Транш или дефолт: почему так нужен кредит МВФ?

Размещено: 19.02.2018
Транш или дефолт: почему так нужен кредит МВФ?

16 февраля в Украине закончила работу техническая миссия Международного валютного фонда. В течение четырех дней команда представителей МВФ обсуждала проведение реформ, то есть структурных маячков, прописанных в соглашении о сотрудничестве. Спикер Фонда Джерри Райс сказал, что техническая миссия приехала по просьбе украинской стороны, и сделал акцент на создании антикоррупционного суда как на ключевой реформе. Но есть еще один важный вопрос - тарифы на газ.

Техническая миссия не принимает решение о выделении очередного транша. Это уже решает оценочная миссия, но пока что дату ее прибытия никто не называл.

Действующую в данный момент программу финансовой помощи МВФ и Украина согласовали в марте 2015 года.  Срок действия программы - четыре года, до марта 2019 года на общую сумму 17, млрд долл. За три года действия программы Украина получила 8,7 млрд долл.:

  • Март 2015 года - 5 млрд долл.
  • Август 2015 года - 1,7 млрд долл.
  • Сентябрь 2016 года - 1 млрд долл.
  • Апрель 2017 года - 1 млрд долл.

В январе этого года министр финансов Александр Данилюк заявил, что в 2018 году надеется на два транша МВФ на общую сумму 3,5 млрд долл. с тем, чтобы первый транш поступил уже в мае. Если надежды главы Минфина оправдаются, то к концу этого года Украина получит 70% средств по кредитной программе, а значит, до марта следующего года останется еще 30% - 5,3 млрд долл. Но пока что все складывается не в пользу идеального плана. Скорее наоборот.

Читайте также: "Великое переселение народа: куда и почему уезжают украинцы из Украины"

Неподъемный тариф

По итогам визита технической миссии официальные представители власти комментариями не разбрасывались. Но с антикоррупционным судом уже все более или менее понятно. Спикер ВР Андрей Парубий сказал, что корректировки от Венецианской комиссии, на чем настаивают в МВФ, можно будет внести в законопроект о суде между первым и вторым чтением, и прогнозировал, что до конца мая можно принять закон. В принципе, даже если законопроект примут только в первом чтении, этот сигнал в МВФ могут воспринять как положительный, и это подтопит переговорный лед.


С тарифами все сложнее. NewsOne.ua писал о разных сценариях ценообразования: пересчитать тарифы для населения по действующему постановлению №187 с повышением до 62%, откорректировать постановление, удержав повышение в границах 8-14% и не делать ничего.


Первый вариант устроит МВФ без разговоров. Но это невыгодно с политической точки зрения - впереди выборы, а также бьет по другим экономическим показателям. После повышения тарифов вырастет число получателей субсидий: в конце прошлого года субсидии получали больше 6 млн домохозяйств, или около 46%, а если поднимутся тарифы, то количество субсидиантов вырастет и им не хватит 71 млрд грн, выделенных в бюджете. Если условия предоставления субсидий пересмотрят с тем, чтобы сократить количество получателей (хотя перед выборами это тоже крайне непопулярный шаг), тогда есть риск кризиса неплатежей. По пессимистичным прогнозам некоторых экспертов, повышение тарифов на 62% приведет к тому, что 90% населения перестанут платить по счетам. Еще одно последствие повышения тарифов - ускорение инфляции.

Второй вариант повышения - новая методика расчета цен на газ - предмет дискуссии с МВФ. В правительстве дают разные варианты пересмотра формула и схемы закупок. Все крутится вокруг того, чтобы повысить тариф не на десятки, а на несколько процентов. МВФ еще не отказал, что вселяет надежду, но, похоже, и не в восторге от наших идей.

Третий вариант - не повышать тариф и отказаться от кредитных средств - не хочется даже рассматривать, потому что на кону дефолт.

Почему так нужен транш МВФ?

Есть три направления, с которыми часто связывают выплату очередного транша МВФ, но на которые он напрямую не влияет.

"Это курс нацвалюты. Но влияние транша МВФ на курс гривны ограничено. Фонд следит за тем, чтобы если НБУ выходит на рынок с интервенциями, чтобы сгладить валютные колебания, то только за счет чистых резервов. Транш в чистые валютные резервы не входит, - объясняет Алексей Кущ. - Часто говорят о том, что кредит МВФ нужен для того, чтобы стимулировать развитие экономики. Это еще большая несуразица, чем влияние на курс. Транш не используется для покрытия дефицита бюджета и кредитования экономики, то есть влияние практически нулевое. Третий вариант - что кредит МВФ, это индикатор для иностранных инвесторов. На самом деле, инвесторы обращают внимание на сотрудничество с МВФ только при кредитовании во время краткосрочных кризисов. В этом случае это не стимулирует вкладывать в экономику страны, а удерживает их от панического бегства. Если же сотрудничество с МВФ продолжает несколько лет, это уже как колокольчик прокаженного - знак того, что экономика заражена кризисом. Поэтому наш формат сотрудничества с МВФ себя изжил и ни на что не влияет. Получит ли Украина транш весной, летом или осенью - они пойдут на выплату долгов".


В этом году начинаются масштабные выплаты по внешним обязательствам. В 2018 г. нужны 3,57  млрд долл. на выплаты и обслуживание, в 2019 году - 6,47 млрд, в 2020 г. - 6,88 млрд, в 2021 г. - 6,35 млрд, в 2022 г. - 5,45 млрд. Итого: 28,7 млрд долл. на пять лет.


Вместе с исполнительным директором Международного фонда Блейзера Олегом Устенко мы разбираемся, какой объем валюты может в целом понадобиться Украине в этом году. Эксперт говорит о том, что незакрытая потребность составляет 7 млрд долл.

"В этом году Украина должна вернуть около 4 млрд долл. внешних долгов, куда входят расчеты по долгам с МВФ, 1 млрд долл. по европейским бондам, которые были реструктуризированы при Наталье Яресько, и часть средств выплат перед другими кредиторами, - объясняет Олег Устенко. - Параллельно у Украины есть торговый дефицит - мы экспортируем меньше, чем импортируем, и он является производной для возникновения дефицита счета текущих операций - около 5 млрд долл. по прогнозам на этот год. Есть потребность украинского частного сектора в иностранной валюте порядка 1 млрд долл. Все вместе - 10 млрд долл. Если у Украины все будет не намного хуже, чем в прошлом и позапрошлом году, то есть шанс получить около 3 млрд долл. прямых иностранных инвестиций (это в три раза меньше, чем во время своих исторических пиков). В этом случае при потребности в 10 млрд долл., 3 млрд долл. не нужно будет искать. Поэтому открытая непокрытая потребность во внешнем финансировании - 7 млрд долл."

Без транша МВФ другие кредитные программы тоже не работают. Олег Устенко говорит, что зависли 3 млрд долл. от МВФ, около 2 млрд долл. макрофинансовой помощи от Евросоюза на покрытия дефицита бюджета, около 1 млрд долл. от Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития, еще около 1 млрд долл. можно было одолжить на внешнем рынке. То есть 7 млрд долл. - всю необходимую сумму - мы могли получить благодаря возобновлению сотрудничества с МВФ. А без него не только этого не получим, но есть вероятность, что сократятся даже прямые иностранные инвестиции - те самые 3 млрд долл. Значит незакрытая потребность в валюте будет еще выше и растет риск дефолта. И под это тоже можно было бы одолжить, но вряд ли получится.


"Пересмотр программы кредитования или новая расширенная программа кредитования МВФ под угрозу дефолта 2019-2020 гг., возможно, имели бы какой-то смысл. Но мы должны понимать, что МВФ не будет разговаривать с действующей властью о каком-то расширенном формате, - говорит Алексей Кущ. - Скорее всего, у Украины будут два варианта после выборов в следующем году: или объявлять полноценный дефолт и проводить замкнутую протекционистскую политику развития собственной экономики, или продолжать диалог с западными финансовыми организациями и, чтобы избежать дефолта, получить новую расширенную программу с МВФ".


Но под новую программу нужен и новый экономический план - впечатляющий и амбициозный. Но пока что ничем хорошим кредитора удивить не получилось.

Анна Гончаренко