"Мы хотим и будем жить в успешной стране": интервью Виктора Медведчука телеканалу NEWSONE

Размещено: 15.06.2019
"Мы хотим и будем жить в успешной стране": интервью Виктора Медведчука телеканалу NEWSONE Виктор Медведчук. Фото: platform.org.ua

Диана Панченко: Сьогодні у нас спеціальний ефір, і спеціальний гість.

Василий Голованов: Голова політради "Опозиційної платформи - За життя" Віктор Медведчук

Диана Панченко: Зустрічаємо…

Виктор Медведчук: Добрый вечер, ведущие! Добрый вечер, студия! Добрый вечер, телезрители!

Василий Голованов: Віктор Володимирович, добрий вечір! Дякую, що завітали до нас сьогодні. Про вибори ми будемо говорити. І про з’їзди, які передують цим виборам. Безумовно, ми бачили наживо з'їзд “Опозиційної платформи - За життя”. Чим запам'ятався він вам? Тому що ви були безпосереднім учасником. Ми спостерігали за цим в ефірі. Який післясмак у вас після цього з'їзду? І з яким настроєм починали і закінчували?

Виктор Медведчук: Во-первых, было жарко. В том числе и на съезде. В отличие от вашей студии. Это уже приятный факт. Во-вторых, когда я говорю о том, что было жарко, я имею в виду то, что прозвучали главные идеи, которые являются программными для нашей партии. И стратегическими целями для нашей партии не только на выборах, но и в дальнейшей деятельности и реализации этих программных положений. Что главное на мой взгляд? Главное – это не утверждение списка, главное не определение первой десятки, главное не участие в выборах, так как это естественно для любой политической силы, которая продолжает свою борьбу и борется за власть. Главное было то, что мы не просто объявили этот съезд объединительным. Мы провозгласили ту идею, которая на наш взгляд должна быть использована как идея объединения, идея объединения общества, идея объединения политических сил ради тех интересов, которые могут сделать нашу страну успешной. И мы провозгласили формулу. Эта формула говорит, что учитывая те процессы, которые идут в нашем обществе, учитывая то, что нам необходимо изменить себя и изменить страну, мы должны иметь позицию по поводу тех вопросов, где больше всего разногласий. Это вопросы веры, это вопросы языка, это вопросы истории. Надо найти то общее, которое разместить в знаменателе с целью поиска общего знаменателя для того, чтобы объединить людей и вынести за скобки или разместить в числителе вот те вопросы, которые нас, к сожалению, разъединяют. А если быть точным - вопросы, по поводу которых у нас нет общего мнения, а есть противоречивое восприятие. И эта формула в числителе - то, о чем я сказал, - вера, язык, история, а в знаменателе - это уровень жизни людей. Что может быть важнее? Это уровень благосостояния. И это совместное управление страной. Вот это главная формула объединения, которая прозвучала на съезде, которая утверждена на съезде, которая сегодня является частью нашей программы, и самое главное - стратегической деятельностью нашей партии по ее реализации.

Василий Голованов: Про віру, мову і історію ми обов'язково поговоримо трохи згодом. А я хочу поставити запитання, яке обговорювалось, і в новинних стрічках про це багато було, і в соціальних мережах про об'єднання або возз'єднання “Опозиційного блоку” в тому форматі 2014 року з другою частиною, як її ще називають - “ахметівською частиною” - але, як ми бачимо, представників тієї сторони на з'їзді не було. Чому не сталося об'єднання?

Диана Панченко: Ви 11 червня на телеканалі “112” заявили, що об’єднання не відбулось, тому що, цитую: “Їх ініціативи не співпадають з нашою ідеологією”. Вікторе Володимировичу, що саме ви мали на увазі. Хочеться конкретніше. І все ж таки, наскільки людський фактор зіграв тут роль окрім суперечностей у поглядах на будівництво державної політики.

Виктор Медведчук: Да, действительно, подобные процессы переговорные между, как вы выразились, той частью “Оппоблока”, которая не вошла в ту коалицию и именуемую сегодня “Оппозиционная платформа - За жизнь”, были. И эти переговоры начинались и шли в течение нескольких месяцев до президентских выборов. И там задача была наша - выставить на президентских выборах единого кандидата. Кандидата, который бы представлял Юго-Восток. Кандидата, который бы представлял русскоязычное население. Кандидата, который бы возглавил движение по борьбе с тарифным геноцидом, с криминальным беспределом, свержением власти, которая, на наш взгляд, причинила очень много вреда экономике, социальной сфере и многому другому. Мы не смогли договориться. Не смогли договориться, потому что во главе угла этих людей, о которых вы сейчас говорите и спрашиваете меня, были бизнес-интересы. Говоря о конкретике, эти люди хотели выдвинуть кандидата, который не разделял нашей позиции. Более того, все это еще и делалось не во главе угла с позицией и задачей для того, чтобы достичь успеха, потому что, если вы вспомните мнения экспертов, мнение политологов того времени, они все были уверены, что если будет единый кандидат от Юго-Востока, этот кандидат имеет все шансы попасть во второй тур выборов. Это правда. Это реальность. Эти люди, которые вели с нами переговоры, они делали все для того, чтобы не случилось: первое - договоренностей, второе - единого кандидата. Потому что у них были другие задачи. Сегодня я могу об этих задачах говорить прямо. Потому что тот, кто ставил эти задачи, его фамилия - господин Порошенко. Зовут его Петр Алексеевич. Это  бывший Президент Украины, который лично мне в беседах говорил: “Я не допущу того, что делаешь ты. Ты пытаешься объединить и представить, выдвинуть единого кандидата от Юго-Востока. Мне это невыгодно". И объяснял, почему. И его логика - она воспринималась теми, кто хотел помочь ему, а не помочь жителям того же Юго-Востока или русскоязычному населению. В чем она заключалась? Если будет два представителя, то тогда уменьшаются шансы, чтобы этот один попал во второй тур. А если он бы попал во второй тур, то оставалось одно место - и на конкурентном электоральном поле, где выступал господин Порошенко, где выступала Тимошенко, где был Гриценко, где был представитель “Слуги народа” - сегодня господин Зеленский. Это поле в основном, в основном, хотя, в отношении последнего -- в части, было тем полем и там могла получиться такая ситуация, при которой один был от этого электорального поля. И они выполнили эту просьбу - это бизнес-крыло. Они не пошли с нами на объединение, сказали: “Ну давайте так, пройдем президентские выборы, а в преддверии парламентских поговорим”. И вот когда они проявили инициативу, я подчеркиваю, они в преддверии начала парламентской избирательной кампании, особенно после того, как были назначены досрочные выборы, когда они проявили себя и делали предложения, то мы объяснили о том, что наша идеология - это идеология мира. А у них ситуация по поводу мира следующая: они считают - и об этом говорил их кандидат - господин Вилкул о том, что мир - это американцы, вдумайтесь, должны договориться с Россией. Не Киев официальный должен договориться с Донецком и Луганском, а американцы. А договориться - это как? Вынудить, заставить через санкции или что-то еще? То есть у них была позиция, которая не приближала мир и прекращение боевых действий. И, кстати, вспоминая президентскую кампанию, вы помните, что господин Вилкул набрал 4%, а наш представитель, который был выдвинут в результате объединительного процесса, когда партия “За Жизнь” объединилась с частью “Оппозиционного блока”, от которой представлял интересы Бойко. И мы выдвинули Бойко - он набрал 12%, все были правы. Я имею в виду, политологи-эксперты, которые говорили, что кандидат от Юго-Востока, а даже простое арифметическое сложение об этом говорит, был бы во втором туре. Не Порошенко, а Бойко. Наверное, он бы проиграл Зеленскому. Наверное. Но представитель вот этого объединения был бы во втором туре. И это месседж для людей, это поддержка того, что хотят люди реально видеть в своей жизни, и это то, что высказывалось и диктовалось условиями необходимости. Но это не произошло. И когда были все эти переговоры, то переговоры были еще и с тем, что, а давайте возьмем партию мэров “Доверяй делам”. За партией мэра стоит человек, фамилия которого - господин Коломойский. И у которого свои взгляды еще более дальше, чем у этой части “Оппозиционного блока” от интересов Юго-Востока. А главное даже - не интересы Юго-Востока. Не интересы. Мир. И установление мира. Прекращение сегодня изменения кардинального, радикального экономического курса страны. И это все делалось, как технологический проект. Вот эти люди объединились, вы знаете, и пошли общим списком. Там есть мэры, там есть часть “Оппозиционного блока” и скажите, пожалуйста, а что собой представляет этот проект? Я желаю им удачи. Но какая может быть эта удача? Попробую объяснить. Меры идут в списки и первой пятерки. Они что хотят избраться депутатами и пойти в Верховную Раду? Нет. Они действительно хотят избраться и уйти оттуда. Они об этом публично заявляют. И говорят: "нет-нет, мы идем в списки, мы хотим, наша партия, с их участием - попасть в парламент". Причем это уважаемые люди. И Труханов, и господин Кернес, их уважают их горожане, их избрали. У них есть авторитет поддержки, но вопрос в другом. Мы же говорим о выборах в парламент. Почему же эти люди идут в списки? И после выборов, как бы они не закончились, они не собираются идти в Парламент. Они собираются оставаться мэрами этих городов. Это что? Это чистый технологический проект. Это циничный обман наших избирателей. Вы что берете под свое крыло кого-то, в данном случае часть "Оппозиционного блока" для того, чтобы пройти в парламент и уйти со списков? Так люди же будут голосовать: и за них, и за вас. Как же вы тогда будете смотреть этим людям в глаза? Потому что в основе лежит обман, обман избирателей. И по поводу того, что они окажут доверие, исходя Кернес, авторитетный человек. Труханов авторитетный, мы за него проголосуем. А в результате они останутся мэрами, а в парламент не пойдут. При вот таком технологическом подходе мы, естественно, не могли договорится, потому что идеологические принципы разные, технологические проекты, которые они предлагали нам, не подходит, и поэтому мы решили, что мы шли объединенными силами. И когда объединили возле двух рейтинговых кандидатов: Бойко, Рабиновича на президентских, мы продолжаем идти такой же колонной и на парламентских выборах.

Диана Панченко: І ще про вибори, якщо дозволите. Скільки народних депутатів "Опозиційна платформа - За життя" поведе по "мажоритарці"? Чи будуть сюрпризи, і може ви зможете зараз назвати кілька бодай прізвищ?

Виктор Медведчук: Я вам хочу сказать, что съезд состоялся 6 июня, мы сегодня, кстати, сдаем документы в Центральную избирательную комиссию решением съезда по мажоритарным округам. Я напоминаю: у нас их в стране 199, мы выдвинули 162 кандидата. Это люди, которые являются авторитетными в регионах. Это люди - первое, все члены нашей партии. Это люди, которые признают программы нашей партии. Я хотел бы отметить, она очень конкретная в отличие от многих других, потому что, изучая, анализируя и сравнивая с другими программами, мы видим о том, что, если речь, допустим, идет о ситуации по миру, мы предлагаем конкретный план мероприятий, связанные с тем: и предоставления автономного статуса, и через сознания людей сделать так, чтобы они поверили в свое будущее в Украине. И через амнистию, выборы, формирование системы управления на этих сегодня неконтролируемых территориях, мы предоставляем то, что называется наше предложение - вернуть этих людей. А значит вернуть территории. Более того это ведь не просто план, концепция, утвержденная съездом, просто предложение. Мы ведь перешли от слов к делу и сделали это давно. Мы обсудили эти вопросы с руководством непризнанных ДНР, ЛНР. Мы обсудили эти  вопросы с представителями России. И они все публично, и вы это хорошо знаете, потому что об этом неоднократно говорилось на вашем канале. Они признали, что это переговорная позиция, необходимо вести переговоры. И мирный план, который предложила наша партия, который построен и отвечает полностью "Минским соглашениям" может быть реализованным с целью: мир на Донбассе и прекращение боевых действий. Это уже дела, это уже конкретные дела. Если мы говорим по поводу тарифов, мы прямо предлагаем, мы говорим, что цена на газ, с учетом того, что мы знаем, как и мы уже предлагаем. Каким образом? Не на билбордах уменьшить их в 4, в 6, в 3 раза и т.д. Мы говорим и в программе это записано. Цена на газ для населения не может превышать стоимость 3,8 - 4 грн за куб. м., и мы обосновываем: эта скидка на газ при прямых поставках с Россией 25%. Это вопросы связанные с формированием цены, где мы вносим свой вклад и говоря о том, что это надо отменить, здесь надо отредактировать и, таким образом, цена на газ не превышает, обратите внимание. Мы вообще считаем, что она должна быть меньше. Но превышать 4 гривны, она не может. Это записано в программе. Не так, как это пишут в программах, в том числе и в партии "Слуга народа". А в общем, там вообще о тарифах речи не идет, вообще о тарифах речи не идет. И в многих других мы уменьшим тарифы, мы изменим экономическую ситуацию. И так по каждому разделу нашей программы, как, собственно говоря, и главной, в вопросах, с которого я начал, – это объединительный процесс, это объединение страны, формула, которая именуется: "Формула национального успеха", "Формула сшивания страны". Это основа нашей программы.

Диана Панченко: Вікторе Володимировичу, зараз хочеться запитати про “Формулу досягнення миру” і шляхи до цього миру. Ви знаєте, що у вівторок президент Зеленський відвідає Німеччину, а 21 травня відбулася телефонна розмова між канцлером Меркель, президентом Путіним та президентом Макроном. Може ви знаєте і чи можете розказати щось про деталі цієї розмови? Чи ви спілкувались про це з президентом Російської Федерації? І крім того сьогодні заступник міністра закордонних справ Росії Карасін повідомив журналістам, що вже в липні може відбутися зустріч "нормандської четвірки", яка не відбувалася, яка востаннє відбулася 19 жовтня 2016 року. Що може завадити цій зустрічі? І головне -- чого чекає "нормандська четвірка" від Зеленського?

Виктор Медведчук: Все предельно ясно и конкретно для того, чтобы состоялась встреча в рамках Нормандского формата глав четверки государств, которые входят в этот формат, необходимо, в первую очередь, позиция Украины по отношению к Минским соглашениям. Первое. Второе. Об этом неоднократно говорилось и официально. Это не только из частных разговоров. Это официально говорилось и в заявлениях МИДа Российской Федерации, и в заявлениях пресс-службы Кремля. Второе: необходимо выполнить, то, что было принято решения. Обратите внимание. В октябре 2016 года на последней, подчеркиваю – последней, очной  встрече глав государств Нормандской четверки. После этого они не встречались вчетвером, то есть при очной встрече. А именно: необходимо отвести вооружение в районах - Станица Луганская, Золотое и Покровское. Тогда это было принято решение. И тогда вместе с реализацией плана Штайнмайера ничего не было сделано. И как считают сегодня, в том числе и в России, по вине украинской стороны, так как не было политической воли. Поэтому, когда говорят о новой встрече Нормандской четверки, то первое, что надо сделать и чего ждут, -- это высказаться по поводу Минских соглашений. А что мы слышим сегодня? А сегодня мы слышим от господина Зеленского: "Особый статус Донбассу". Я сейчас говорю об основных кардинальных вопросах, изложенных в Минских соглашениях. Это фундамент Минских соглашений. "Особый статус - я не поддерживаю, Закон об амнистии не подпишу, переговоры с Россией проводить не будем, только в рамках Нормандской четверки". И при этом социология в нашей стране, которая проводилась, буквально, и опубликована 7-10 дней тому назад говорит: 75% ради мира считает, что Зеленский должен вступить в прямые переговоры с президентом и руководством Российской Федерации. 55% считают, что он должен вступить, обратите внимание, в прямые переговоры с лидерами непризнанных ДНР и ЛНР. То, что мы призываем, и что указано в нашем плане - прямые переговоры. Киев - Донецк - Луганск - Москва. Поэтому, когда мы возвращаемся к Нормандской четверке, я хочу еще раз подчеркнуть, что она может состоятся и, наверное, уже могла бы состоятся не только при Зеленском, но еще при Порошенко. Но для этого нужна единственная политическая воля Киева, приверженность реализации Минским соглашениям и выполнение того, что уже было решено в рамках Нормандской четверки.

Василий Голованов: Я б хотів повернутися до теми виборів, але якщо ми заговорили про надважливу тему миру, я не можу поставити запитання про вашу подальшу участь у "мінському процесі" і про вашу подальшу роботу у процесі визволення осіб, яких утримують.

Виктор Медведчук: Я не участвую, как представитель команды Зеленского. Я хочу акцентировать внимание, как представитель команды Зеленского, который сегодня находится при власти в переговорах по вопросам тем, которые вы сейчас перечислили в вашем вопросе. Но я участвую, как представитель партии, как человек, который занимается переговорным процессом с декабря, извините с мая 2014-го, а по вопросам освобождения людей, с декабря 2014 года в вопросе первое - дальнейшей ситуации, связанной с реализацией мирного плана по урегулированию ситуации на Донбассе. У власти бывшей и у власти сегодняшней нет плана, как установить мир и прекратить боевые действия. Я это утверждаю. Первое. Второе: я участвую в вопросах не обмена, а освобождения людей, как тех, которые находятся в местах лишения свободы, осуждены или арестованы на территории Российской Федерации, так и тех, которые находятся в Донецке и Луганске. Не могу говорить об обменах, так как для этого нужна позиция и помощь со стороны официального Киева. Но в вопросах освобождения эти переговоры продолжаются. И я почему-то уверен, что они безусловно, в той или иной части  могут иметь успешный результат.

Василий Голованов: Дякую! Повертаючись до питання виборів, ви сказали, що ось команда мерів, які йдуть на вибори, будуть лише обличчями, а в Верховну Раду не підуть. Ми ж це проходили вже. Пам'ятаємо 2014 рік, Садовий...

Виктор Медведчук: К сожалению, да. К сожалению, да. Дурят людей и продолжают дурить.

Василий Голованов: Але далі, що виходить? Ви кажете: “Я бажаю їм успіху”. Ну, з одного боку це благородно. А з іншого боку - виходить, якщо та частина не долає 5%-бар'єр, а остання соціологія показує, що не долає. Виходить, якщо ви знаєте, то ось ці бали, які не набрали, які набрали партії, які не долають 5%-бар'єр, - вони пропорційно розподіляються між іншими.

Виктор Медведчук: Те, которые прошли этот барьер и попали в Верховную Раду.

Василий Голованов: Тобто, наприклад, з п’яти людей, які проголосували за ту частину “Опоблоку”, і вони не пройшли. Голоси розподіляться, як там один голос відійде “Опозиційній платформі - За життя”. А інший голос відійде, наприклад, “Слуга народу”.

Виктор Медведчук: Всем поровну, пропорционально.

Василий Голованов: Да. Тобто виходить, що люди, які віддавали свої голоси за один вектор розвитку, в результаті, ну, так вийде, віддадуть його за інший.

Виктор Медведчук: Ну, во-первых, Василий, Вы правильно сказали. И в этом тоже, это уже было. Такова избирательная система. И я вам хочу сказать: ну, она объективная. Вы понимаете, в чем дело. Просто люди не все знают, но необходимо это учитывать. И когда я пожелал успеха. Я хочу сказать, что в принципе я как человек нормальный хочу, чтобы этот успех сопутствовал всем. Ведь это люди определяют, предоставляя свое доверие той или иной политической силе, кому надо представлять их интересы в парламенте. И поэтому любая политическая сила, которая пройдет этот барьер, она заслуживает на доверие. Ровно на тот уровень доверия, который оказался по итогам, как результат голосования на выборах и предоставления доверия той или иной политической силы. И то, что такое может произойти не только с "Оппозиционным блоком", но и с другими политическими силами - это тоже естественно. Но вопрос и заключается в том: "А как было на президентских? Разве не так?". Ну, отошло Вилкулу 4%. Они  от этого выиграли что-то? Ничего не выиграли. А если бы те 12%, которые получил Бойко, а к ним прибавились эти 4%. Причем вы еще не забывайте процесс синергии. Тут нельзя просто: 12+4=16. сколько набрал Порошенко - 16%. Он бы опередил бы? Нет. Мы же еще противостояли. Были различные фальсификационные документы в отношении нашей политической силы. Распространялись фейки. Было письмо поддельное от Рабиновича, который якобы призывал не голосовать за Бойко. И вся остальная грязь, и этот мусор. Это кто делал? Порошенко? Ну, ему было не до этого. Значит, это кто делал. Это так называемые коллеги по поводу того электорального поля, о которых мы говорим. И вот в этой всей ситуации это естественно. И это естественно сегодня тоже происходит. Просто люди, а в мудрость наших людей я верю, должны разобраться: где, кто и почему. И предоставить свои голоса. Но, к сожалению, может случится так, как вы говорите. И быстрее всего - что так где-то и будет. Ну, с этим надо мириться. В этом и есть суть демократии. Демократические выборы, демократические устройства, демократическая страна.

Диана Панченко: Крім того, дуже велика частина українців прагне нормалізації відносин з РФ. Якраз про це я хочу запитати -- про перспективи. Президент Володимир Путін у рамках форуму в Санкт-Петербурзі назвав Зеленського хорошим актором. Але, цитую: "додав, що для того, щоби бути президентом, потрібні інші якості. Це так би мовити публічна оцінка Путіним Зеленського". Що ви можете розповісти нам? Тому що дуже хочеться все ж таки ексклюзивної інформації. Може ви нею володієте? Ми впевнені, що володієте. Які непублічні оцінки Путіним Зеленського та наскільки зараз в Росії все ж таки сподіваються або вбачають імовірність нормалізації відносин.

Виктор Медведчук: Спасибо. Как Вы знаете, я присутствовал на этом пленарном заседании, где были высказаны эти. И я Вам хочу сказать, я не собираюсь переводить господина Путина. Он действительно так сказал. При этом он сказал с уважением к господину Зеленскому. И сказал: действительно, в той жизни он был талантливым и профессионально подготовленным. В этой жизни, которую он избрал сам, и ему помогли избрать украинский народ, он должен быть другим. Он должен приобретать опыт. Вот здесь идет часть, о которой вы не сказали, но с которой я не согласен. Я не согласен с высказыванием Путина. Он говорит, что этот человек, конечно, приобретет опыт. И это дело наживное. Поработает и научиться. Это я перевожу уже слова. И когда меня в этот же день спросили, в том числе и иностранные телевизионные компании: "Как вы к этому относитесь?", я говорю: "Я категорически против. Я гражданин Украины. Страна избрала Президента. Но когда Президентом приходит человек, который не имеет опыта профессионального в политической сфере, в вопросах государственного управления. Более того, его команда такая же. А мы это сейчас видим в большинстве своих случаев. То я как гражданин Украины не хочу вместе со страной и с людьми быть объектом эксперимента. Это объект будет касаться каждого из нас. Человек будет учиться, а мы будем ждать. И мы будем думать, когда он научится для того, чтобы  профессионально управлять страной". Здесь есть два выхода. Его избрали Президентом и это однозначный факт, который не подлежит оспариванию или сомнению. Но он должен набрать команду профессионалов, которые знают: что такое финансы, что такое банковская деятельность, что такое восстановление экономики, что такое налоговая сфера. Что собой представляют вопросы мира. Что собой представляет то, что может улучшить жизнь страны. Он же с этим пришел. Это же его стратегическая цель. И поэтому, если он сам не знает - что не самое страшное. Сам не умеет - что не самое страшное. Но может наладить управление людьми, которые в этом понимают. И которые в этом ему могут помочь. А если быть точным - помочь нашей стране, то это надо делать. Если этого не будет, то тогда мы все будем в очередном эксперименте. То был эксперимент антироссийской истерии и пещерной русофобии имени господина Порошенко. А здесь будет другой эксперимент - по обучению, преодолению и приобретения тех или иных навыков. И поэтому вот то, что вы спрашиваете в этой части, моя позиция очень четкая и конкретная. То, что вы говорите об эксклюзиве каком-то по поводу отношения, я хочу Вам сказать, что во всех разговорах последнего времени с господином Путиным, он с уважением относится к этому человеку. Как минимум потому, что за него проголосовало 73%. Более того, вы говорите о форуме в Санкт-Петербурге. А два дня тому назад господин Путин дал интервью телевизионной международной компании "Мир", где тоже говорил, и его позиция была очень пространной и конкретной. Он рассказывал по поводу того. И его утверждения. Я сторонник этого утверждения. Он сказал: мы обязательно восстановим отношения. Это будет в обязательном порядке. Отношения между Украиной и Россией. Он сказал о том, кто этому вредил долгое время. Но он при этом сказал, что два братских народа, причем он начал с фразы интересной: что не могут две части одного народа. Нет, говорит, не так. Это прямая речь. Два братских народа не могут жить в вражде. Я подписываюсь под этими словами. И полностью их поддерживаю.

Василий Голованов: Повертаючись до Санкт-Петербургу, до Форуму про те, яка реакція була в Києві трохи згодом. Але результат, з яким ви повернулися. Ми пам'ятаємо попередню зустріч з Дмитром Медвєдєвим і паном Міллером. Так само Ви зустрічались і цього разу з паном Міллером. Це голова “Газпрому”, нагадаю нашим глядачам. Знижка в 25%. І багато тлумачень було в Києві, що з якої цифри, з якої ціни ці 25%. Якщо можна ось зараз розтлумачте, щоб не було більше чуток…

Виктор Медведчук: Спасибо

Василий Голованов: …з приводу того, що ми і так Арбітраж виграли. В нас і так там менша цифра. Тож від чого віднімаємо 25%?

Виктор Медведчук: Отлично. Те люди, которые не хотят это слышать, начиная с тогдашнего Президента Порошенко, который после нашей первой встречи с Медведевым, Миллером, ну, чуть не свалился с трибуны в экстазе и конвульсиях в Черновцах, кажется, на следующий день. И рассказывал, куда они поехали, о чем говорить, о чем просить. Эти люди - компания под руководством так называемых Коболева, Витренко и других, которые больше, чем они вред вряд ли причинил кто-то, ну, если не считать самого Порошенко. Так вот они начали полемику по поводу того: “Вот Медведчук, они взяли какой-то текст - говорил о 240 долларах, а уже в Европе, уже 250 и 240. Какая скидка?” Да, Медведчук говорил о 240 долларах - приводил пример. Только нельзя вырывать из контекста. В декабре таможенная стоимость, по которой приобретался импортный газ, из Европы якобы, а вообще он из России, он заходил на территорию Украины, никуда не выходил. Его здесь брали, использовали, а по документам оформляли сделку с европейским оператором. Стоил 317 долларов. Так вот, если отнять 25 - то мы должны были покупать не по 317, а по 240. Дальше. Буквально сегодня утром н а одном из каналов я смотрю экспертов, ну, такого же умного, как Коболев и Витренко. Люди ограниченные, люди профессионально не подготовленные, люди, которые лишь бы брякнуть. Он говорит: так вот Медведчук - снова 240. Какие 240? Да сейчас уже 160-170. Объясняю: какая таможенная стоимость, что такое таможенная стоимость. Это газ по импорту оформляется, не заходит. Он зашел из России. Это единственный импорт. И больше не выходит. Когда документы оформляются формулой “Дюссельдорф-плюс”, преступной формулой в отношении украинских граждан, тогда есть такая таможенная стоимость, где оформляется вся таможенная процедура. Так вот в январе эта таможенная стоимость была 317 долларов, в феврале - 293 доллара, в марте - 265 долларов, в апреле - 234 доллара, по маю еще нет цены. Так вот, если бы в апреле мы брали бы российский газ, так как в марте мы договорились со скидкой 25 %, то стоило бы 234 минус 25%. Что это у нас? Это у нас 160 дол. А вы же заводите по 233. Более того, вы туда плюсуете формулу “Дюссельдорф-плюс”. То есть газ якобы пришел из Дюссельдорфа. Это не близкий свет - 1500 км. Транспортировка - 48 долларов туда же в эту цену. А это куда? Это туда, в карман бизнесу от власти, а людям на плечи. В виде жилищно-коммунальных тарифов и стоимости на газ. Вот с чем мы боремся и о чем договорились. Но ведь цинизм заключается в другом. После того, как мы съездили, я сейчас не говорю про Прокуратуру, СБУ, если спросите - расскажу. Это тоже очень приятно. Потому что в этом всем власть повторяет Порошенко. Что раньше дела возбуждали, что сейчас возбудили. Мы с эти как-то справимся. Так вот господин Герус - представитель Зеленского, Зеленского, повторяю, не путать с фамилией Порошенко, потому что скоро можем попутать, скоро можем попутать. Так вот представитель Зеленского в Кабмине заявил: "Так в чем вопрос, все очень просто. Ну, Бойко с Медведчуком договорились. Ну, и молодцы. У нас есть там около ста компаний, которые поставляют газ. Так вы тоже возьмите, создайте кампанию, привезите этот газ и торгуйте им здесь в Украине". Вы вдумайтесь в цинизм этого предложения. А в чем оно заключается? Первое - это значит власть Зеленского признает сегодня о том, что формула “Дюссельдорф-плюс” - это нормальная формула. Грабьте украинских граждан  дальше. Но он пошел дальше. “Дюссельдорф-плюс” и 25 процентов через тире - это новая формула грабежа украинских граждан. Я это утверждаю. И эту формулу, в чем цинизм, предложили нам - людям, которые хотят уменьшить цену на газ для наших граждан. Они говорят: “Вы привезите, 25% вам дали скидку - значит вы заработаете на этом больше - на 25%, чем все остальные. Будете конкурентоспособными. Вот, что предлагает господин Герус. Но ведь главное еще другое. Что происходит? Газ, который поступает из России, остается в Украине. Его используют. По документам подписывают, что его купили на бирже “Дюссельдорф-плюс” с учетом цены и транспортировки. Европейский оператор, который подписывает эти документы, и продает нашим представителям бизнеса, офшорам этих представителей бизнеса в Украину, он же должен на этом что-то заработать. Правильно или нет? Значит, закладывается эта маржа, есть заработок плюс. Дальше. Эти бизнес-партнеры власти Порошенко, которые продолжают действовать, они при реализации НАК “Нефтегазу” или предприятиям в Украине закладывают еще маржу. Они ж бесплатно не будут работать. Вот уже две маржи мы имеем. Россия наблюдает за этим цирком и говорит, Дмитрий Анатольевич Медведев, председатель правительства партии: "Ребята, а что вы делаете, зачем? У вас же есть контракт сегодня". Ведь многие не знают о том, что у нас есть контракт о прямых поставках газа. Это же втюхал большинству наших граждан Порошенко о том, что мы соскочили с российской газовой иглы. Как? Это же игла в его понимании работает, потому что газ только российский. И 10 млрд кубов, которые купили в прошлом году, 10,4, - это все пришло из России. И в этой ситуации россияне говорят: “Так не занимайтесь, вот, чуть не сказал, как это по-настоящему называется”. Забыл, что я в студии. Так вот не занимайтесь вот этим. А берите газ на 25% ниже, мы это готовы вам сделать. Потому что России это тоже выгодно. И не издевайтесь над своими гражданами в вопросах цены на тарифы и на газ. А ведь сегодня раскрылась еще одна. Я извиняюсь, что я пространно, но это очень важно. Сегодня опубликована, есть решение Конституционного суда, о признании НКРЭКУ, это знаменитая такая структура, Национальная комиссия по регулированию электроэнергетики коммунальных услуг, которая была незаконно создана в 2014 году президентом. Он вынудил парламент проголосовать. И в этом законе было указано, что он назначает членов этой комиссии.

Во-первых, этот орган сам по себе незаконный.

Во-вторых, назначение членов комиссии незаконно. Сегодня в этой части признали этот закон неконституционным. А дальше что? А дальше речь идет о расследовании преступных действий господина Порошенко и всех членов комиссии, а вы помните такая фамилия был - Вовк - председатель комиссии - бывший менеджер по продажам фирме “Рошен”, которые занимались тем, что накручивали вот эти тарифы. А тарифы эти - это вот как раз “Дюссельдорф-плюс”, касающиеся газа, в том числе и Кабинета Министров. Это “Роттердам-плюс” - еще одна биржа с такой же схемой, где определялась стоимость угля, заложенного в ценообразование для электроэнергий. И сегодня это все незаконно. А кто это сделал? Парламент. Кто предложил? Президент. Кто назначал? Президент. А каковы результаты этой деятельности? А я вам объясняю результаты. Цены на газ выросли с 2014-го по 2019-й на 1090 %, на 1090 %. Коммунальные платежи выросли в среднем на 740%. Стоимость тепла выросла на 1225%. Это кто делал?

Это делали те, кто создал эту комиссию, и кто создавал искусственно вот эти тарифы. Которые легли на наших людей, которые не могут их платить. 30% населения не платит. Задолженность составляет 63 млрд. и поэтому наша партия внесла законопроект о списании этих задолженностей. Вот политика нашей партии. Вот ситуация. В этой самой ощутимой сфере. И когда господин Герус говорит: “Та Зеленский пошутил насчет тарифов” - пошутил, он же не обещал. Правда, он не обещал снижения тарифов, это так люди хотели видеть или верить. И они за него проголосовали. Но в ожиданиях, что ж должен сделать президент, один из главных вопросов - это снижение тарифов. А как быть с этим? Это вопрос, который повис, не имеет ответа.

Диана Панченко: Ще про реакцію на ваш візит до РФ, і вже згаданий вами Герус крім того додав в тому ж таки ефірі, що ви би купували з Бойко газ, і цитую: “Ми усі будемо їм аплодувати і казати: “Спасибі, у нас -- найдешевший газ”. Я думаю, що щодо людей, які останніми силами сплачують тарифи, це десь цинічно. І крім того, ви знаєте, що прес-секретар Президента Юлія Мендель звернула увагу, що СБУ має подбати про те, щоби оцінити ваш із Бойком візит до РФ. Я от про що хочу запитати: усе це не надто в’яжеться з риторикою Зеленського до виборів, який казав приміром в інтерв'ю, що треба говорити з Путіним, що треба прямі перемовини. Він також натякав, що й тарифи у нас - колосальні і нелюдські. З чим ви пов’язуєте, Вікторе Володимировичу, зміну риторики? Наближенням виборів, зовнішнім впливом, іншими чинниками? І що ж буде далі?

Виктор Медведчук: Вы знаете, вы же видите, что риторика господина Зеленского начинает повторяться. С риторикой господина Порошенко. Это касается внешней политики, это касается жизненно важных вопросов внутренней жизни в Украине. И когда вы говорите по поводу того, что он говорил, я еще хочу добавить о том, что он говорил. Надо дойти до сознания людей на неконтролируемых территориях для того, чтобы их вернуть. Он тоже это говорил. И потом его команда, правда впервые только Зеленский об этом говорил. У нас по этому поводу было решение съезда еще в январе. Не важно, не важно, мы не устраиваем соревнования. Мир пусть власть принесет, людей пусть власть освободит. Пусть освободят не власть, а политики, представители гражданского общества, кто бы не освободил, кто бы не установил мир, мы всем им будем аплодировать. Соревнований быть не может. Но возвращаясь к риторике господина Зеленского и заявлений его пресс-службы. Не просто сказали… А как смотрите, Медведчук с Бойко второй раз едут в страну-агрессор, общаются с руководством страны-агрессора и до сих пор не дали правовую оценку. И здесь, что происходит: Генеральная прокуратура - под козырек, да как же, уголовное дело. Это подследственность СБУ. СБУ через несколько часов в этот же день, в этот же, смотрите, как оперативно, в этот же день: "Мы дело возбудили. Сейчас проведем экспертизу, все нормально, вперед, выполним все, что вы имеет ввиду, и что вы нам указываете. Потому что это указание. Так вот я вам хочу сказать, что вот это все не добавляет господину  Зеленскому в вопросах его авторитета, в том числе и в таком ощутимом вопросе, как в вопросе, что было предметом наших переговоров в Санкт- Петербурге, а до этого в Москве. Более того, вы знаете, какая ситуация вот, что самое страшное и что меня, например, тревожит? Ведь вопрос задается: "А кого видят в фигуре нового президента Зеленского? Кто такой Зеленский?" И вы знаете, что самое… часть людей видят в нем Василия Голобородько. А часть людей, видимо, для этого есть основания, видят Коломойского. Но это не так страшно. Самое страшное другое. Даже страшно об этом говорить. Ведь часть людей уже видят в нем Порошенко. Вот это самое страшное. Вот это самое страшное. И с этим нельзя мириться, потому что если мы идем по пути повторения этой ситуации, если мы идем по пути того, что Зеленский хотя бы частью будет напоминать Порошенко, то тогда вопрос 73%, которые голосовали в том числе и в основном против Порошенка и объединились в отношении и против Порошенка. Как же тогда их высокие ожидания будут реализовываться? Этот вопрос, который остается и сегодня.

 Василий Голованов: І в продовження теми запитання про НАТО. Ми пам`ятаємо ще кандидат Зеленський говорив про запитання - це потрібно поставити українцям на референдумі, а вже після інавгурації ми бачимо візит до Брюсселя і зустріч з Генсеком Столтенбергом. І продовження роботи Україна-НАТО і курсу на вступ. А де ж референдум?

Виктор Медведчук: Вы знаете, вопрос по поводу референдума - это вопрос относительный. Я вам скажу почему. Суть заключается в том, что, а сегодня в Украине ни один референдум провести нельзя. У нас нет закона о референдуме. Не о всеукраинском, не о местном референдуме. Вообще, отсутствует законодательство, кроме указания в Основном законе - в Конституции. Поэтому сегодня можно обещать все, что угодно. Никакими последствиями это никому не грозит. Надо сначала принять закон о референдуме. По поводу обещаний, я вам хочу напомнить еще один пример. Ведь не вопрос НАТО, был другой вопрос - отношения с Россией, мы вынесем на референдум. Потом, когда пошли нападки или критические замечания со стороны национал-радикалов, со стороны национал-патриотов, они начали неуклюже оправдываться в чем? Да нет, это не референдум, мы имели ввиду всеукраинский опрос. Мы имели ввиду исследования. Но я не знаю, что такое первое и второе. Я знаю, что такое социологическое исследования, они есть. Я, кстати, их приводил. А че проводить надо? Когда говорят, что ради мира, он должен вступить в прямые переговоры с Путиным. Когда говорят, что ради мира, он должен говорить с руководством непризнанных республик Донецка и Луганска. Какие опросы надо проводить? Поэтому, это вы знаете, просто такая некоего рода беллетристика в плане того, чтобы сказать - это все напоминает определенного рода пиар. А пиар, он лежал в основе государственной деятельности другого президента, и фамилия его была Порошенко.

Диана Панченко: Вікторе Володимировичу, найбільше все ж таки людей турбує, коли в Україні буде мир? Це та тема, яка турбує кожного українця. Ваші відчуття як досвідченого політика, чи зможе Україна за президенства Зеленського завершити конфлікт на Донбасі?

Виктор Медведчук: Краткий ответ. Мир в Украине, мир на Донбассе, прекращение боевых действий будут тогда, когда для этого будет политическая воля руководства страны. Отдельные аргументы в пользу этого. Первое. Это сегодня политическая воля президента. Это политическая воля парламента. Почему? Мы живем в парламентско-президентском государстве с формой правления парламентско-президентской. И основа, о который мы сегодня уже говорили, Минских соглашений заключается в принятии закона. Изменения в Конституцию, закон и введение в действие закона об особом статусе, закон о выборах, закон об амнистии. Это все парламент. Поэтому, должна быть политическая воля, должен быть объединительный процесс в плане того, что мы выносим во главу угла. Если до 80% по всем социологиям последних лет люди говорят - главный вопрос мира, то все политические, общественно-политические элиты должны в этом объединится. Поэтому, когда вы задаете вопрос, - я отвечаю. Должно быть такое объединение, причем здесь главная роль, я подчеркиваю, даже не президента, а парламента - именно того парламента, которого мы все изберем 21 июля. И вопрос, и вопрос, который касается непосредственно того, верю ли я. Да, я верю в то, что мир в Украине можно восстановить, боевые действия прекратить и снять этот вопрос с политической повестки нашей страны.

Діана Панченко: Вікторе Володимировичу, якщо дозволите, я уточню, як раз про політичну волю і про те чи вона буде. Чим ви можете пояснити все ж таки те, що зараз, судячи з риторики, і не пахне політичною волею щодо втілення Мінських домовленостей у життя? Раніше, мовляв, Порошенко не надто хотів втілювати їх у життя. Хтось навіть говорив, що Порошенко може і радий, але ура-патріотичний парламент заважає. Тепер у Зеленського всі карти на руках і двері відкриті. Чому тоді ж ми чуємо, що Путін - ворог, що ні - амністії, що ні - прямим переговорам? Чим це можна пояснити, що тепер заважає?

Виктор Медведчук: Вот это и есть самое непонятное, что лично я наблюдаю в действиях и господина Зеленского, и его команды. Почему? Он получил высокий уровень доверия - 73%. Не будем разбираться в структуре этих голосов. 73% за него проголосовало, он получил заслуженный результат, он стал президентом нашей страны. С позицией этого высокого уровня доверия, он как раз сейчас мог пойти для определенной части населения на непопулярные действия. И даже, если бы вот  те силы, о которых… которые вы перечислили выступали против бы этого, то ведь я еще раз возвращаюсь к социологии. 80% говорит, что мир надо установить. Более того, мы же ведь хорошо понимаем о том, что вот мы предложили мирный план, и в основе, за что, кстати, возбудили уголовное дело в отношении меня, - это предложение автономного статуса Донбасса в составе Украины. Так вот как его воспринимают сегодня по социологии последний, начиная с мая 2018 года, то есть уже год - 39% граждан по всей стране считают, что автономный статус можно предоставить. Когда задаешь вопрос: "А если бы вы понимали и осознавали, что для того, чтобы прекратить боевые действия и установить мир на Востоке, на Донбассе необходимо предоставить автономный статус?", -- тогда таких уже 50. То есть карт-бланш есть. Уровень доверия на президентских выборах есть. Почему же этого не делать, если ты знаешь, что это же проблема? Проблема, которую надо снять, потому что пока не будет мира в Украине у нас не будет инвестиций, у нас не будут создаваться новые рабочие места, не будет расти экономика, мы никогда не станем успешной страной, потому что это рана, которая кровоточит. И этот процесс продолжается. И сегодня надо сконцентрировать все усилия на то, чтобы это сделать. И вот даже на тех встречах, которые нам подаются публично с представителями Запада, его поездки, хотя она носила более формальный характер, потому что в основном те, с кем он встречался, они уже на чемоданах. В июле придет новое руководство с Еврокомиссии и органов Европарламента и европейских других органов. Но несмотря на все это, ведь там тоже устали, они тоже хотят мира. Они тоже хотят, чтобы договорились. А когда представители команды Зеленского говорят: мы будем придерживаться Минских соглашений, обратите внимание на редакцию -. мы будем придерживаться Минских. Чего? Дальше продолжаю. Потому что к ним привязаны санкции против России. Все. Точка. Приехали, называется. Значит, вам Минские соглашения надо, потому что санкции есть против России? Значит, у вас главное, чтобы были санкции, чтобы они были усилены. Именно об этом господин Зеленский просил через несколько часов после инаугурационной речи, где он сказал, что ради мира он согласен на все. А потом просит представителей Еврокомиссии. Потом просит Американскую делегацию сохранить и усилить санкции против России. Если это метод, если это путь - он будет таким же проигрышным, он же будет таким же пагубным, он будет таким же, который ведет к краху, как и тот путь, по которому вел нашу страну господин Порошенко.

Василий Голованов: Нещодавно в оточенні Президента Зеленського згадали про Референдум 2000 року. А там, я нагадаю, виносилися питання зменшення кількості народних депутатів…

Виктор Медведчук: Правильный вопрос. Очень…

Василий Голованов: …двопалатний парламент, зменшення кількості депутатів до трьохсот. Тоді українці підтримали. Але критики цієї ідеї зараз кажуть: "чекайте, ви хочете імплементувати ідею Медведчука про двопалатний Парламент, про федералізацію? Цього не можна робити". Тож, як ви поставилися до того, що здається Стефанчук, а це представник Президента в Парламенті, згадав про Референдум і про бажання імплементувати ці ідеї в життя.

Виктор Медведчук: Ну, во-первых, я действительно имел непосредственное отношение к этому Референдуму. И он был назначен не Президентом. А он был инициирован людьми, которые хотели, первое: отмены неприкосновенности депутатов. А что люди сегодня не хотят этого? Они хотели, чтобы изменилось количество депутатов. А именно: уменьшились с 450 до 300. Они хотели, что, если в Парламенте, извините за выражение непарламентское - бардак, и не могут, например, утвердить бюджет в течение трех месяцев, а кстати, напоминаю, что в те годы, в конце 90-х, было такое, что страна жила почти год без бюджета. Или не могут создать большинства - то, что сегодня именуется коалицией. Потому что большинство - определение с того периода. Это тогда было предложено мной по поводу парламентского большинства. Потом уже в Конституции как коалиция фракция. А что здесь плохого? Люди избрали определенные политические силы. Они пришли. Они должны объединиться те, которые могут объединиться. И взять власть. Но самое главное, изначально, взять ответственность перед людьми. А потом как ремесло, как ресурс, как средство взять власть для того, чтобы реализовать эту ответственность. Это обязательная норма. И я вам хочу сказать: никто велосипедов не изобретал, включая меня. А мы его взяли из прогрессивных норм деятельности европейских парламентов. Все абсолютно нормально. И тогда мы вынесли эти вопросы, которые были инициированы нашими людьми, провели референдум. И там было 88 - 91% за все эти вопросы. Сейчас не буду перечислять, но хорошо это помню. Но учитывая ситуацию с Основным Законом, эти результаты, для их имплементации в Конституцию, в Основной Закон, должны были пройти подтверждение в Верховной Раде. И я помню, потому что я тогда руководил Парламентом. Господин Плющ был болен. Я как первый зам ставил эти вопросы на голосование. Мы в первом чтении, тогда надо было два раза получить 226. И второе голосование на следующей сессии - 300. Мы получили 254 голоса. А когда пришло время второй сессии - его завалили. И завалили силы представителей "Батькивщины", тогда "Нашей Украины". Это те, которые тогда еще не были сформированы. Потому что тогда это была "Громада", а не "Батькивщина". Тогда еще не было "Нашей Украины", это были представители оппозиционных сил. Они поставили крест. И рассказывали, что этот Референдум был с нарушениями, что его нельзя было проводить, что эти вопросы нельзя выносить на Референдум. Господин Стефанчук, в чем у меня, и я его поддерживаю, является, как мне кажется, сторонником прямой демократии. Это что? Это главные стратегические вопросы решать на Рефрендуме. Мы эту программу написали когда-то очень давно. В 2012-м году мы разработали уже "Украинский выбор". Проект Конституции, проект Закона о референдуме, где все эти вопросы предусмотрели. И мы считаем, что это правильно. Что это очень правильно. Но вот это его высказывание и сразу критика. Да они, это Кучма, это Медведчук - они хотели протянуть. Что протянуть? Чтоб люди определились? Чтоб люди сказали: не будет больше 450, а  будет только 300. Или будет двухпалатный парламент? А что, я прошу прощения, уважаемый Василий Владимирович, а что плохого в двухпалатном парламенте? А вы посмотрите, кто у нас сегодня сидит в Парламенте. 426 депутатов. 424, извините. А Вы посмотрите их место жительства. Ну, там же 70% киевлян. А двухпалатный парламент - это представители регионов. Жесткое представительство регионов. Что ж в этом плохого, скажите? Я сейчас не говорю, не возвращаясь к отмене неприкосновенности. То есть, все было правильно. И сегодня, кстати, один из 4-х пунктов, из 4-х вопросов, он уже сегодня внесен в Конституцию. Это роспуск Парламента, если нет коалиции. А тогда это было парламентское большинство. И неприкосновенность отменят. И количество депутатов уменьшат. Но когда это будет? И сколько наша страна по этому пути, до момента, когда это будет, потеряет? Вот, что главное. И вот, что является отрицательным и для нашей страны, и жизни наших людей.

Диана Панченко: Вікторе Володимировичу, наостанок про плани “Опозиційної платформи - За життя” уже в Парламенті 9 скликання. Так сталося, що під час цієї каденції не було ухвалено Закону про опозицію. Опозиція вперше за історію України не отримала жодного комітету: ані регламентного, ані свободи слова, як це було завжди. Що ви плануєте робити в Парламенті 9 скликання? “Слуга народу” вже заявили, що в опозицію, в коаліцію з Вами не планують входити. Конкретні плани в новому Парламенті.

Виктор Медведчук: С учетом той конфигурации политических сил, которые идут в Парламент, мы и без умников из партии "Слуга народа" знаем о том, что быстрее всего с учетом их позиции и нашей позиции, мы будем находиться в оппозиции. И очень хорошо, если бы был принят Закон об оппозиции. Во что я, кстати, не верю. Не верю. Но это не остановит наши действия. Потому что это не может остановить наши действия. И когда говорите, что мы будем делать, - мы будем добиваться мира через те законы, которые лежат в основе Минских соглашений. Мы будем искать союзников, партнеров в этом вопросе. Мы будем бороться с тарифным геноцидом. Мы будем ограничивать исполнительную власть в возможности того, чтобы сегодня повышать стоимость газа, тарифов. Мы будем бороться с тем, чтобы кто-то отменил мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Мы с этим никогда не согласимся. Мы будем отстаивать изменения, радикального изменения экономического курса. Мы считаем, что мы должны пересмотреть вопросы зоны свободной торговли с ЕС. Мы не выступаем против Евросоюза. Мы за Ассоциацию с Евросоюзом. Мы хотим Европу построить у нас в Украине. Не говорить о том, что там Европа хорошая. Она нам действительно нравится. Но нам от этого ни холодно, ни жарко. Мы должны страну построить у себя. Здесь. С их правом защиты интересов людей. С их достаточными и достойными зарплатами. С новыми рабочими местами. С достойной социальной защитой через пособия и пенсии. Это все является главной нашей задачей. И когда Вы у меня спрашиваете, что мы будем делать, я вам скромно хочу ответить: мы будем жить, и мы хотим жить в успешной стране.

Василий Голованов: Голова політради “Опозиційної платформи - За життя” Віктор Медведчук…

Виктор Медведчук: Спасибо.

Василий Голованов: …сьогодні в нашій студії. Дякую, Вікторе Володимировичу.

Диана Панченко: Спасибі.


Подписывайся на NEWSONE в Telegram. Узнавай первым самые важные новости.