроки по миру: такие, как Медведчук в первую очередь и другие, – которые долго шельмовали, сейчас всё в порядке уже… Но у меня вопрос к вам. Скажите мне, пожалуйста: ну если сегодня, например, – ну, я не знаю – возьмём, там, моего партёра по партии Женю Мураева: очень хороший человек, я его любил всегда… Скажите: ему сегодня запрещён въезд в Россию… Он сегодня, так сказать, как бы пророссийский политик и он неприемлем… Может он что-то мне принести? Нет. У нас не идеальная кампания. Поверьте мне, я их очень тоже многих не люблю, но она идеальная для установления мира. А это сегодня самое важное в нашей стране. Что касается экономики… Экономика поднимается на людях. Если людей задавить тарифами, если людей задавить, чтобы они с утра до вечера превращались в рабов – а я просто объясню: раб – это тот человек, весь труд которого принадлежит хозяину… Если люди всё, что зарабатывают, отдают на коммуналку – это и есть рабство в чистом виде. Рабство 21-го века. У меня вопрос к вам ко всем. 15 миллиардов кубов газа мы все вместе с вами добываем: нашего, украинского газа – по себестоимости. Дальше. Все мы с вами вместе, вместе с бюджетными организациями Украины потребляем тоже 15 миллиардов. Ну, казалось бы, какая проблема? Себестоимость маленькая, продайте населению… Это на 320 процентов тарифы снижаются. А газ, который вы берёте из-за рубежа, направляйте на предприятия – ну, куда вы хотите, кто хочет их покупать. Ничего этого не происходит. Зарабатывают три-четыре мультимиллиардера, мы с вами наш газ почему-то получаем по другой цене. Знаете, как в Конституции написано? Газ и нефть принадлежат народу. У меня тогда вопрос: а чего народ так дорого себе продаёт этот собственный газ? Никто не может мне ответить? Я вам отвечу. Потому что поставлена система, при которой экономическая целесообразность никого не интересует. Нужны лозунги и воровство. Для того, чтобы… Я вам гарантирую одну вещь: в течение трёх дней эта ситуация решается. Первое: популярно, не популярно… Я рыночник, в принципе. Я бизнесмен, я рыночник. Но есть вещи, в которых надо быть государственником. Я бы в первые три дня передал бы и национализировал все недра и вернул бы их от тех частных компаний, которые сегодня… Сегодня 12 частных компаний получили права на все наши недра. За что, можно узнать? Какие такие вклады они внесли в наш Пенсионный фонд? Почему? Ничего этого делать нельзя. Вернувшись, мы сразу вернём себе себестоимость. Это раз. Второе: я вам гарантирую: в течение трёх дней – а может, и до выборов – мы покажем, что с Россией можно подписать договор на 100 долларов меньше и покупать, честно говорить… Да, честно! Вот мы покупаем! И третье: ну, в Украине всегда воровали, да? Но нельзя так безбожно, нельзя, как колорадские жуки, выжигать всё. Люди, впечатление такое, что завтра не будет. У них такая экономическая программа, как будто завтра нет. Вот какая разница? Ну, то, что они творят… Послушайте, мы так кричим про выборы, о чём угодно… С 1-го марта этого года, уже который прошёл, на 26 процентов поднялась в цене электроэнергия. Это всё шумно… 26 процентов. Это всё влечёт за собой дальнейшие, как вы понимаете, повышения. С 1-го мая – ну, чтобы выборы закончились, уже спокойнее было – чтобы я не ошибся, у меня тут записано… Сколько? 15.6 процентов – дорожает уже газ. И они с МВФ подписали договор, что с 1-го числа следующего года повышают ещё. Ну слушайте, а сколько можно? Что?.. Что они хотят? Объясните. Я вот задаю вопрос уже нашему правительству, спрашивал… Я задаю вопрос: «Скажите: вы что хотите? Дустом посыпать всех? Что вы хотите? Убить всю страну?» Они отвечают: «Нет, нас иностранные партнёры просят». Ну что это? Мы покупаем тепловозы в Америке… и убивая свою отрасль. Мы покупаем списанные какие-то суда у наших партнёров, сами убивая свои заводы. Ну как такое может быть, люди? Люди, просто мы должны от этого дурного сна просто очнуться, подумать немножко. Этого не могло быть. Великую, сильную страну, великий, сильный народ поставили, перегнули и издеваются над ним. И ещё говорят: «Выбирайте нас ещё раз! Ещё нас выбирайте!» Поэтому ответ у меня вам очень простой: наши тарифы, наши пенсии нормальные и наши европейские зарплаты лежат в нормальной власти. Пошли дальше.

 

 

 

19:20:47

Луценко І. (запис)

Ми проголосували – не Петро Порошенко – ми: народні депутати – про те, що ми виплатимо разову компенсацію тим пенсіонерам, пенсія яких на рівні мінімальному. А це близько 6-ти мільйонів пенсіонерів. Це дуже велика кількість людей. Буде виплачено 2410 гривень. 1200 буде виплачено у березні-місяці додатково. І 1210 чи 1205 гривень – у квітні-місяці як разова компенсація. Вирішено було урядом у зв’язку з тим, що появилися додаткові кошти. А у нас уже економіка показує 12-й квартал підряд зростання. Є можливість це зробити.

 

Вадим Рабінович

Дорогие друзья... Оце зростання – оно уже вот тут сидит. Я не знаю, что у них зростае там. Я оперирую цифры. Я беру цифры, читаю. Оказалось, например, что самое страшное: промышленное производство по итогам этого года по отношению к тому году упало на 3.3 процента. Чтоб вы правильно понимали, во время Великой Отечественной войны Советский Союз потерял 4.5 процента ВВП. А мы с вами потеряли половину при этом процветании. Я не знаю, о каком процветании говорит Ирина Луценко, но, наверное, я живу в другой стране, а вы с ней... Или всё нормально, мы вместе живём?.. Я не буду голосовать или просить вас поднять руку, кто процветает. Боюсь, вы все знаете ответ. Понимаете, я не думаю, что они тоже в это верят. Но проявилась какая-то... Давайте я вам просто по-людски скажу. Я когда пришёл в Верховную Раду – я хочу напомнить просто, – я в жизни не был в партиях, не был ни у Януковича, ни у Ющенко. Я вообще в политику не ходил. Они мне сто лет не нужны. И сейчас бы не пошёл. Я, в общем, разговаривал с людьми, мне казалось, что сменилась власть, понятно. Янукович был урод моральный, тоже понятно. А у меня принципиальная позиция по Януковичу: я считаю, что он сбежал из страны и стал предателем. Это вот для начала. Но я хочу сказать другое. Я тоже в какой-то мере верил, что они так красиво говорили... Прямо молодые хлопцы, с фронта ещё пришли, рассказывают... Прошёл буквально такой промежуток времени, смотрю – всё. Помните, как он говорит: "Я ж не дворник. Я не могу жить на тыщу долларов. Мне много надо". Они почему-то поменялись и начали вещать на любую тему. Строить атомную энергетику, строить страну. Вся парламентская деятельность развивалась, если вы помните: первые два года мы пели гимн и защищали нашу Надю. Помните? "Без Надії жити не можемо". Флешмобы отсюда до Нью-Йорка. Добились, вернули Надю. Сейчас она в тюрьме, никто о ней не помнит, никто не слышит. Надя сидит в тюрьме. То есть нашу Надию посадили за грати. Все. Когда это закончилось, начали заниматься чем? Томосом, там, проходом в Европу... Кстати, поздравляю вас: томос со следующего года изучают уже в учебниках. Хорошее дело. Так вот, ребята, скажите: лучше мы жить стали? Нет. А у меня закон. Вы знаете, это всё от лукавого. Все разговоры, все эти песни – всё от лукавого. Вот один-единственный вывод: хорошо управляете – хорошо, молодцы; плохо – нет. Скажите, пожалуйста: кто это такие вообще? У нас просто с Советского Союза осталось послевкусие о чём? Эта влада – яка це влада? Давайте объясню очень просто экономический механизм. Мы с вами все вместе... Смотрите: производит что-нибудь президент, премьер-министр, министр? Он что, что-то делает? Нет. Что они делают? Они управляют нашим с вами общим хозяйством. Мы наняли их для управления нашего добра. Вот они сели и вдруг стали хозяевами. Вы открыли, представьте, булочную, посадили там продавца. Приходите утром, а он говорит: "Я хозяин тут всего". Ты кто? Ты наёмный рабочий. Президент, премьер-министр, вы наши наёмные рабочие! Ніяка не влада. Мы посадили себе на голову тупых проворовавшихся менеджеров, которые не умеют, не могут управлять хозяйством. Я много могу рассказывать о том, кто они такие, но хочу сказать вам другое: нельзя опускаться в какую-то безнадёгу. Если мы с вами при вот этих ворах ещё живы, дышим и ещё хоть кто-то по улицам ходит, да у нас такой потенциал, что мы реально станем великой страной. Я уже сегодня говорил и специально для вас ещё раз повторюсь. Я пошёл на президентские выборы 4 года назад с двумя неделями политического багажа. Повесил один бигборд. И я этот бигборд считаю великой программой на сегодняшний день. Там было написано: "Всего один год без этих сволочей – и мы построим великую Украину". Ничего не поменялось. Одних на других поменяли, а всё то же самое. Поехали дальше.

 

Филлипович ("Фейсбук")

Почему никто до сих пор не знает, кто убил Шеремета и Бузину, что было в Княжичах и на Кривом озере, кто убил правозащитниц?

19:26:02

Вадим Рабінович

Это не вопрос. Несколько дней назад в центре Киева убили человека, который являлся одним из свидетелей по так называемому делу бриллиантовых прокуроров. Мы очень многого с вами, начиная от самой революции по сегодняшний день, не знаем. Мы не знаем, кто стрелял на "Майдане". Ну вот они пришли к власти. У вас всё в руках: прокуратура, милиция... Скажите: за 4 года можно расследовать вот эти страшные преступления на "Майдане"? Вы же все кричали нам... У вас нет сомнений никаких: если за 4 года не нашли ни одного виноватого, так, может, виноваты и те, кто расследуют? Я как вопрос спрашиваю. Есть второй вариант: 4 года, они просто тупые, они ничего не могут. Верите? Нет, они для себя не тупые. Они великолепно живут все, у всех машины такие, всё в порядке. Борьба с коррупцией стала основой бизнеса в Украине. Поэтому ничего не расследовано, ничего не сделано. Мы сегодня не будем уходить в эту тему. Я боюсь того, что при этой власти уже ничего не будет. И когда нам публикуют соцопитування, там, ще щось, рассказывают, как много, там... Я просто хочу увидеть этого человека, который будет голосовать за то, что у нас сейчас происходит. Я хочу увидеть этого человека. Я разговариваю со своими друзьями, знакомыми, я хочу узнать, кто из нас хочет выбрать то дерьмо, в котором мы находимся. Они не проиндексировали пенсию, а теперь придумали... Все раздачи, которые сейчас придуманы перед выборами, – это подкуп избирателей, чтобы остаться у власти. А я хочу, чтобы мы знали, что эти ничего не потеряют. Они отобьются в первые два месяца. С нас всё заберут потом поднятием цен... Поверьте мне: они своего не отдадут. Поэтому лучше всего их просто не выбирать. Спасибо большое. Поехали дальше.

 

Клімкін (запис)

Те, що ми робимо зараз, знімаючи біометричні дані, – це важливо для нашої безпеки. Ми створюємо відповідну біометричну базу даних і ми можемо вже зараз краще відслідковувати дії Росії. На основі цієї біометричної бази даних нам потрібно прийняти рішення, чи будемо ми запроваджувати візовий режим із Росією. І якщо ми запроваджуємо: для цього потрібне політичне рішення, – це має бути біометричний візовий режим.

19:28:55

Вадим Рабінович

Ой, не хлопайте ему, я вас прошу. Не надо хлопать. Я вам два слова скажу. Я не думаю, что в истории мира был такой прецедент. Заметьте, что произошло. Стоял перед нами министр иностранных дел нашей страны. Ну давайте просто оценим нашу внешнюю политику. Хорошо? Вокруг нас одни враги. Мы перессорились с Венгрией, Румынией, Польшей, с Россией – понятно. Сейчас – с Белоруссией. Зачем-то с Арменией, которая далеко от нас. Чего-то лезем в Венесуэлу. Скажите: а кого из друзей мы приобрели за это время? Какая страна встала рядом с нами? Я ни одной страны не знаю. Нас любит больше всех Канада, где самая большая диаспора. И насмерть стоит против введения визового режима. А шо це за дружба така странна? Что к нам можно, а к ним нельзя. Поэтому дружбу надо оценивать немножко по-другому. И деятельность этих вот деятелей надо оценивать по очень простому методу. Лучше ли стало у нас с внешней политикой? То, что они творят... Вспомните просто всё. У нас памяти иногда не хватает. Американские выборы. Вот этот и вся власть наша писала: "Трамп дурак, там, это вот... Клинтон, там..." Помните? Потому что они были уверены, что победит Клинтон. Я с ними разговаривал, говорю: "Не спешите". В этой студии я сказал: "А вдруг победит Трамп?" Победил Трамп. Стыдно. По-рабски надо всё сразу переписывать, вычёркивать свои посты. Опять начали покупать у них баржи какие-то, тепловозы, только чтобы забыли, что говорили. А зачем? Вы за языком своим следите просто сразу. Вы же иностранные деятели, вы должны понимать. Ты же не с базара. Что касается запровадження, там, биометрического, визового режима. Я думаю, что власть делает совершенно правильно. Смотрите. Вся наша экономика держится на гастарбайтерах. По разным оценкам, от миллиона до 3-х миллионов человек трудятся в России. Конечно, надо им устроить: забрать у них переводы, как уже сделано, перекрыть границу, не дать им ездить, убрать железнодорожное сообщение, убрать... Лишь бы от "русского мира", как они говоря. Хорошо, поехали от "русского мира". А куда мы едем от "русского мира"? Если мы поехали в эту Европу, о которой в начале говорили, хорошо. Но нас же Европа не берёт и говорит нам: "Мы никуда вас не берём". То есть мы уезжаем от "русского мира", в нейтральную страну не приезжаем, в Европу нас не берут. А где? Они делают из Украины аграрный придаток, который будет обслуживать оставшимися здесь 10-ю миллионами рабов вот эту всю Европу и Америку. Вот всё, что они делают. При этом, поверьте мне, я очень проевропейский человек. Но я ещё раз повторюсь: эта Европа должна быть в нашем доме. Европу сюда надо привести! Европа – это защищённая старость. Европа – это дороги в селе такие же, как и в городе. А у нас год дорог. Кто-нибудь видел этот год дорог? Путин украл у них дороги вместе с асфальтом? Вор на воре и вором погоняет. Вот что реально происходит в стране. Поехали дальше... Вот мне подбирают письма. В данном случае пишут из Закарпатья. Вот у вас его дают на экран. "Очень любим и уважаем украинский язык, но хотим, чтобы дети имели возможность учиться в школе на венгерском. Потому что высшее образование потом хотят найти в Венгрии. Новый закон об образовании не даёт..."

19:32:34

Вадим Рабінович

Дорогой товарищ, задавший вопрос, вы не всё знаете. Давайте я вам сейчас расскажу. Начну с действительно уважаемого украинца, которого я очень уважал и любил и с которым имел честь дружить: это Вячеслава Чорновила. Мы много лет с ним знакомы. И вот он говорил такую фразу, которую я всегда повторяю: "Нема ні бандерівців, ні москалів. Є єдиний народ України, який одинаково грабят". Одинаково грабят, прикрываясь мовним питанням. Во Львове, Донецке, Ровно и Харькове. Сейчас перед выборами, как и всегда, они вытаскивают из кармана мовную карту. Скажите: нам это нужно перед выборами? Нет. Они же ведь вносят в этот закон такие вещи, которые противоречат не только Европе, но и вчерашней Африке. Несколько слов об этом законе. Первое, что вспомнил: все публичные мероприятия: свадьбы, похороны – всё на украинском языке. И вводятся мовные инспектора. Их уже в народе называют шпрехенфюрерами. Которые будут ходить и проверять. К вам на свадьбу может придти шпрехенфюрер и посмотреть, на каком языке ведётся свадьба. Это раз. Второе, намного более важное: создаётся национальная комиссия языка, которая в нашей стране любому человеку, который идёт на госслужбу, любому человеку, который идёт в медицину, коммунальное хозяйство, даёт справку. Он должен туда пойти и сдать экзамен, и они дадут справку, может или нет он занимать эту должность. Но и это не всё. Кандидаты в президенты Украины должны получить у этой комиссии разрешение баллотироваться в президенты. Вы вдумайтесь. Они вообще нас грабят, убивают и уничтожают страну! Значит, высшим органом становится... Уже не народ выбирает президента, а мовна комиссия. Дальше: скажите мне, пожалуйста: все театральные представления в нашей стране должны проходить на украинском языке. А если нет, если есть какие-то реплики на другом – должен быть суфлёр, который их суфлирует. То есть представьте театральное представление: стоит человек с плакатом и показывает. Говорит "здравствуйте" – "здоровенькі"... Ну что это такое? Первая страничка всех сайтов должна открываться на русском языке. Газета должна выходить на украинском языке. При этом в законе есть сноска: "Но издавать газеты на языках Европейского Сообщества можно". То есть на португальском языке я могу выпустить в Украине газету, на албанском могу. А на русском – нет. Почему? Что такое? Что произошло такое? Надо убить 8-е Марта почему-то. Сейчас стеллу сносили. Три дня они сносили стеллу победителей над фашизмом во Львове. Причём она не подпадала под их закон – так они придумали, что она в плохом состоянии. Она в таком "плохом" состоянии, что они три дня вместе не могли её снести. Скажите: а почему вообще в стране уничтожают всякие символы победы над фашизмом? Почему надо любить фашизм? Кто мне может объяснить? Я не понимаю этого. Я, кстати, не мешаю, чтобы кто-то любил, там, Бандеру. Это его личное дело. Я не люблю. Я имею право не любить? Имею право. Если в Конституции нашей страны написано, что нами правит коалиция из 226-ти народных депутатов, фамилии можно узнать этих депутатов? Я подал Парубию бумагу: "Дайте мне список". Он пишет: "Не маю на це повноважень". Глава парламента не мае повноважень предъявить мне, народному депутату, список тех, кто по закону нами правит. Во всех странах мира люди поседели бы коллективно, когда не могут предъявить нам законную власть. Как такое может быть? Потому что правит тот, кто над законом. Если есть кто-то над законом, если есть кто-то, на кого закон вообще не распространяется, он правит в стране. Найти вам таких людей? Очень просто. Скажите: по законам нашей страны человек не имеет права быть исполняющим обязанности больше 3-х месяцев. Это закон. Госпожа Супрун находится на своей должности 2 года. Ни президент, ни премьер-министр, ни суды ничего не могут сделать. Вот я вам задаю вопрос для размышления. Если есть какой-то человек, который стал министром нашей страны, и его нельзя за нарушение законов посадить, убрать – значит, он и правит страной. Значит, эта страна называется "Супруния", и Супрун привели, чтобы ею править. Я уже не говорю про такие мелочи, как убиение украинской медицины, уничтожение "скорой помощи". Помните, что нам разрешают только? На холодном сидеть, там, лимон не кушать, ещё что-нибудь. Это же безумие, люди, что такое пришло к нам. Это безумие. Но чтобы быть объективным, я хочу сказать, что и у неё, и у правительства было достижение одно: они приняли закон о системной трансплантации органов в нашей стране. Это то, к чему они стремятся. Если кто-то помнит, а если не помнит, проверьте мои слова: когда Супрун пришла в первый день на работу, она сказала: "Главная моя задача – принять закон о трансплантации органов". Вот я вам на всё ответил. У нас убирают зарплаты и пенсии, повышают нам платежи коммунальные, забирают у нас всё и разбирают нас на органы. Вы извините, я не сторонник заговоров, но это же на глазах видно. На глазах видно, что творят со страной. Люди, пожалуйста, до того, как закроют нашу передачу, когда вы будете идти к избирательным участкам, вспомните наш разговор сегодня.

 

Микола

Добрый день, Вадим Зиновьевич. Я, Николай Николаевич, служил в советской армии. И считаю, что я имею полное право праздновать 23-е Февраля. Я поздравляю своих женщин с 8-м Марта. Почему нынешняя власть отменяет их? А не лучше ли было спросить у всего украинского народа на референдуме?

19:38:57

Вадим Рабінович

Спасибо. Вы знаете, я тоже праздную 23-е Февраля. Я тоже служил в советской армии. Я 2 года служил в ракетных войсках. Я вообще считаю, что это мужское дело: служить в армии. И не считаю это потерянным. 23-е Февраля – особый праздник. Его, как и снесение стеллы победы над фашизмом, не любят те, кого это лично задевает. Я вам по-человечески говорю. А что касается 8-го Марта – это совсем другое. Вот это маниакальное их желание убрать 8-е Марта я вообще до конца не понимаю. Я понимаю, что это европейские какие-то движения, что все должны быть одного пола и так далее... Мне говорят, что женщин это обижает, как-то так это... Я считаю, что женщин это только радует. Мало того, мы, к сожалению, целый год не можем уделять им внимание – так хоть один день в году мы делаем для них праздник. И то – эти вурдалаки хотят отобрать. Не потому что они не понимают этого, а потому что половина из них вообще к женщинам интереса не имеет, потому что они европейцы. Извините меня. Вы же мне задали прямой вопрос. Я вам отвечаю. А вторая: они как бы сделали для себя такой штампик, что если Европа – значит, надо без 8-го Марта... Я разговаривал с ними. "Если вам не нравится название – переименуйте в День женщин. Но оставьте нам". – "Уберём выходной". Почему? Смотрите: я праздную 23-е Февраля, я люблю женщин, я люблю свою страну и не дам им это всё сделать. Поверьте мне: таких, как я, больше. Они всё хотят. Вятрович сказал: "На следующий год мы уберём 8-е Марта". Давайте проверим, а будут они в следующем году или нет. Хорошо? Может, мы вместе поработаем – и будем утверждать свои праздники? Мало того, вы правильно сказали: есть основные вопросы государства. Скажите: почему мне нравится Швейцария? Там любые вопросы выносятся на референдум. Ну спросите у народа своей страны, что они хотят. Они же не спрашивают. Но если вы не спрашиваете у народа, если вы незаконно делаете коалицию, если вы... Вы знаете ответ на вопрос. Значит, это воры просто – и всё. Захватившие нашу страну. А мы с вами, поддавшись на все эти крики, на все эти... Они же говорили хорошее: "Будем жить в Европе". Все за. Ты хочешь жить в Европе? Да. И я хочу. Всё, похлопали. Но мы же хотели жить в Европе, которая к нам пришла. Они хотят, чтобы молодёжь уехала сюда, а мы гибли здесь, и Европа была у них. Вы знаете, какой последний меморандум с МВФ они подписали? Я вам расскажу. Ещё два повышения цены на газ в ближайшие: в мае и январе. И продажа земли. Самое главное – что сейчас под шумок, никто не говорит, продажа земли. А вот тут я вам сказал и чуть-чуть усилю вопрос. Я вообще не майданный политик. Я считаю, что всё надо демократическим путём решать. Кроме одного случая. Если будет вынесен вопрос о продаже земли в Украине сегодня, я всех сторонников нашей партии буду выводить на улицы. Объясню вам почему. Вы прекрасно знаете, что эта коррупционная банда скупит всю землю в Украине вместе с иностранными товарищами, и украинцам некуда ступить уже будет. Это невозможно делать. Поэтому стоять насмерть на этом рубеже. Это наш Сталинград. Спасибо.

 

Лідія

Здравствуйте. Лидия: Киев. Скажите: какие шаги надо сделать, чтобы укрепилась гривна? И возможен ли доллар по 8 в наших реалиях?

19:42:50

Вадим Рабінович

Спасибо. Давайте вернёмся чуть-чуть к истории вопроса. Вначале поставили над нашей экономической системой госпожу Гонтареву, которая в течение короткого промежутка времени просто убила гривну. Мы передали во все правоохранительные органы нашей страны плёнки с записью, где она просто разговаривала, как убивать, как переводить в русские банки деньги... Скажите мне, пожалуйста: что-нибудь произошло? Нет. Гонтарева уехала победно за границу, когда закончила свою работу. И они добились того, что им было надо. Потому что страна, которая ничего не производит, в которой убивают экономику... На чём они зарабатывают? Они на вас зарабатывают. У них ничего нет. Они сделали вам такую гривну, которая может как-то по печатному станку их обслужить немножко. Им не надо ничего строить. Вот они сделали гривну по 30. Мало того, поверьте мне, после выборов это будет ещё хуже. Что надо делать для этого? Гривна не становится больше или меньше от нашего с вами пения гимнов. Да? Надо понять, что наполняет стоимость гривны. У нас сегодня 11.5 миллиарда: основные доходы нашей страны, как я говорил, – от гастарбайтеров. У нас минусовый торговый баланс. Давайте уберём умные слова и перейдём к семье. Вот наша семья, там, состоит из трёх человек: я, жена и ребёнок. Раньше я зарабатывал, условно, 200 долларов, жена – 100, итого у нас было 300. Сейчас я зарабатываю 50, жена – 25, у нас 75. Как гривну сделать? Да никак. Если ничем не наполняете, если правительство вообще не имеет даже планов, что делать завтра, как оно вернёт гривну? Когда я задаю им простой вопрос: "Скажите: какие приоритеты будут..." Я всегда говорю: можно потерпеть какой-то год, каких-то два... Семья терпит. Для чего-то. Например, сложили деньги – ребёнка обучают, чтобы он выучился. Что-нибудь делайте. А если мы просто терпим банду этих прожравшихся бюрократов, наши деньги просто уходят, чтобы их содержать ещё год, ещё два без перспективы, без вариантов развития. Для чего? Для того, чтобы гривна встала на нормальное русло. А "нормальное" – я вам скажу. Я общаюсь, наверное, больше, чем они, с реальным бизнесом в мире. Сегодняшняя цена гривны – это примерно 18. Но она должна быть около 14-ти. Меньше сегодня уже невозможно по потерянным... 14 обязаны делать гривну. Но для этого надо убрать гривну от политики. Я вам задам простой вопрос. Послушайте. Просто по-людски. Побеждает какая-то партия на выборах. Хорошо, победила. Она формирует экономические институты, потом она же формирует проверяющие структуры, она же формирует бюджет, банки и всё. Но они должны быть кристально честные люди, чтобы, оставшись один-на-один с нашими деньгами, их не воровать. Вы правда верите, что эти рожи кристально честные? Вряд ли. Тогда что произошло? Убрали фининспекцию: единственную организацию, которая контролировала расходы. Что получилось? Теперь они сами всё делают. Что я предлагаю и что мы внесли в свои предвыборные вопросы? Я предлагаю очень простую вещь. Для лечения нашей страны, для победы над коррупцией не надо денег – ничего не надо. Надо, чтобы победившая партия формировала экономические институты, а проигравшая – силовые структуры. Всё. То есть переводим на русский язык. Предположим – не дай Бог, конечно, – побеждает кто-то из этих... Кто-то из них побеждает. Тогда мы формируем силовые структуры. Я лично буду генеральным прокурором. Смотрите. Это не просто правильно. Это единственно возможно. Потому что такого не может быть. Второе: объясните мне, пожалуйста, почему Кабинет Министров должен зависеть... Например, победила партия – я тебе даю 5 министерских портфелей, я на втором месте – мне 3. Можно мне задать вам простой людской вопрос: когда партия отправляет туда трёх министров, она для чего их туда отправляет? У них квота – 3 министра. Для чего? Чтобы он развивал своё министерство или наполнял партийную кассу? Конечно, воровать в кассу. Мы же это всё понимаем. Поэтому надо абсолютно разделить это всё, как во всех нормальных странах. Надо понять, что мы строим. Например, президентское правление у нас. У нас, по идее, парламентско-президентская республика. Вы верите в это? Выступает президент и говорит: "Мы подняли экономику". Да ты никакого отношения вообще к экономике, по Конституции, не имеешь. Просто никакого! Поймите: это какой-то переворот в сознании людей. Вечная война парламента с президентом, вечная война премьер-министра с президентом. Мы ж это всё видели. Так давайте примем нормальную Конституцию, в которой определим: у нас должна быть или сильная президентская власть... Но тогда нам не нужен этот парламент, который непонятно... 450 этих... 449. Я хороший. И можно сделать парламентскую республику. Как ответить на этот вопрос? Очень просто. Давайте посмотрим на свою историю. Скажите, пожалуйста: кто из президентов нашей страны с почётом и гордостью ушёл со своей должности? Назовите. Тишина. А если этот эксперимент не удался, и каждому из них мы знаем цену, так давайте закончим и сделаем парламентскую республику нормальную, которая должна быть в стране. Уберём пост президента. Парламент должен заниматься политическими вопросами, а Кабмин формироваться не на основе победивших политиков, а на основе технократов, которые будут выделены народу. Ну что за проблема такая? Где это такое было? Знаете, у меня в последние недели столько злости на них... Когда я вижу зарплаты Коболева, когда я вижу заявления о том, что мы обречены на дальнейшее повышение цен, просто на моих глазах убивают страну. Люди, мы не должны этого терпеть. Это невозможно. Я вам просто говорю. Надо думать о своих детях, о будущем. Вы не можете им такую страну оставить с этой властью. Пожалуйста.

 

Андрій

Андрей: Кривой Рог. Я считаю, Крым – это Украина. Мои родственники из России считают его своим. Чей он? И когда его нам вернут? Спасибо.

19:49:29

Вадим Рабінович

Спасибо. Вы знаете, я считаю, что любой украинский политик, который говорит, что Крым – это не Украина, – он предатель Украины. Но у меня к вам вопрос. Я читаю несколько дней назад выступления – а до этого ещё были – крупнейших украинских писателей, которые говорят: "Давайте отдадим этот Донбасс, Луганск. Это не наши люди. Не нужно". Скажите, пожалуйста: вы что, эту земли собирали, что вы её разрезаете и отдаёте? Какое право вы имеете говорить о том, чтобы отрезать кусок Украины и отдать, потому что вам не нравится, как там люди голосуют? Пошли дальше. И они за это будут отвечать. Вот увидите.

 

Сергій

Сергей: город Киев. Было у нас 44 кандидата в президенты. Чем ближе выборы, тем кандидатов становится меньше. Кто-то уходит с гонки сам, кого-то просит уйти народ, кто-то с кем-то объединяется. С кем объединитесь вы на этих выборах, хотя вы не будете идти как кандидат?

 

Вадим Рабінович

Я понял ваш вопрос. Вы знаете, я из 44-х кандидатов в президенты знаю человек 30. Реально людей, которые могут претендовать на этот пост, человек 5-6. Всех остальных выставляют обычно Банковая, ещё кто-то, есть техничные. А есть такие, которые просто... Я не хочу называть фамилии, но у них рейтинг примерно 0.06. Он говорит: "Я точно во втором туре". Такое тоже бывает. Но это мелочи жизни. Вы знаете, я думаю, что на этих выборах лично мне удался самый, думаю, мужественный поступок в моей жизни. Я 4 года потратил на свой политический рейтинг. Я абсолютно честно работал. Если вы откроете мои голосования в Верховной Раде, если я хоть раз проголосовал в угоду, там, чему угодно... Ни за бюджеты Яценюка, ни за бюджеты Гройсмана, ни за один закон, который они подавали по реформам, по медицине, никогда в жизни не голосовал. Критиковал и подавал свой. Значит, я делал правильно свою работу. Так вот, вы знаете, произошла очень интересная вещь. Каждый начал любить себя, и произошло так, что сегодня 44 кандидата. Я говорю: "Ребята, для того, чтобы свергнуть эту власть, нужно объединяться". Я обращался... По нам нанесли два удара серьёзных, когда поняли, что мы объединились. Объединились мы очень сложно. Мы с Бойко очень сложно объединились. Я вам скажу. Во-первых, как вам мягче сказать... Я не очень люблю, может, тех людей, с которыми объединялся. Не очень. Я не говорю о своих войнах с ними. Просто не очень. Я не считаю их идеальными совсем. И я считаю, что можно было намного лучше найти партнёров и союзников. Но вот в этой ситуации: когда надо было, чтобы голос тех, кто против этой власти, был услышан, – надо свои амбиции выдвигать и надо выдвигать вперёд что-то. И люди увидели это. Я имел президентский рейтинг абсолютно реальный, соотносимый с ними со всеми. Мало того, скажу вам по секрету: те технологи-политологи, которые с нами, насмерть стояли, чтобы я не снимался, потому что они считали, что на фоне этого кошмара лично у меня есть огромные шансы те или другие. И я вам скажу, я тоже думал. Раз ты этим занимаешься, ты должен стараться что-то сделать. Но в какой-то момент я понял, что если никто совсем шаг назад не делает, то и будет 44 гетьмана. И поэтому я считаю, что, сняв свою кандидатуру, я снял проклятье "каневской четвёрки" с нашей страны. И то, что подвигло меня, я не скрывал. И могу повторить это просто. Религия отделена от государства в нашей стране, но, как вы видите, оказалось немножко не так. И когда встали вопросы разделения церкви и всего, президент должен быть арбитром и в этом вопросе. Я: человек, исповедующий иудаизм, – не имею морального права становиться арбитром в церковных вопросах православия. Поэтому я считаю, это тоже был повод сняться с президентских выборов.

 

Юлія

Добрый день. Юлия. Подскажите, пожалуйста: а как так получается, что в военное время страны глава "Нафтогаза" Коболев имеет зарплату намного больше, чем зарплата президента США Дональда Трампа? Спасибо.

19:54:12

Вадим Рабінович

Понимаете, что-то произошло с нашими головами, что мы смотрим на какие-то вещи, которые вообще никто терпеть не может. Мы как-то раздавлены всем происшедшим. На нас надавился "майдан" первый, который был какой-то более духовный, казалось, что вот оно к нам пришло... Ющенко с бригадой похоронил его замечательно. Потом пришёл Янукович, потом эти, потом война... И всё это вместе – люди как-то разуверились. И вот на базе этого разуверения с нами начали просто творить такое, что другая страна просто бы не выдержала. Я вам скажу, что очень многие мои коллеги мечтают о реваншах – что-нибудь такое. А я считаю, что в стране реванша больше не нужно. Мы не выдержим больше войны с очередными попередниками. Да я и так знаю, что они воры. И что? Следующая власть придёт и будет рассказывать четыре года, что "эти опять всё украли". Зачем нам это? Нам надо подвести итог. Я за то, чтобы мы перевернули страницу. Я за то, чтобы мы начали строить Украину. Я пока не могу победить своих соратников по партии ещё, но я хочу сделать так, чтобы в нашу партию вступил целый ряд ключевых людей, которых я не люблю. Из другого лагеря. Знаете почему? Потому что, люди, смотрите. Мы же ездили с вами недавно все с Харькова во Львов, со Львова, там... Ничего же не было. Мы спокойно разговаривали на любом – и ничего не произошло. Для того, чтобы шить страну, нам, к сожалению, надо переступить через себя. Нам надо действительно садиться с ними разговаривать. И у меня великолепные личные отношения со всеми абсолютно политическими нашей страны. Кроме вот этих. Я великолепно разговариваю с Ярошем и Медведчуком, я великолепно разговариваю с Кивой и этими... Короче, я со всеми нормально и уважительно разговариваю. Почему? Потому что когда ты живёшь в одной семье, ну дети разные, но мы все дети одной страны. Какая разница? Давайте уже вместе посидим, разберёмся. Люди, ну посмотрите: как такое может быть? Вся история нашей страны – это одни и те же четыре морды лица. Вся история нашей страны и нашей надежды на будущее опять с этими четырьмя мордами лица связана. Ну посмотрите, сколько людей в стране. Давайте найдём врача другого хотя бы, который даст другой рецепт нашего лечения. А вдруг он вылечит? А нам что говорят? "Вам это не нужно. Всё это ещё хуже. Никому не верьте". Поэтому я ещё раз говорю... Я имею право так говорить и буду это вам сейчас говорить. Если я за 4 года, впервые находясь – пусть и в оппозиции, но во властной структуре, ни разу не проголосовал против того, что говорил избирателям, если я за 4 года, кроме 12-ти уголовных дел, которые нулём закончились... Я уже чего только про себя ни читал... Ноль, поверьте мне. Если всего этого не было, если я сегодня стою перед вами и мои передачи закрывают, так, может быть, я действительно знаю какие-то рецепты лечения, которые страшны для этой власти? А я вам гарантирую, что я шёл в политику только для одного: я хочу, чтобы моя страна была великой. Я считаю, что я лучше их знаю сегодня, как не воровать, а строить страну. Давайте попробуем. Извините, что я перед праздниками портил вам настроение. Я ещё раз хочу низко поклониться нашим женщинам. Спасибо вам за всё. Спасибо вам вообще, что вы терпите их и ещё не съели. Ребята, пойдём на выборы – и побеждаем! Спасибо.

 

Диктор

Дякуємо вам, пане Вадиме. До зустрічі.