Друг, а не шуба: как украинцы спасают пушных животных от мучительной смерти на меховых фермах

Размещено: 28.12.2018
Друг, а не шуба: как украинцы спасают пушных животных от мучительной смерти на меховых фермах Фото: Gloss.ua

Мех считается красивым, теплым и статусным элементом одежды. В эпоху Возрождения одежду из меха могли себе позволить лишь самые богатые люди. Сегодня же он намного доступнее, но также натуральному меху появилось много альтернатив, и мир постепенно от него отказывается.

В Украине же пушных животных все еще активно выращивают под шубы, и отрасль только расширяется. Некоторые граждане добиваются законодательного запрета на такие фабрики, а другие, не дожидаясь изменений, лично спасают животных от несчастливой участи на пушных предприятиях.

NEWSONE узнал, действительно ли меховые фабрики опасны для людей, и какими будут последствия для украинской экономики, если их закроют.

Как работают украинские пушные фермы

В мире на меховых производствах каждый год гибнет более миллиарда кроликов и ста миллионов других животных. Браконьеры охотятся даже на морских котиков. Если говорить об Украине и ближайших странах, здесь на мех выращивают лисов, песцов и волков. Чаще всего разводят норку: на одну шубу идет несколько десятков зверьков. Ежегодно на убой идут около трех тысяч лисиц, столько же песцов и 400 нутрий.

Некоторые украинские фирмы не берут “наш” мех, называя его некачественным, ведь норок часто кормят неправильно. Такие предприятия закупают его за рубежом. Но импорт гораздо меньше, чем экспорт: за границей украинский мех пользуется спросом. Мех часто едет в Турцию, Великобританию, Беларусь, Китай, Грецию, Испанию, Италию и Германию. Там за него могут заплатить больше, чем предлагают украинцы. 

Меховые фермы - это хорошая прибыль. Рентабельность украинских ферм, по данным директора одной из меховых фабрик, достигает 300%. А по данным мирового пушного аукциона, цены на мех норки, песца и шиншиллы ежегодно только растут. Поэтому украинские фермы расширяются: годовой прирост производства меха достигает 20-30%.

“В Украине производят очень мало меха. В месяц выращивают только пару тысяч норок, в то время как другие страны - по миллиону. Поэтому существенного вреда животным и окружающей среде нет”, - сообщил директор одной из пушных ферм.

Но, по словам зоозащитников, животных убивают гораздо больше. Только на самой крупной ферме числится более ста тысяч животных. Официальные данные Госстата гласят, что в прошлом году на меха пошли 630 тысяч пушных зверей. И это только открытые данные.

Активист Павел Вышебаба говорит, что сейчас в нашей стране легально работают 37 ферм, но есть много нелегальных предприятий, так что количество убитых животных на самом деле примерно в два раза больше.

Из-за прироста в производстве зоозащитники бьют тревогу. Ведь животным на пушных фермах просто невозможно обеспечить близкие к естественной среде обитания условия.

“Лисы на зверофермах содержатся в маленьких клетчушках, пичкаются химикатами для роста шерсти и умирают в 7-8 месяцев. Племя живет дольше, 3-4 года в среднем. Рожают год в год, пока не истощаются и не идут точно так же на шкуры. Тушки идут на корм другим поколениям”, - рассказывает NEWSONE зоозащитница Диана Тарабан.

Она говорит, что на фермах с момента рождения лисы видят в человеке кормильца и не осознают, что человек - причина их страданий, не подозревают, что будут убиты.

“У животных в большинстве случаев человек ассоциируется с позитивным подкреплением через еду. Самки передают это своему потомству и потому лисы на фермах предрасположены к человеку, к жизни рядом с ним, к общению. Они готовы любить. Работники, которые кормят лис, бывает, привязываются, особенно женщины. Но все равно остаются на этой работе, потому что это деньги. А хозяева ферм видят в животных бизнес и лишь считают деньги, больше их ничего не интересует”, - говорит зоозащитница.

Спасение из ферм

По подсчетам специалистов, один живой зверек (например, скандинавская норка) в среднем стоит втрое дороже, чем одна шкурка. Так что фермы еще и продают зверей. Возможностью приобрести экзотического питомца активно пользуются украинцы. Так, полтора года назад Диана Тетера выкупила с фермы под Винницей своего лиса Кристофера. Лиса из того же помета забрала домой другая украинка. Сейчас они живут в столице - под животных хозяева выделяют балкон, целые комнаты, или селят их в частном секторе.


Лисицы Ари и Ками тоже спаслись от несчастливой судьбы на той же ферме. И это далеко не единичные случаи. Например, у Дианы Тарабан четверо лисов: одна из леса и трое с разных меховых ферм. 

“Когда я своими глазами увидела реалии жизни животных на ферме, увидела этот страх, боль и безвыходность, я поняла, что не могу это так оставить, - рассказывает она. - Я считаю это абсолютной дикостью, которую нечем оправдать. Если выращивание скота на мясо прикрывают здоровьем и сбалансированием рациона, то ношение меха не имеет никакой причины. 

Если уж человек решил завести такое животное, то гуманнее всего выкупить лису с фермы и тем самым спасти ей жизнь. Изучив психологию поведения лис, я с уверенностью могу сказать, что большая часть продавцов нагло врут о своём "товаре". Сейчас очень много мошенников, которые продают лис с леса под видом "домашних".

Поэтому на протяжении уже трех лет девушка каждый сезон ездит на зверофермы и помогает людям в покупке, консультируя их, чтобы потом они не отказывались от своих питомцев. Ведь лис - это далеко не самое простое животное для содержания, и не каждый человек может выдержать жизнь с ним. Это уже не дикие животные, но и до домашних им далеко. Лесных животных она выкупает, взращивает и выпускает в природу. 

“В дальнейшем я планирую по мере своих финансовых и жилищных возможностей выкупать новых зверей. Да, всех не спасти, но я просто не могу сидеть в стороне и, если вижу, что условия позволяют, я беру новое животное. Имею ли я с них что-то? Да, я имею с этого душевное умиротворение. Я помогаю им, и они греют мне душу своим существованием, своими живыми и веселыми глазками, пушистыми виляющими хвостиками. Не знаю, почему для меня это так важно, но я без этого уже не могу”, - говорит зоозащитница.

Пускай некоторых животных из ферм выкупают, помочь всем таким образом не удастся. Так что активисты требуют принять законодательство, которое ограничит деятельность ферм. Соответствующая петиция в конце сентября этого года собрала более 27 тысяч голосов и была передана на рассмотрение Верховной Раде.  

Сейчас разрабатывают законопроект, который бы запретил деятельность ферм. Для закрытия производителям предлагают несколько лет, чтобы выработать контроль за производством. В Министерстве экологии и природных ресурсов поддержали запрет на производство - пока в устной форме. 

Удар не только по животным

Кроме негуманности ферм, есть аргументы в пользу их неэкологичности. Так, Всемирный банк относит меховые фермы к пяти основным угрозам для окружающей среды.

В среднем меховые фермы дают 300 тонн различных отходов ежегодно. Тушки и послед выбрасывают на ближайшие поля. Животных кормят антибиотиками, которые, впитываются в почву и попадают в подземные воды. Из-за этого падает плодоносность почв. В водоемы также попадает большое количество азота и фосфора, из-за чего происходит цепная реакция: цветет вода и массово гибнет рыба.

Для людей последствия крайне негативны. Люди пьют воду из колодцев, и таким образом употребляют вирусы и бактерии зверей, устойчивые к антибиотикам. Поэтому в радиусе 10 километров от ферм пить воду из колодцев нельзя, тем более - ловить рыбу в соседних водоемах.

 

Загрязняется и воздух: трупы часто сжигают, из-за чего распространяется вредный угарный газ, хлоридная кислота, оксиды азота. Неудивительно, что местные жители часто болеют астмой и другими заболеваниями дыхательной и сердечно-сосудистой системы, жалуются на аллергию и мигрень. Загрязнения даже могут привести к раку. Также стоит резкий неприятный запах, из-за чего вблизи ферм существенно дешевеет недвижимость.

Кроме того, угроза существует не только для тех, кто живет рядом с фермами. В Европе нашли токсины в детской брендовой меховой одежде. Дело в том, что для сохранности тушки обрабатывают формальдегидом и хромом. Эти вещества опасны и могут оставаться в организме несколько десятков лет.

Кстати, изготовление меховых вещей очень энергозатратное. На него уходит в четыре раза больше энергии, чем на производство синтетического мехового изделия.

Европейские фермы едут к нам

Из сочувствия к животным и беспокойства об окружающей среде мировые бренды все чаще отказываются от меха. Lacoste, Vivienne Westwood, Giorgio Armanі уже выпускают только продукцию с синтетическим мехом. А Versace, John Galliano и Donna Karan планируют последовать их примеру.

В ЕС все больше стран вступает в ряды стран без меха. В Нидерландах все фермы закрыли до 2024 года, в Дании производство существенно ограничили. Великобритания пришла к этому еще почти двадцать лет назад, а Голландия в девяностых запретила производство меха из лисиц и шиншилл. В Хорватии, Люксембурге и Норвегии, которая, кстати, была одним из крупнейших производителей, фермы запретили совсем недавно. В Японии последняя ферма закрылась три года назад.

И это далеко не весь список fur-free стран. В Чехии и Сербии запрет подействует со следующего года. В Бельгии же производство закроют через четыре года, в Боснии и Герцеговине - через 10. Германия от меха не отказалась, но улучшила условия содержания животных: законодательно прописали увеличение загонов и в целом территории нахождения животных. Это серьезно ударило по экономике предприятий, так что они стали массово закрываться. То же произошло и в Швеции.

А в тех странах, где запрет не действует, люди берут ситуацию в свои руки. Так, неизвестные проникли на пушные фабрики Латвии и открыли 400 клеток с норками. Каждое четвертое животное убежало, но большинство все же нашли. На другой ферме страны за неделю до этого произошло то же самое.

Если бизнес запрещен в одной стране, он кочует в другую. Так как у нас запрет не действует, множество ферм из Европы “переехало” к нам. Так, уже несколько лет в Житомирской области действует ферма по выращиванию норок, учредители которой - бизнесмены из Нидерландов. В этой же области хотят построить новую ферму бизнесмены из Голландии.

Так как в основном запреты, еще не вступившие в силу в Европе, подействуют через 5-10 лет, в течение этого времени бизнес будет перебираться в нашу страну, говорят эксперты. Так, уже планируется строительство еще нескольких крупных ферм.

Последствия для украинской экономики

В открытии новых ферм экономисты видят источник наполнения украинской казны и увеличения социальных выплат. Официально работающие фирмы платят налоги государству и создают в Украине рабочие места. Поэтому некоторые эксперты утверждают, что их закрытие может ударить по украинской экономике.

Экономист Борис Кушнирук говорит, что последствий для экономики страны не будет, ведь количество легальных ферм не такое большое. Кроме того, зверофермы предоставляют не так уж и много рабочих мест: например, инвестор из Дании предложил только 10 рабочих мест при строительстве и 30 во время деятельности фермы.

Сами же производители меха утверждают, что запрет на меховые фермы может ударить по молочным заводам и птицефабрикам. Директор одной из компаний-производителей рассказал NEWSONE, что комбинаты и перерабатывающие предприятия отдают отходы на корм норок. Конечно, не за бесплатно. По его словам, за год одна ферма съедает несколько десятков тонн отходов. Если их просто выбрасывать или закапывать, это будет серьезным ударом по экологии, а заводы и фабрики потеряют существенную часть доходов и окажутся на грани закрытия.

“Отходы с мяса пусть пускают на изготовление сухого корма для домашних животных, так делают развитые страны. И нет никакой проблемы”, - комментируют зоозащитники.

Также представитель одной из ферм добавил, что ограничений в сфере и без того достаточно. Это высокие ставки пошлины на импортные корма, высокие проценты по кредитам, а также отсутствие сезонного льготного налогообложения. Планировать бизнес очень сложно.

“То, что за рубежом закрывают фабрики - это неумение вести бизнес. В той же Канаде и США запрет не предвидится. Люди выращивают цветы и убивают их, я выращиваю животных. Благодаря мне не отстреливают диких животных. Натуральный мех - это натуральный мех. Такова жизнь”, - говорит он.

Будет ли принято законодательство в защиту животных и экологии - неизвестно. Смягчить ситуацию могло бы приведение ферм их к европейским нормам и стандартам, но для этого необходима разработка системы штрафов для компаний. А пока вечная битва между бизнесом и моралью продолжается.

Анна Пешкова


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.