Слушать
Слушать

В курсовых плясках пауза: стоит ли доверять гривне на все 100%

17.03.2017

Вот и засияло весеннее солнышко, растаял снег, а курс доллара в обменниках на наличном рынке послушно откатился за отметку 27,0 и даже 26,95. К счастью, весенние обострение экономической шизофрении: блокада, танцы с гробами вокруг НБУ, ожидание очередного транша МВФ и традиционные споры о правильности монетарной политики и фискальной нагрузки, - вообще никак не повлияло на валютный рынок Украины. Впрочем, период стабильности имел свои секреты и может продлиться совсем недолго.

Секреты стабильности

После довольно неприятных новогодних колебаний курса и на межбанке, и на наличном рынке гривна показывала чудеса укрепления. В какой-то момент, когда наличный черный рынок опустился ниже официального межбанка, население и валютчики впали в ступор. Секретное влияние на валютный рынок оказал Минфин, благодаря которому в конце 2016 года произошел всплеск государственных расходов почти до 140 млрд грн, и этого хватило, чтобы валютный рынок трусило более месяца. А когда бюджетный поток иссяк, колебания на валютном рынке утихли сами собой.

К тому же в спину гривне дул попутный ветер: всплеск активности на рынке стали, проката и сельхозпродукции привел к увеличению поступлений валютной выручки в страну. Во второй половине февраля объемы торговли валютой на межбанке заметно возросли. Если в самом начале года объемы колебались в диапазоне $130-160 млн в день, то во второй половине февраля - начале марта объемы могли достигать почти $200 млн в день. Такое небольшое улучшение позволило НБУ заговорить о дальнейшем смягчении валютных ограничений, однако пока эти разговоры остаются планами с очень большой вероятностью реализации.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА В УКРАИНЕ: МЕЖДУ АФРИКОЙ И ЕВРОПОЙ

5 кочек, о которые может споткнуться гривна

Несмотря на чистый горизонт, в 2017 году гривна может еще не один раз посетить штормовую зону и заставить понервничать своих владельцев. Я попытался обобщить эти риски 2017 года и расставить их в порядке убывания значимости.

1. Блокадный риск. Наиболее вероятный риск для гривны в свете последних событий - срыв экономического роста во втором квартале из-за обострения ситуации на границе Украины и "ЛНР/ДНР". По разным оценкам, с оккупированных территорий в Украину поступало налоговых платежей и сборов от 20 до 40 млрд грн в год, включая налоги с доходов физических лиц. Так называемая национализация предприятий украинского бизнеса привела к тому, что эти доходы утеряны для Украины, и возникла необходимость ответных санкций, в результате чего есть большой риск срыва поставок в Украину сырья. Металлурги уже объявили, что из-за вынужденной блокады готовы сократить производство в апреле на 15-20% в зависимости от ассортимента.

По предварительным оценкам, Украина может потерять от $2 до $4 млрд в годовом исчислении валютных поступлений. Учитывая, что официальный объем торговли на межбанке за 2016 год составил примерно $62 млрд, то какие-то $2-4 млрд картины не рисуют, тем более январь-февраль и часть марта 2017 года уже прошли и по факту потери могут быть и меньшими. Тем не менее блокадный риск может создавать на рынке негативные ассоциативные новости и приводить к пиковым нагрузкам на курс, особенно если эти новости будут касаться основных экспортеров в этом регионе - ММК им. Ильича и Азовсталь.

2. Глобальный риск повышения ставок ФРС. Последний раз ФРС повышала процентную ставку 15 марта 2017 года: ставка выросла до 0,75-1%. При этом Федеральный резерв считает, что ВВП в 2017 году в США вырастет на 2,1%, и такой же темп прироста сохранится и в 2018 году. Ничего хорошего такие прогнозы развивающимся рынкам не сулят. Избежать скачка доллара на развивающихся рынках удалось лишь потому, что аналитики были уверенны, что в марте ФРС не будет откладывать повышение ставок, и поэтому рынки уже отыграли этот сценарий в феврале.

Глобально ситуация остается не очень хорошей: разрыв между ставками ЕЦБ, Банка Англии и Швейцарского центрального банка - с одной стороны, и между ФРС растет прямо на глазах. Получается, что, несмотря на сильный доллар, из-за масштабного внутреннего рынка экономика США все равно себя чувствует прекрасно и демонстрирует не только стабильный рост, но и прирост занятости. Так получается, что валюты Старого света будут явно показывать дальнейшую тенденцию к девальвации, а вместе с зоной евро может падать и курс гривны к доллару. Учитывая, что политическое руководство страны выступает за рост экспорта в ЕС, наша зависимость от ближайшей валютной зоны будет расти, но из-за долларизации экономики будут расти и валютные риски.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: УКРАИНСКИЕ ГОСБАНКИ: СТОИТ ЛИ НЕСТИ ТУДА СВОИ ДЕНЬГИ?

3. События в Китае. Китайская экономика по-прежнему остается "черным ящиком" для всего мира. Пока что Народный банк Китая под руководством коммунистической партии КНР уверенно абсорбировал все риски. Но с каждым годом ему все сложнее и сложнее это делать. 2016 год для китайского рынка был очень непростым: НБК приходилось вводить валютные ограничения, забрасывать рынок акций ликвидностью и насыщать кредитный рынок дешевым юанем. Все эти рецепты накапливали в экономике КНР дисбалансы, которые били по разным частям отраслевых рынков КНР.

В 2016-ом и в первом квартале 2017-го Украине повезло: цены на сталь и железорудное сырье (ЖРС) сильно выросли. Однако этот рост имел искусственный характер, вызванный программами стимулирования инфраструктурных проектов в КНР и разогретым срочным рынком по контрактам на ЖРС. Ситуация внесла определенный позитив для Бразилии и Австралии, которые зависимы от цен на ЖРС, но эффект этого позитива для европейского региона был не таким большим. При этом свернуться позитивные тенденции на рынках стали и ЖРС в Азии могут в любой момент и тогда ситуация, которая сложилась со спросом на сталь в сентябре-ноябре 2008 года, вполне может повториться. Для Украины стоимость этого риска выше блокадного и грозит утратой валютной выручки примерно на $4-6 млрд в год.

4. Долговые тиски. В марте НБУ, как бы невзначай, напомнил, что госдолг Украины, и особенно его внешняя часть, должны быть погашены. В течение следующих трех лет Украина должна выплатить примерно $12,5 млрд по долгам. Т.е. фактически если за три года НБУ не сможет переломить тенденции и найти возможности пополнять чистые ЗВР не за счет средств МВФ, то большая часть нынешних ЗВР "уйдет" на погашение внешнего долга. Было бы очень хорошо, если бы Украина повторила инвестиционный бум 2005-2007 гг. и по финансовому счету в страну чистыми заходили инвестиции на $10-15 млрд в год, тогда вопрос был бы решен. Но вряд ли экономический блок правительства это обеспечит, особенно с учетом "блокадных рисков".

Второй вариант - попросить МВФ об отсрочке в случае негативного сценария, но говорить об этом сейчас, в канун получения нового транша, немного кощунственно. Вот такая неопределенность и атрофированность экономического блока правительства ставит НБУ в однозначную ситуацию – наполнять ЗВР любой ценой, в т.ч. и осуществляя скупку валюты на открытом рынке. Понятно, что если есть задача наполнять ЗВР за счет временного профицита на рынке, то трендов к ревальвации курса это не добавит. Однако другого выхода нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ДОЛЛАР ИЛИ ГРИВНА: НУЖНО ПРИВЫКАТЬ К КУРСОВОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ

5. Ликвидные горки от Минфина и сезонность. Новогодние приключения гривны показывают, что Минфин пока еще не научился бороться с сезонностью. С одной стороны, в сравнении с 2013 годом у нас выросло влияние госрасходов на экономику, а с другой - мы увидели изменение структуры самой экономики в сторону роста доли сельского хозяйства, где сезонность - это один из ключевых факторов. По технологии управления госфинансами 2013 год и 2017 должны сильно отличаться. И интуиция мне подсказывает, что в 2017 году мы также можем ожидать неприятных сюрпризов от Минфина по тому же алгоритму: накопление ликвидности - ее сброс по команде в банковскую систему, а потом - и на валютный рынок. Для того чтобы устранять этот риск, Минфину нужно попытаться повысить эффективность управления казначейскими деньгами и более активно их двигать в рынок. Определенные идеи уже звучат из уст их ТОП-менеджмента, но вот сроки этих изменений явно не наступят в 2017 году.

Конечно, есть еще масса других рисков, влияние которых на курс невозможно учесть. Это и резкое падение цен на продовольствие, например, в результате хорошего урожая в 2017 году, и досрочные парламентские выборы, и дикие пляски политиков вокруг поста главы НБУ и т.д. Так что, даже несмотря на такое замечательное затишье на валютном рынке, я бы особенно не расслаблялся.

Виталий Шапран,

член исполкома УОФА

Подписывайся на NewsONE в Telegram. Узнавай первым самые важные новости.
Loading...