Слушать
Слушать

Безработица и реформы: идеология реформ требует коррекции

26.09.2017

Warsaw Enterprise Institute в сентябре 2017 года сделал прогноз о сокращении трудовых ресурсов и усилении вероятности депопуляции в Украине. Этот довольно серьезный прогноз, хотя и является обоснованным, однако носит несколько идеализированный характер. Тем не менее, массивная трудовая эмиграция в Восточную Европу и СНГ из Украины, а также рекорды по уровню безработицы 2017 года показывают, что правительство, проводя реформы, не учитывает уровень занятости в стране. Другими словами, в стране по объективным и субъективным причинам нет условий, чтобы занять все трудоспособное население.

Безработица – тактическая проблема правительства

Традиционно в Украине очень мало доверяют официальной статистике, и все же она отражает колебания деловой активности, а значит, в некоторой степени совпадает с реальной картиной. Анализ динамики уровня безработицы за последние 10 лет показывает, что при наступлении кризиса безработица сразу "улетает" до уровня выше 10%. Это видно как на примере кризиса 2008-2009 гг., так и на примере кризиса 2014-2015 гг. При этом, в обоих случаях можно было наблюдать, как в течение 3-6 месяцев уровень безработицы с нормального значения в 5-7% вылетал за отметку в 10% (рис. 1).

Рис. 1 Динамика уровня безработицы в Украине за последние 10 лет

Анализ графика уровня безработицы за последние 10 лет позволяет нам сделать еще ряд полезных выводов. Во-первых, наша экономика очень чутко реагирует на спад деловой активности именно снижением занятости населения. Это делает экономические кризисы "чувствительной точкой" политиков, поскольку падение занятости затрагивает электорат.

Во-вторых, восстановление уровня занятости населения в Украине происходит очень медленно и, как правило, имеет поступательный характер. Более того, картина 2016 года и первой половины 2017 года показала, что даже при небольшом росте ВВП безработица может иметь предпосылки к поступательному росту.

Так, в июль 2017 года мы вошли с уровнем безработицы 10,5%, в сентябре она снизилась до 9,1%, однако все еще оставалась очень высокой и правительству не удавалось ее сбить ниже 8%, как это было во время сырьевых кризисов 1998-1999 и 2008-2009 гг. На мой взгляд, рост безработицы в Украине последние полгода питался двумя факторами: оттоком формально безработного населения в ЕС на сезонные работы и очень слабеньким восстановлением промышленности. Я напомню, что индекс промышленной продукции за 8 месяцев 2017 года упал на 0,6% к аналогичному периоду 2016 года.

Оба фактора не находились под влиянием украинского правительства, основной ресурс которого был направлен на обеспечение финансовой стабильности и не предполагал активной промышленной политики. Проще говоря, финансовую стабильность мы разменяли на слабый рост, а местами и на падение экономики. Не склонен критиковать этот тактический шаг исполнительной власти, время покажет его эффективность или неэффективность. А вот с оттоком трудового ресурса в ЕС все гораздо сложнее, так как он может иметь интересные последствия и частично подтверждать предупреждение Warsaw Enterprise Institute о рисках депопуляции в Украине.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Вопреки всему: как экономика Украины вырастет во второй половине 2017

Учет и контроль рабочей силы

Политическое руководство Украины сейчас благоволит к ЕС. И эту политику можно считать искренней. Но суть проблемы в том, что экономика без трудовых ресурсов и потребителей (населения) невозможна по определению. Более того, экономика может мало зависеть от размера территорий, а иногда и от качества этих территорий их климата и прочих характеристик. Поэтому самый главный успех экономических реформ – это возможность государства занять чем-то полезным население на своей территории. И вот именно в этом узком моменте Украине похвастаться особенно не чем. К сожалению, мы пока проигрывает тактическую борьбу за занятость и у нас традиционно очень высокий отток трудовых ресурсов к странам-соседям.

По статистике Госкомстата, трудоспособное население в Украине составляет примерно 26 млн человек, из которых работает только 16,5 млн человек. Т.е. практически 10 млн трудовых ресурсов (или 38% трудоспособного населения), не являясь в большинстве своем официально безработными, остаются "балластом" для экономики Украины, работая за пределами страны. Правда за их счет удается пополнять золотовалютные резервы НБУ, поскольку именно "заробитчане" всегда были заметным источником валюты в стране.

По состоянию на начало 2017 года в России работало примерно 2,1 млн граждан Украины. Ситуация с Польшей была сложнее: польские власти информируют, что на территории Польши в 2016 году работало около 400 тыс. украинцев, и это только по официальной статистике. Сколько же наших граждан работало и проживало в Польше нелегально - оценивать сложно. Разброс в оценках по Польше большой, и находится в диапазоне от 0,8 до 1,5 млн человек.

Таким образом, из 10 млн незанятых, в качестве безработных учтены только около 1,5-1,6 млн человек. Остальные 8-8,5 млн работают за рубежом, но не отказываются от украинского паспорта, и очевидно ожидают наступления пенсионного возраста, чтобы перебраться в Украину. Печально, но Украина сделала шикарный подарок всему европейскому региону, подарив ему 8-9 млн трудовых мигрантов, которые не могут реализовать себя на родине, но и не отказываются от украинского гражданства.

ЕС – друг или враг?

Несмотря на конфликт с РФ, поток трудовых мигрантов в эту страну все же ослабевает не сильно. Тем не менее, страны ЕС, Ближнего Востока и Турция забирают у нас трудовых мигрантов в три раза больше чем РФ. Это довольно серьезная заявка на образ условного "противника" для страны, которая не может обеспечить привлекательными рабочими местами своих граждан. Проблему трудовой миграции (нелегальной) усложняет безвизовый режим с ЕС, т.е. отток мигрантов в ЕС может усилиться под действием безвиза, но не настолько, чтобы кардинально изменить ситуацию.
А теперь представьте, что вы взрослый мужчина (женщина) в активном экономическом возрасте 30-40 лет, со знанием 1-2 языков и биометрическим паспортом в кармане. Идея попытать счастья для трудоустройства за рубежом для такой части населения очень привлекательна. Они могут обслуживать бизнес и госструктуры стран-соседей в отношениях с Украиной, могут учить украинских студентов, могут работать на стройке, в кафе или, в конце концов, собирать апельсины или клубнику. В любом случае, они рассчитывают получать больше чем в Украине, и в ЕС это возможно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Борьба за выживание: нужен ли Украине новый транш МВФ?

И вот в этом месте мы приходим к идее честной конкуренции экономик. Если правительство страны настолько слабо, что не может заставить экономику Украины генерировать рабочие места, то такая экономика теряет масштаб и свою влиятельность в регионе. С таким явлением бороться можно двумя методами: реформами или железным занавесом. Железный занавес Украина ощущала на своих плечах на протяжении всех лет существования СССР, и возврат к этой концепции маловероятен.

Анджей Талага из Warsaw Enterprise Institute, который сделал прогноз по росту риска депопуляции, скорее просто привлек внимание к проблеме на этапе, когда еще можно принять меры по снижению этого риска, но не заявил, что этот риск будет реализован в Украине.

Спрос на реформы

После того как Украина подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, у исполнительной власти Украины не осталось выбора, кроме как открыть границы для иностранных бизнесменов и сделать территорию Украины привлекательным местом для ведения бизнеса. К сожалению, украинские власти пытаются измерять успех реформ в этой области передвижением по рейтингу Мирового банка Doing Business, часто даже неправильно интерпретируя его результаты на публике.

Но результаты реформ должны быть видны не по месту в рейтинге, а по притоку в Украину иностранных инвестиций – собственно это и есть новые технологии, новые рабочие места и путь к расцвету национальной экономики. Пожалуй, это единственный путь, за счет которого можно комплексно решить все проблемы Украинской экономики: от слабой занятости населения до ухода от сырьевой зависимости.

Пока же похвастаться кардинальными сдвигами очень сложно. В 2015 году Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в Украине сократились на $12,9 млрд., в 2016 году - на $4,5 млрд. В первом полугодии 2017 года, впервые с окончания кризиса ПИИ выросли чуть более чем на 4% - примерно на $1,6 млрд., что для такой страны как Украина очень мало. Для примера, когда в Украине после Оранжевой революции в 2004-2005 годах был инвестиционный бум, ПИИ в Украину росли темпами по $6-8 млрд. в год.

Я считаю, что $6 млрд. в год - это как раз тот порог ПИИ, который позволяет Украине комфортно развиваться и расти. $8-10 млрд. в год – это уже настоящий инвестиционный бум для нашей "окраины Европы". Правительству нужно доводить плановые показатели по ПИИ на 2018 год до отметки $8 млрд. в год, и это должны быть не кредиты, а именно инвестиции в акционерный капитал украинских компаний. При этом самым важным объектом для инвестиций остается банковский сектор, поскольку приход в этот сектор новых участников рынка будет означать гарантию новых кредитов и возможность холодного старта для роста ВВП.

К сожалению, Украина не полностью открылась Западу. На практике наша бизнес-среда защищает свои "жирные" участки рынка и не очень пускает на нем работать западные компании. Иллюстраций подковерной борьбы за место под украинским солнцем предостаточно, чего только стоят похождения Ryanair в Борисполе или идеи госбанков исподтишка загонять к себе на обслуживание госкомпании и бюджетные организации.

На практике крупный частный инвестор выбирает, где ему организовать бизнес или производство и, к сожалению, европейский регион предлагает ему большой выбор динамичных экономик, бизнес-элита которых уже согласилась с доминированием иностранного капитала: Польша, Венгрия, Грузия, Молдова и т.д. Эти страны являются нашими ближайшими конкурентами за инвестиции, и пока Украина проигрывает эту жесткую конкурентную борьбу: частично - из-за напряженности в зоне АТО, но в большей степени - из-за политики исполнительной власти в угоду действующим бизнес-элитам, которые не хотят выходить из своей зоны комфорта и конкурировать с иностранцами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Темное сырьевое будущее: основные риски для экономики Украины до конца 2017 года

Не знаю, понимают ли это в экономическом блоке правительства, но подобную практику "протекционизма" местным бизнес элитам нужно прекращать, причем на протяжении 1-2 лет, поскольку иначе в долгосрочной перспективе прогнозы Warsaw Enterprise Institute могут сбыться и наши более способные соседи вытянут еще большую часть трудовых ресурсов из нашей экономики, сократив и ее масштаб, и ее привлекательность.

Ну а мы с Вами (те, кто тут останется) будем приобретать компьютеры Dell, собранные в Польше, ездить на машинах Рено, сделанных в Румынии, кушать лапшу, сделанную в Сербии, и пить кофе, произведенный в Болгарии, и, конечно, будем благодарить благородных соседей, которые еще за 10-15 лет до острой фазы реализации рисков депопуляции любезно предупреждали нас об их вероятности, как бы намекая, что нашей экономике нужно реформироваться или умереть.

Виталий Шапран
Член исполкома УОФА

Loading...