Почва для споров: зачем Украине мораторий на продажу земли

Размещено: 08.12.2017
Почва для споров: зачем Украине мораторий на продажу земли

Верховная Рада на год продлила мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Запуск рынка снова откладывается, и если у правительства в ВР есть желание его все же запустить, то впереди год для принятия соответствующего законопроекта.

Что мешало принять его начиная с 2002 года, когда впервые был введен мораторий - вопрос без ответа. Ведь профильных законопроектов накопилось достаточно. Но совершать непопулярные шаги в парламенте не хотят, несмотря на то что в спину дышат зарубежные кредиторы, ведь прозрачный рынок земли - один из пунктов меморандума МВФ.

Виктор Суслов, экс-министр экономики:

- Я хочу напомнить, что по программе сотрудничества Украины с МВФ, закон об обороте земель сельхозназначения должен был быть принят еще в декабре прошлого года. С начала 2017 г. ожидалось, что в Украине начнет формироваться рынок земли. МВФ достаточно долго настаивал, но потом его убедили. Я знаю, что представители правительства заявляли МВФ буквально следующее: мораторий действует до 1 января 2018 года, мы закон специально принимать не будем, но с начала января мораторий закончится, и можно будет запускать рынок земли. Под это был получен один транш в этом году, хотя важный индикатор не был выполнен.

Мой прогноз - если этот закон будет подписан президентом, реакция МВФ будет крайне негативной, очень вероятно, что дальнейшее сотрудничество будет сорвано и Украина не получит кредитов. Поэтому я предполагаю, что президент наложит вето и, скорее всего, продления моратория не будет.

Но это ситуация конкретная, а есть абстрактный вопрос: нужно ли вообще продавать землю? Если уже говорить об этом, то возникает вопрос: нужно ли продавать в этих кризисных условиях? Большинство собственников паев находятся в крайне тяжелом материальном положении, они эти паи, скорее всего, будут продавать за бесценок, в стране идет разгул коррупции. Остатки государственных земель, очевидно, будут разбазарены по коррупционным схемам. Когда в стране действует власть олигархата, безусловно, земли будут растащены представителями олигархата и криминально-коррупционных группировок. В результате может сложиться такая структура отношений на селе, которую исправить потом будет чрезвычайно сложно.

Если уже говорить по ситуации, то тех, кто отстаивает продление моратория и пытается каким-то образом достичь классового мира в стране, можно понять. Я понимаю и, можно сказать, даже поддерживаю тех, кто хотел продления моратория. Но я понимаю, что, скорее всего, моратория реально не будет. Должно быть вето, которое Верховная Рада не сможет преодолеть. После этого в какой-то форме будет запущен рынок земли.

Печально, что Верховная Рада не готова принимать четкое законодательство, связанное с оборотом сельхозземель. Значит, скорее всего, все эти вопросы будут регулировать не законодательными актами, а какими-то другими. Тогда объем злоупотреблений может быть еще выше. Я прекрасно понимаю, что массированное начало операции по купле-продаже земли будет связано с огромным количеством конфликтов в стране. Это будет мощнейший фактор общественной дестабилизации. У президента при принятии решения о том, накладывать или не накладывать вето, будет сложная ситуация.

Олег Устенко, исполнительный директор Фонда Блейзера:

- Сначала Украина говорит о том, что необходимо ввести рынок земли, сама готовит эту часть в письме МВФ. А еще в середине текущего года, когда это нужно было голосовать, делает заявление: прямо сейчас мы проголосовать не сможем, потому что только около 60% земли находится в кадастре.

С той стороны "баррикад" получают такого рода заявления руководства страны. Выходит, что предыдущие заявления были неправильными? Украина обещает то, что не может сделать? Или не хочет сделать? Если бы Украина изначально сказала, что не введет рынок земли, это было бы более понятно и логично.

Когда рассматривались приватизация и введение рынка земли, считалось, что глобальный компромисс будет достигнут следующим образом: сначала будет введен рынок для государственной земли, а потом для остальной. Период перехода может занимать от одного до пяти лет. Можно было как-то указать, что мы движемся по этому пути, и в течение 1-5 лет нарабатывать базу для эффективного ведения рынка. Но украинское руководство, украинские парламентарии избрали другой путь: мы не движемся никак в течение ближайшего года.

Для меня очевидно, что это усложнит отношения со всеми международными институциями. Реакция, уверяю, последует незамедлительно.

Страна входит в пик политического цикла. Наряду с языком, отношением к войне, вопросами приватизации, появляется новый водораздел, который будет активно эксплуатироваться политиками: что происходит с землей, будет или не будет введен рынок земли. И выборы скоро, и государственная земля - это источник серьезной коррупции. В стране, которая находится на 131-м месте по уровню коррупции из 176 стран, могут происходить различные чудеса.

Мне кажется, что колоссальные перспективы украинского сельского хозяйства останутся просто разговорами. Это очередной миф, который постоянно подогревается. Хороша ложка к обеду - пока был интерес к подобного рода активам, они, может быть, что-то и стоили. Но не по мере продвижения вперед, развития технологий, роста урожайности.

Борис Кушнирук, экономический эксперт:

- К сожалению, президент подпишет мораторий. К сожалению, он не поставит на паузу отношения с МВФ.

МВФ снял этот вопрос с первоочередных. Фактически, он дал карт-бланш на подобные действия. Хорошо ли это? Нет, для страны это негатив. Это отображает, что мы сохраняем влияние аграрного олигархата и демагогии вокруг этого. Главными проигравшими будут сами селяне, которые не имеют права распоряжаться своей землей. Это делает невозможным развитие фермерских хозяйств. Как ты можешь вкладывать в чужую землю? Ее будут использовать, и хорошо, если не будут сокращать плодородность. Хотя то, что мы видим по всей стране, - это как раз снижение плодородности земли. Потому что земля чужая.

Законопроект есть. Он не предусматривает ничего чрезмерного. Причем законопроект, который предлагала еще Юлия Тимошенко в качестве премьер-министра, был куда либеральнее, там фактически все без ограничений могли покупать землю. Технические ограничения законопроекта, который предлагается сейчас, намного более существенные и больше защищают от скупки земли.


Нормы, которые регулируют отношения, записаны в Земельном кодексе. Аргумент, что у нас якобы не все земли в кадастре - смешной, он не соответствует действительности. Большая часть внесена. В США рынок земли существует веками, а земельного кадастра нет в принципе. Во многих странах все только на бумаге, никакого отображения в электронных реестрах не было.


Все разговоры о том, что у нас чего-то нет, - это в пользу бедных. В своей основе они имеют сохранение существующих отношений, где главными выгодоприобретателями являются наши аграрные олигархи, которые могут брать в аренду по дешевке сотни тысяч гектаров. Цена вопроса - несколько сотен тысяч долларов. За такие деньги можно и поплакаться, и рассказать, как всю землю разворуют.

Анна Гончаренко