"Roshen может перейти государству без национализации": интервью Андрея Портнова телеканалу NEWSONE

Размещено: 20.05.2019
"Roshen может перейти государству без национализации": интервью Андрея Портнова телеканалу NEWSONE Андрей Портнов. Фото: newsone.ua

Юрист Андрей Портнов, который в феврале 2014 года покинул Украину, впервые дал интервью украинскому телеканалу и рассказал, за что можно посадить экс-президента Петра Порошенко, как скорее расследовать дела Майдана и трагедии 2 мая в Одессе, и сможет ли Владимир Зеленский все же распустить Раду и назначить досрочные выборы. 

Диана Панченко: Приветствую вас. Вы на NEWSONE. Сразу и без прелюдий презентую вам нашего гостя - это Андрей Портнов. Добрый вечер. Я сознательно не представляю вас юристом, блогером, бывшим советником президента. Все знают, кто такой Андрей Портнов. Это человек, который покинул Украину в феврале 2014 года. И вот через пять лет Андрей Портнов вновь в Украине. Вы скучали по Украине, и за  чем больше всего?

Андрей Портнов: Спасибо за приглашение в студию. Пять лет и три месяца. Больше всего я скучал в 2014 году. В 2015 - я уже привык. После этого я уже жил в европейской повестке дня. Извините, на украинском  мне сложнее говорить.

Диана Панченко: Если хотите, можете говорить на русском, нам не принципиально. Вас поймут.

Андрей Портнов: Конечно, 2014-2015 гг. это одни трудности. 2016-17-18 - другие, другая повестка. Работа в ЕС. Центр моих жизненных интересов это Украина. Я уделял этому большое внимание, принимал участие в оппозиционной борьбе, в том числе и через два юридических офиса, которые есть у меня в Киеве. Это люди, которые помогали и политическим заключенным, и бороться с властью, анализировать ситуацию, делать  юридические выводы, проекты законов, поправки. Целый ряд интересной работы. В этой цифровой век я из Украины и не уезжал. Фактически я здесь не был, но на самом деле я был здесь всегда.

Диана Панченко: На самом деле вы были ньюсмейкером. Об этом мы поговорим немного позже. Вы скучали по украинской кухне? Что прежде всего хотелось попробовать после возвращения?

Андрей Портнов: Мне тяжело вот так сразу сказать. Я, как человек служивший в армии, могу есть все - перловую кашу, к примеру.

Диана Панченко: Киев изменился?

Андрей Портнов: Да, вы знаете, Киев изменился. Я не видел его больше пяти лет. В глаза бросается, что городом никто не управляет. В городе нет хозяина. В городе нет мэра, который мог бы просто внешне посмотреть, что Киев потерял былой лоск большого масштабного города. В глаза бросается захудалость.

Диана Панченко: Вы себя чувствуете здесь в безопасности?

Андрей Портнов: Я чувствую себя в безопасности. Конечно же, я обратился к соответствующим организациям в связи с соответствующими угрозами. Я заключил официальный договор с органами полиции. Мою охрану обеспечивают сотрудники полиции с автоматическим оружием. Я по Киеву спокойно передвигаюсь. Если будут какие-то акции или беспорядки, мы будем на это отвечать. Я никого не боюсь. Я приехал сюда, и буду заниматься политической и юридической деятельностью. Пугать меня не нужно.

Диана Панченко: О вашей деятельности как раз и поговорим. Вчера в Facebook наблюдался огромный резонанс относительно вашего возвращения. В отношении Андрея Портнова нет ни одного уголовного дела. Вы сами неоднократно об этом говорили. Тем не менее мы видим напряженную ситуацию. Очень интересный опрос вчера увидела - Кто первый посадит Порошенко: Портнов или Зеленский? Что вы на это скажете?

Андрей Портнов: Президент Зеленский не имеет компетенции кого-либо сажать. Даже не имеет компетенции давать такие поручения ни генпрокурору, ни ГБР, ни НАБУ. Поэтому я Зеленского сильно не привязывал бы к предстоящим уголовным преследованиям. Речь будет идти о новых правоохранительных органах. К сожалению, пока их возглавляют старые лица.

Здесь направления я вижу два. Первое - создавать такое общественное и информационное давление на эти правоохранительные органы, чтобы другого варианта как начать активное уголовное расследование, ни у кого не оставалось. Это будет невозможно при действующем генпрокуроре Луценко. Вопрос его отставки - это вопрос недель. При действующем главе СБУ это невозможно. Даже при действующем главе НАБУ и САП это невозможно - одного мы видели дома у Порошенко, а второй вообще его филиал.

У новой власти есть два варианта. Либо удовлетворить этот общественный запрос, так как преступления, которые совершались режимом Порошенко, очевидны. Новым властям просто не удастся ничего не делать. Им придется показать, что, несмотря на заявления о преступлениях, мы не видим его здесь. И здесь не видим. Все общество одновременно будет видеть. Правоохранительным органам не удастся этого не видеть. Этому будет дана соответствующая политическая и информационная оценка.

Уже в ближайшие дни мы подадим заявления о преступлениях. Первое будет подано сегодня.

Мы выстроили для себя приоритет. Самым первым заявлением будет о захвате власти, государственной измене, превышении полномочий экс-президентом Порошенко. На наш взгляд, действуя в корыстных личных целях, с целью захватить власть для наживы и распределения финансовых и природных ресурсов, президент Порошенко попытался ввести военное положение. Для этого он принес в жертву украинских моряков. Он точно должен был осознавать и прогнозировать, что они как минимум - попадут в плен, и как максимум - могут погибнуть. Тем более несколько человек были ранены. Мы должны так выстроить свою юридическую позицию и объяснить ее публично, чтобы все поняли прямую причинно-следственную связь между желанием сохранить власть для наживы и жертвованием украинскими гражданами. Но в этом не только состав узурпации власти. Здесь есть и государственная измене. Мы считаем, что эти действия принесли ущерб украинской обороноспособности, они совершались для подрыва нацбезопасности в интересах иностранного государства. Иностранное государство РФ в связи с этим получила дополнительные рычаги давления на Украину, шантажа. Если бы это не произошло, то тогда, возможно, продолжался бы активный диалог по обмену пленными. Возможно, тогда легче было бы проводить диалог по освобождению Сенцова. Сегодня в очереди с Сенцовым уже стоят и украинские моряки. Президент Порошенко должен был это осознавать - чем он рискует и для чего.

Всю эту цепь мы должны правильно описать в юридических документах, осветить информационно и поставить правоохранительную систему перед фактом.

Здесь есть еще и злоупотребление служебным положением.  Я вижу здесь три состава. Один будет подследственностью ГБР, второй - СБУ, но пока Грицак, который является партнером, подчиненным и фактически реализатором этой преступной деятельности, то ничего пока там делаться не будет. Но мы забросим такое заявление о преступлении. В случае отсутствия реакции, мы в суде немедленно обжалуем бездеятельность. Это будет второй информационный повод. Мы будем это освещать. Давить со всех сторон. Это первое заявление.

Второе - Кузня на Рыбальском. Мы хорошо знаем, что никакой Сергей Тигипко, ни за какие 300 млн долларов, не покупал этот актив. Несмотря на это Нацкомиссия по ценным бумагам имеет отчетность, что сделка прошла, и в декларацию Порошенко она пошла.

В чем состав преступления? Порошенко, имея парламентскую фракцию, которая формировала бюджет, сформировал военный бюджет для покупки у себя на военном заводе военной техники по завышенным ценам. Сформировав это бюджет сначала в парламенте, потом реализовывал его через подчиненного себе премьер-министра, а он именно подчиненный, таким образом он один находился сразу в трех ипостасях - человек, который этот бюджет запланировал, реализовал, у самого себя купил по завышенным ценам. Он еще и заработал.

Но и это еще не все. 300 млн долларов и Тигипко. Они отсутствуют во всех его декларациях. В последних декларациях, которые он подавал, речь идет о 5-6 миллионах. Это значит, что это офшорные деньги. Это деньги якобы с кипрской компании Тигипко. Они якобы были заплачены. Нужно следствию будет уточнить - откуда эти 300 млн взялись, если они проходили между офшорными компаниями. Я уверен это грязные деньги. Они отмыты противоправным способом. Именно этот состав преступления сделает токсичным и нерукопожатным политическую команду Порошенко и самого фигуранта.

Диана Панченко: Правительства тех стран, где могут храниться миллиарды Порошенко и его окружения, пойдут навстречу? Я, так понимаю, здесь сотрудничество с ними нужно?

Андрей Портнов: Ваш вопрос очень точный. Он вытекает из тех ошибок, которые делала команда Порошенко. Я считаю, что ни с какими правительствами не нужно сотрудничать. Это долгосрочный вопрос. Нужно получить ходатайство украинского следователя в украинский суд. Получить определение суда об аресте иностранных активов. Перевести и заверить его на соответствующий язык и дальше его реализовывать на территории той страны с местными юристами, адвокатами и детективами.

Наша юридическая команда сейчас провела консультации с юристами, которые в Панаме занимаются вопросами регистрации офшорных компаний, администрированием, ведением учета, сбором отчетности. Панама в прошлом году ввела обязательную отчетность. Это значит, что компании Порошенко также ее сдают. Если мы хорошо постараемся и раскроем информацию в Панаме, то сможем украинскому обществу показать, что в такой-то день, условно 1 июня, когда украинские воины погибли в таком-то регионе на Донбассе, капитализация панамской компании Порошенко выросла на столько-то процентов, торговая операция прошла между такими-то и такими-то субъектами.

Мы должны наладить сбор информации. Для этого нам нужен один украинский следователь и один прокурор. Следователи уже готовы и судьи готовы. Не хватает процессуального прокурора, который поставит свою визу на таком ходатайстве. В связи с этим увольнение Луценко это шаг, который нужно осуществить немедленно. Не нужно цепляться за 226 голосов в парламенте. Нужна политическая делегитимизация генпрокурора. Нужно после инаугурации внести в парламент представление об его увольнении. Дальше вся система прокуратуры поймет, что это уже вопросы дней или недель его увольнения. Она начнет работать напрямую мимо Луценко. Так было в нашей системе много раз. Как только вертикаль поймет, что генеральный прокурор развалился, значит, все остальное постепенно начнет переходить в самостоятельное регулирование.

Когда скептики говорят мне "Как вы все это сделаете?". Я считаю, что пора переходить от простых математических формул и действовать так, как уже созрело украинское общество, когда общественное информационное давление более приоритетно, чем юридическое крючкотворство. Юридическая машина начинает двигаться сильнее, когда есть общественное давление, и когда это освещается в СМИ.

Диана Панченко: Кто может стать генпрокурором? У вас есть на примете кандидатуры? А если бы вам предложили?

Андрей Портнов: Я на этот вопрос отвечал уже много раз. Во-первых, я нахожусь в бизнес-повестке, и не планирую идти на госслужбу.

Диана Панченко: А в политику?

Андрей Портнов: Я в политике уже. Не обязательно быть в политике депутатом.

Диана Панченко: В парламент вы планируете или нет?

Андрей Портнов: На эту минуту не планирую. Завтра, может, запланирую. Я пока не знаю.

Диана Панченко: Вы видите в команде Зеленского профессиональных людей, может, в юридической плоскости, которые могли бы делать то, о чем вы сейчас говорите? Андрея Богдана называют человеком, который занимается такими вопросами. Что вы думаете о нем. И вообще о команде Зеленского. Сможет ли Зеленский посадить трех друзей Порошенко?

Андрей Портнов: Здесь есть большой общественный запрос, который имеет глава государства. Что касается Андрея Богдана. Мы с ним знакомы. У меня о нем хорошее впечатление как о юристе, профессионале. Никого хвалить из команды нового президента я не хочу, из-за того что в СМИ сейчас напишут, что Портнов похвалил какого-то человека из команды Зеленского. Я никого не хвалю.

Я считаю, что под статус президента, особенно такого президента, который сегодня заступил на пост, под него юридическая элита сама выстроится. Юридическую элиту не нужно просить ему помогать. Вот мне, например, не нужно звонить и просить о помощи. Я гражданин своей страны. Я люблю свою страну. Мною не нужно командовать. Я сам вижу, что нужно делать.

Некоторые считают, что это у меня месть в отношении Порошенко. Может, какой-то маленький элемент мести и есть. Но это, когда в стране есть эпидемия и есть профессиональный врач, он не может ходить мимо, он обязан помочь людям избавиться от эпидемии. Поэтому я как юрист с юридической командой единомышленников, считаю, что в стране эпидемия. Не нужно, чтобы главный врач попросил нас этим заниматься. Он не может ни запретить, ни разрешить, это саморегуляция. Мы сами можем себе определять задачи и их реализовывать.

Диана Панченко: Относительно личных мотивов. Интересную фразу сказала журналист Светлана Крюкова в нашем эфире о том, что именно у вас все выйдет. Она сказала: "У Портнова есть огромная мотивация. Он – а) профессионал, б) злой. Вы злой?

Андрей Портнов: Я очень добрый. Именно из добрых побуждений развития и углубления демократии я хочу этим заниматься. Злой это, когда кто-то захочет за это деньги брать. А я настолько добрый, что это мы будем делать бесплатно.

Диана Панченко: О факторах. Есть информация, что за решением суда о национализации ПриватБанка могут стоять люди из команды Порошенко. Что вы знаете о том, готовы ли в команде Порошенко идти на сделку со следствием или свидетельствовать против Порошенко?

Андрей Портнов: Хочу вопрос разделить на два. Вы фактически задали два вопроса. Первый - национализация ПриватБанка. Существует миф, что суд незаконно отменил национализацию. А  национализация была законной. Это было противоправное действие, которое суд не мог решить раньше в силу давления президентской администрации. Давление начало исчезать и суд решил. Я это так вижу.

Что касается сделок со следствием. Я считаю, что расследование в отношении все организованной преступной иерархии, которой руководил Порошенко, будет осуществляться, где будет вообще "оперативная удача", есть такой термин у правоохранителей. Где будет системная работа, кто-то захочет пойти на сделку со следствием. Фигурантов много.

Возьмем Макара Пасенюка, Гонтареву. По ним, если начать плотно работать, то Пасенюк может захотеть пойти на сделку со следствием и раскрыть всю преступную иерархию. Состав преступления у Пасенюка очевиден - они злоупотребляли государственными ценными бумагами. То есть они украденные у Украины деньги инвестировали в украинские государственные бумаги. Когда Минфин выпускает бумаги под 8% годовых. Вы берете украденные ранее деньги с офшоров и заводите в Минфин. И теперь вам на украденные деньги выплачивает еще и 8% годовых. Этими операциями занималась Гонтарева и Пасенюк. Как минимум они это организовывали. Если здесь начать расследование и, возможно, Пасенюку объяснить, какое его ждет наказание, я думаю, что он, его помощники, консультанты, могут дать какие-то показания. Тем более под руководством Порошенко для этого сформирована вся законодательная инфраструктура –-антикоррупционные органы, внесены изменения в УПК. Они не способны посадить. Сегодня по 60 измениям в УПК это обвинительный документ. Они создали такие возможности, что теперь они сами будут фигурантами этого УПК, УК, невиданных залогов в 300 млн, к примеру.

В такой статье, как попытка захвата власти. Там они отменили меру пресечения в виде залога или домашнего ареста. Только арест. Это они придумали. А теперь, когда они будут проходить по этим делам? Может новая власть рада их под залог отпустить, но закон, который сами они изменили, там тюрьма. Значит, в тюрьме и будете сидеть.

Сейчас очень важно, все, что они наплодили, надеть им на головы. Они должны пройти через все эти процедуры.

Это не из-за мести. Общество должно увидеть, что должен быть баланс между правоохранительной системой и социумом. Сейчас мы имеем полицейское государство в полном смысле этого слова. Они сделали приоритет правоохранителя над обычным человеком.

Мы должны публично советовать новому начальству резко массово сократить правоохранителей. Нужно оставить, чтобы люди по улицам спокойно ходить могли. Разобраться с бандформированиями. Экономические подразделения в СБУ, прокуратуре, нужно кратно сократить. Нужно сделать так, чтобы у них времени не было что-то расследовать. Чтобы люди могли себя спокойно чувствовать, могли зарабатывать деньги, не боялись обысков. Человек должен думать, что Украина самая надежная страна с точки зрения хранения средств, их зарабатывания, их траты. Это задача нового начальства - уничтожить правоохранительную систему в действующем формате. Ее нужно не просто кадрово переформатировать, а изменить.  

Диана Панченко: Вы вчера назвали фамилии - Порошенко, Пашинский, Бурбак, Филатов. Это люди, в отношении которых, могут быть открыты дела. Кого еще можете назвать?

Андрей Портнов: Может кидаться фамилиями лишний раз не имеет смысла. Я хочу построить свою деятельность так - мы сначала пишем документ, аргументируем, потом показываем, что в нем происходит.

Есть разные люди. К примеру, посол в Канаде Шевченко. Он одел вышиванку, был патриотом, но продал в Крыму землю. Она у него в декларации. Он ее продал за российские рубли. На нотариальном бланке написано "российская республика Крым". Полномочное лицо поставило подпись. А доверенность на это посол выписал на своего подчиненного у консула. Это чистой воды государственная измена. Это элемент подрывной деятельности.

Они планово системно уничтожали нашу страну. Если мы сейчас начнем готовить документы по второстепенным преступлениям, то будем выглядеть смешно. Мы должны расследовать то, к чему есть доверие общество. Это мародерство, хищение в армии, отмывание средств на армейских контрактах, госизмена.

Диана Панченко: Важный вопрос. Тарифы. Коррупция в энергетической сфере. Схема Роттердам+. Что вы об это думаете?

Андрей Портнов: Я ничего об этом не думаю. Если у правоохранителей по этому поводу будет какой-то материал…

Диана Панченко: Нужна политическая воля, чтобы это расследовать.

Андрей Портнов: Должна быть. Новая команда об этом что-то говорила. Я не в курсе этого.

Диана Панченко: Война. Вы помните, что в июле 2014 года Порошенко заявил, что Украина нарушает перемирие: "Мы будем наступать, освобождать нашу землю". На тот момент у нас было менее 100 погибших. Доллар был по 12 гривен. На тот момент шли переговоры. По словам очевидцев, довольно успешно в рамках Контактной группы. Украину тогда представлял Кучма. Есть мысль, что тогда за несколько месяцев можно было завершить войну. Как вы думаете, может, мы когда-то дождемся расследования, и было ли законным то решение, - прекращение перемирия?

Андрей Портнов: В ближайшее время мы дождемся ответа на этот вопрос. Я не военный эксперт. Очевидно, что с целью дешевого пиара, Порошенко бросил солдат, для того чтобы создать картинку. Вопросы Иловайска и Дебальцева нужно исследовать в хронологическом порядке. Нужно поминутно установить, что происходило, какие есть письменные указы. Нужно установить, кто и с кем коммуницировал, допросить всех, установить, какова была роль Порошенко, и предоставить ответ на этот вопрос.

Диана Панченко: Как думаете, когда завершиться конфликт на Донбассе? 

Андрей Портнов: Я пессимист. Каждый год высказываются какие-то тезисы. Я не вижу никаких предпосылок. Минские соглашения - это провал дипломатии. Что такое поехать к врагу и забыть выстроить последовательность пунктов. Почему в переговорном процессе Порошенко не выстроил, какой пункт после какого будет начинать свое действие? Не подписав последовательность действий, ты фактически обрек страну на то, что ее прямой военный оппонент предъявлял постоянные нарушения.

Возможно, сейчас нужен новый формат, какая-то дорожная карта.

Диана Панченко: Как опытный человек, как вы думаете, Зеленский будет лучше Порошенко?

Андрей Портнов: Я абсолютно в этом убежден. Я не хочу, чтобы кто-то подумал, что я хвалю нового президента. Еще никто не видел его действий. Если новый глава государства будет приходить на работу и просто сидеть в кресле и ничего не делать, то страна все равно будет развиваться за счет саморегулирования.

Порошенко развивался как коррупционер. Он зашел то в одно министерство, то в другое. Потом произошла легализация средств за счет надувания фабрик. Затем создание внешнего ощущения, что он бизнесмен, потом покупка телевизионных каналов, чтобы создать информационное пространство, которое формирует его как успешного мецената.

Возьмем пример с телеканалом "Прямой". Нам что не известно, что это за канал? Кто конечный бенефициар канала? Висящий на крючке бывший регионал Макеенко. Это сделали, чтобы отмытые деньги запустить на покупку информационного актива, который будет тебя хвалить, чтобы продлить власть, чтобы дальше продолжить красть. По телеканалу "Прямой" мы готовим отдельное заявление. Мы не против информационной политики. Прямой может перейти в другие частные руки или государственные. Акции телеканала "Прямой" по сделке со следствием могут перейти государству.

Диана Панченко: А Рошен? Есть заявления, что его нужно национализировать как ПриватБанк или Криворожсталь?

Андрей Портнов: Национализация здесь не очень подходит. Есть более простой одноходовый путь. Регистрируют одно заявление о преступлении. Если санкция статьи предусматривает конфискацию имущества, значит следователь перед судом может инициировать арест всего имущества. Например завтра подаем заявление. В принципе через неделю следователь может с ходатайством пойти в суд. 

Готов принимать ставки. Суд первое ходатайство об аресте имущества Порошенко санкционирует.

Диана Панченко: Почему?

Андрей Портнов: Потому что за пять лет создана законодательная система, где в судах нет другого варианта, как штамповать все, что приносит следователь и прокурор. Так выписаны кодексы. Отписывать, почему отказываешь следователю, намного сложнее, чем поставить штамп.  

Это юридическая ситуация. Политическая складывается так же. Раз следователь пришел, то прокурор санкционировал, так куда суду деваться.

Если арестовывается имущество, то кто-то по сделке со следствием может рассказать, как это приобреталось.

Рошен вместе с остальным может быть зачислен государству. По сделке со следствием, без национализации или по спецконфискации.

Диана Панченко: Мы все эти года слышали об отрубленных руках, посаженных друзьях. Из бюджета выделяли миллиарды на финансирование НАБУ, САП. Все пять лет говорили, что коррупция это самое большое зло, которое есть в Украине. При этом ни одного высокопоставленного чиновника не посадили. Хочу попросить у вас обещание, чтобы кто-то сел. Никому до этого не удавалось посадить не то что президента, а хотя бы "большую рыбу". У вас есть уверенность, что это может случиться?

Андрей Портнов: Нет, у меня такой уверенности нет. Не забывайте, что я никем не работаю. Я обычный юрист.

Удастся ли новой команде? Не знаю. Мы все на него будем смотреть. Но мы обязуемся давить информационно, ставить их перед фактами. Мы можем быть союзниками даже без согласования действия с новой властью. Мы можем быть и оппонентами.

Диана Панченко: Удастся ли Зеленскому распустить парламент?

Андрей Портнов: Думаю, удастся. Найдется большое количество медиаэкспертов, юристов, которые будут предавать этому такую законодательную оценку, которая вытекает из Конституции.

Как обжаловать указ о досрочном прекращении Верховной Рады. Он должен обжаловаться в Верховном суде как в суде первой инстанции. Но закон запрещает приостанавливать указы президента. То есть нельзя выдать постановление суда о временном приостановлении указа о роспуске парламента.

То есть, когда выйдет указ и будет опубликован, то ЦИК немедленно запустит этот процесс. Если не запустит - уголовное дело.

Глава государства заведет в парламент свою фракцию и запустит необратимый процесс обновления украинской власти.

Диана Панченко: Есть несколько резонансных дел - расследование убийств на Майдане и трагедии в Одессе. Как думаете, мы когда-нибудь правду узнаем?

Андрей Портнов: Чтобы узнать правду о Майдане, нужно справедливое расследование. Не то, чем занимается Горбатюк. Нужно отменить закон об амнистии. Это значит, что одну часть виновных вывели законом. Нет всестороннего расследования. Нужно либо амнистировать всех, включая сотрудников "Беркута", либо отменить амнистию для всех. Вопрос Майдана будет разделительным вопросом.

О 2 мая. Это массовая казнь людей. Прикрывать ее тем, что они были пророссийскими активистами, нельзя. Одесса это украинский город, никаких пророссийских активистом там быть не могло. Но означает ли это то, что людей нужно казнить за их позицию? Нужно установить роль Парубия, кто туда ездил, и дать этому соответствующую оценку.

Диана Панченко: За эти годы мы мало чего слышали о нацисткой символике. Ни для кого не секрет, что националисты и различные формирования подкармливались все эти года от власти. Что с ними будет? За эти пять лет государство утратило монополию власти.

Андрей Портнов: Эти тезисы нужно рассматривать в рамках одного большого дела о создании преступной иерархии под руководством Порошенко. Такая деятельность направлена на дискредитацию Украины. Мы получили российскую пропаганду.

Нужно установить следственным путем - делалось ли это в интересах третьих государств с целью подрыва государственности, или это тупость.

Диана Панченко: Такие люди, как Стерненко, убил человека, выложил это в интернет и до сих пор спокойно разгуливает по Украине, угрожает журналистам.

Андрей Портнов: Мы по фигуранту взяли семь адвокатов, все семеро защищают вдову убитого. Здесь нужно дать оценку правоохранительным органам, которые его покрывали. Среди них замгенпрокурора Стрижевская, которая подписала решение о передаче дела из МВД в СБУ, которое является руководящим органом для всех этих активистов.

Нужно передать дело в МВД и поставить там точку.

Диана Панченко: Дело убийства Олеся Бузины. После самоотвода судьи Сидорова сформировали новый состав суда. Кто стоит за затягиванием этого процесса?

Андрей Портнов: За этим стоит та власть, которая обеспечивала убийцам прикрытие все это время. Общество знает, кто это сделал.

Нужно установить, кто надоумил судью принять решение о самоотводе. В такой стадии самоотвод можно взять только в связи со смертью или тяжелой болезнью. Дело перешло в заключительную стадию.

Значит, судья это делал под давлением.

Диана Панченко: Кто еще может вернуться в Украину?

Андрей Портнов: Украинское государство оставили сотни тысяч людей. Когда я прилетел в Жуляны, в своем обращении, я именно их и имел ввиду.

Мое возвращение это сигнал для тех людей, кто уважает меня, или ориентируется на меня, что нужно строить нашу страну, нужно приезжать. Здесь изменилась атмосфера, ситуация поменялась, другой глава государства. Рядовые люди должны заниматься строительством страны.

Кто из бывших политиков будет возвращаться, для меня не имеет значения. Я не состою в команде ничьей. С февраля 2014 года я не видел бывшего президента и ни разу с ним не общался.

Диана Панченко: А из журналистов - Гужва, Шарий.

Андрей Портнов: Я нахожусь с ними в коммуникации. У Гужвы уже доказан факт фальсификации дела против него. ЕС дал по нему свою оценку. Дело признано политически мотивированным. Его можно положить в основу, если Гужва захочет преследовать тех, кто его преследовал.  Интерпол не имеет к нему никаких претензий. По его делу Интерпол прекратил сотрудничество с украинскими правоохранителями.

Шария нужно сильно попросить, чтобы он захотел приехать. Он прекрасно себя чувствует в странах ЕС. Он внес большой вклад в смещение бывшего президента.

Диана Панченко: По нашему каналу было историческое голосование в Раде. Нас блокировали, нам угрожали. Есть Нацсовет, который постоянно за нами следит. Что-то изменится?

Андрей Портнов: Давление на NEWSONE было целью изменения его политики.

Порошенко имеет одноходовое мышление. Нужно прогнозировать. Если ты осуществляешь грубое давление, то получаешь грубое контрдавление. Вы не изменили политику. Но канал никто не закрыл.

Если будет воля телеканала, и он захочет расследование в этом вопросе, то наши юристы бесплатно в вашем распоряжении. Мы можем инициировать расследование.


Подписывайся на NEWSONE в Telegram. Узнавай первым самые важные новости.