Прямой эфир

"Я бы сделал все, чтобы встать на ноги": Полный текст эксклюзивного интервью Геннадия Кернеса для NEWSONE

Размещено: 03.07.2018
"Я бы сделал все, чтобы встать на ноги": Полный текст эксклюзивного интервью Геннадия Кернеса для NEWSONE

Харьковский городской глава Геннадий Кернес дал большое интервью телеканалу NEWSONE, в котором рассказал о жизни Харькова, децентрализации, взаимоотношениях с руководством области и центральной властью и многом другом.

- Я традиционно спрашиваю в каждом эфире, с каким настроением вы были до начала нашего разговора и о чем думали, чем заняты ваши мысли последние насколько дней?

До начала эфира я думал об эфире, а мысли были заняты теми решениями вопросов, которые назрели в городе Харькове.

- Вы не часто встречаетесь со СМИ. Почему?

 Я считаю, что лучше делать, чем говорить.

 - Почему? Можно делать и говорить о том, что делаешь. Или это хвастовство?

Я считаю, что мы локально устроены на территории Украины. Харьков — неотъемлемая часть Украины и соответственно, кого больше интересуют вопросы и ответы — это харьковчан. То, что касается информирования населения страны — это тоже важный момент, но я думаю, что здесь уже необходима в большей степени работа журналистов всеукраинского уровня, которые бы писали о городе. Допустим вчера я получил информацию, что Харьков стал лучшим комфортным городом для жизни по оценкам журнала Фокус среди других городов Украины. Мы набрали больше всех баллов. Харьков — 67 по сравнению с Винницей 61,5 кажется, и Львов обогнали, и Одессу, и Днепропетровск, и Киев.

- В чем феномен Харькова?

Феномен Харькова в том, что в первую очередь харьковчане сплотились все, они очень любят свой город, они терпеливые, они дают возможность реализации тех задумок, о которых мы их информируем и помогают нам в этом. Без помощи самих горожан, таких результатов в Харькове бы не было. Один ледокол не сорвал бы фарватер куда нам плыть. А вот, допустим, люди все благоустраивая, все приводя в порядок, видя это, люди помогают. Помогают очень сильно, и конечно, вот вознаграждение. Financial Times оценивала нас и журнал Фокус вчера. Считаю, что имеем право.

- Вас часто хвалят, а в чем наоборот вы бы сказали: тут я не справился?

Я не знаю, когда меня хвалят и за что. Я не знаю, с чем бы я не справился….

- Например, может есть какая-то локация в Харькове, где говорят, что давно надо было сделать, но у вас или не доходят руки или нет возможности?

Вы знаете, я ехал к вам на встречу и задумался, что еще в Харькове очень много довоенных построек, довоенных построек, которые имеют документы, право собственности и здесь необходимо разработать такую программу, в том числе может инициировать ее на уровне Верховного Совета Украины для того, чтобы дать закон, возможность органам местного самоуправления предлагать людям по другому посмотреть на свое место жительства для реализации более успешного, современного проекта развития города. Я считаю, что это можно сделать объединив свои силы.

- Об инциденте, который произошел недавно в горсовете. Ваш взгляд на то, что произошло и кто был инициатором?

Мой взгляд такой: я пришел как обычно на работу заранее, подготовленный к сессии, мы поднялись, пошли проводить сессию. В один из каких-то моментов стало понятно, что что-то происходит. Мы не обращали внимания, но я видел как идет задымление зала, как люди начинают покашливать. Я спросил все ли нормально, можем ли мы продолжить сессию. Сказали, что да. Мы сессию не останавливали, продолжили. Выполнили все задачи, но в процессе ведения сессии, мой заместитель выходил и я так понял, встречался с кем-то, где было высказано, что один из вопросов сессионных надо снять для разговора, для проверки, посмотреть со всех сторон.

- О чем шла речь?

Речь шла о строительстве многоэтажного дома в районе футбольного стадиона Металлист. Там нет никаких противозаконных действий. Дело все в том, что когда мы готовили Харьков к Евро-2012, там где не успевали делать строительство застройщики, там были сделаны просто асфальтные площадки. И вот одна из асфальтных площадок пришла к тому, что ее необходимо осваивать. Вот и все. Она никому не мешает. Тем более, на тему этого адреса ко мне неоднократно поступали многочисленные обращения, заявления граждан близлежащих домов, которые говорили о том, что там постоянно ночью наши любимые мотоциклисты, машины проводят гонки, не дают спать и так дальше. То есть, оставлять это место таким не хотелось и с точки зрения моего подхода уплотнительной застройки нет, это не уплотнительная застройка. Этот вопрос появился в повестке сессии, он прошел все комиссии. Другие пикеты, которые были возле стен мэрии - это были вопросы связанные с незрячими, но это больше вопросы к государственной власти, чем к местной власти.

- Вы говорите, что ваш зам встречался с радикально настроенными ребятами. Мы видели, что для него эта встреча закончилась не очень позитивно в мусорном баке.

Это другой зам. Это тот зам пострадал, который вышел, увел незрячих людей, которых привели для пущей важности под стены мэрии. Но он пострадал, он сейчас на больничном. У него сломан палец. На самом-то деле они поступили по-хамски, я считаю, что это уже дремучий лес какой-то. Не знаю, зачем это было сделано и для кого, смешки настроенные, но парню некомфортно, неприятно, но с эти сейчас разбираются правоохранительные органы.

- Все, что произошло в горсовете, это действительно связанно со зданием новостроя?

Я вам объяснил, что в процессе были какие-то переговоры, разговоры, а началось же не из-за этого…

- А из-за чего?

Есть у нас активист один, не будем называть его фамилию. Он человек не чистоплотный, грязный очень. Мне известно, что ночью раздавали деньги и по 100, и по 50 долларов, находили спортсменов, чтобы утром они пришли под стены мэрии и устроили балаган. Плюс фаны футбольного клуба Металлист. Но если мы будем рассматривать так, что подожгли ящик фаеров, поджигали двери, ломали двери, ломали мебель, разбили витражи, которым 60 лет, которые стояли 60 лет в рамах, разбили картины, исчезли картины людей, которые руководили ранее Харьковом. 19 портретов.

- Их украли?

Мы не знаем, их нет, мы не знаем. Более пяти человек находятся на стационаре, обратились за помощью после этого, из которых двое обратилось уже на следующий день. Что полиция? Полиция ищет брешь в действиях людей, которые охраняли Харьковский горсовет. Полиция не ищет никого, кто был замечен во время этого всего скандала. Полиция хорошая, но еще лучше СБУ, а и ее начальник. Он конкретно руководствуется какими-то командами и сами его подчиненные. Мы же общаемся, на среднем уровне, на среднем звене и не только на среднем, и они нам объясняют: ребята, поймите, это не мы, мы от этого кошмара куда подальше, здесь есть команды и нам необходимо их выполнять. Тоже самое прокуратура. Обычно как что-то происходит, так прокуратура сразу тут как тут: возбудить дело, выписать очередную повестку, выписать очередной обыск, полазить, пошарить, а сейчас ее не видно.

- Политтехнологи говорят, и это не секрет, что раньше на всех выборах обращалась центральная власть к местной с просьбой помочь с результатами, как городскому, областному и так далее. Есть мнение, что такие нападки на горсовет, это такие приветы из Киева…
Я не могу так говорить. Потому что понимаете, мы должны быть самодостаточными, конечно,и целеустремленными, и давать людям возможность мыслить и задумываться над их будущем. Соответственно, если у нас есть вотум доверия как-то что-то подсказать, объяснить, где нам помогают, а нам помогают очень много и народных депутатов, и не только народных депутатов, а просто важных людей для того, чтоб мы могли выполнить свою функцию, я имею ввиду эффективно функцию менеджмента для управления таким мегаполисом, как Харьков, админресурсом надо уметь пользоваться. Когда говорят, что это Киев за то, что кто-то не поддерживает кого-то...Я не верю в это. Я думаю, что здесь больше склока на местном уровне создано для того, чтобы потом в Киеве взяли это дело под контроль и разрулив его, стали такими белыми, пушистыми и хорошими.

- Может стоит глав администраций избирать точно так же, как городских глав? Или все таки присутствует здесь некий дуализм: президент назначает главу области, деньги выделяет Кабмин и этот конфликт вечный между президентом, Кабмином и главной области заложен в самой формуле?

Я думаю, что больше конфликт заложен между мэром и главной области, потому что все деньги идут через область, а распорядителем финансов в данном случае является исполнительная власть. Но фокус в том, что сама структура органов областного уровня и городского - это разные. Если в городе и создан исполком, и создан городской совет и им управляет один человек — это городской глава, то в областном уровне есть областной совет и ОГА. В данном вопросе, который вы задали, дуализм заключается в том, что если будут выбирать так называемого губернатора, тогда у этого губернатора должна быть своя исполнительная власть, а это будет называться, как ни что иное, как исполнительный комитет областного значения. Тогда это уже будет все в одних руках. То есть будет единоначалие, можно будет общаться, а здесь получается как в каком-нибудь треугольнике. То есть, ты обращаешься к одним органам, они тебя посылают к другим, другие тебя посылают к третьим. Все это продолжается, ты знаешь всю эту кинокомедию. Поэтому есть этот момент, что может не получиться. Лучше сдержаться, иметь хорошие отношения. Как делятся деньги? Деньги поступающие в виде субвенций на области Украины, они же поступают и от количества населения, в том числе, как показатель, а у нас население, допустим, в Харькове больше, чем в области, а денег мы получаем меньше.

- Почему?

А потому что так их делят.

- Кто принимает это решение?

ОГА, облсовет.

- Как сейчас у вас отношения с главной области?

С главной областного совета у меня прекрасные отношения. С главной ОГА у меня тоже хорошие отношения.

- В моменте, когда ваш бюджет переходит лимит и вы должны ехать согласовывать…

Мы должны корректировать свои проекты через ОГА. Таков закон. ОГА проверяет наши проекты и дает потом свое заключение. Если оно положительное — мы продолжаем дальше. Если оно не положительное — мы должны исправить все, те замечания, которые нам поставлены на вид.

- Масштабные проекты, которые вы анонсировали ранее это океанариум и большой зоопарк, они выходят за пределы бюджета?

Да они выходят за пределы бюджета, потому что стоимость общая, общая комплексная стоимость — это благоустройство, все что касается создания этой территории, это около 2 млрд грн. Эту суму должен, конечно, утвердить Кабмин. Сейчас мы боремся, чтобы была такая постанова, которая нам дает возможность открыть шлюзы финансирования данного проекта, потому что я считаю, что это проект будущего, это проект для людей. Это, конечно, не проект создания какой-нибудь механизированной колоны, но зато это проект для любознательности наших детей, обучения наших детей, воспитания наших детей.

- Насколько вы оптимистично настроены в плане зоопарка и океанариума?

 Очень оптимистично, очень настроены.

- Какие сроки видите?

Если все произойдет в течение ближайшего времени, я имею ввиду, согласование проекта, то есть нам разрешат работать по нашим показателям, я думаю, два года и мы реализуем качественно новое предприятие коммунальной формы собственности с добавленной стоимостью.

- В какие сроки может окупиться? Или это не имеет значения?

Дело не в окупиться, а в том, что это собственность тергромады. Здесь нет проекта…

- Киев недавно принимал финал Лиги чемпионов, есть у вас какая-то спортивная зависть по этому поводу?

Вы знаете, Киев — столица нашей страны, кому как не ему принимать финал Лиги чемпионов. Было все на высоте. Реал победил и я этому очень рад.

- Недавно в Киеве проходил Марш равенства. Как с этим делом в Харькове?

Когда-то я закрыл один из баров, где собирались люди однополого, так сказать, порядка. Они мне написали письмо от имени ЛГБТ, что их более 25 тысяч в Харьковской области. Я тогда прозрел. Конечно, везде есть эти движения, везде есть марши равенства. Но мы должны считаться с этим, это уже существует.

- Футбол или хоккей?

Футбол.

- Какая любимая команда?

 В футболе любимая команда Челси. Сейчас я болею в чемпионате мира за сборную Бразилии.

- С какой самой странной просьбой к вам обращались харьковчане?

 О личной встрече.

- Какой у вас любимый фильм?

У меня сейчас много любимых фильмов. Я недавно посмотрел фильм такой Сыны анархии. Мне очень понравился.

- В каких случаях отказываете в фотографиях?

Я не отказываю почти никому, потому что это неуважение. Но стараюсь по мере большинства прохождений людей и отсеивать, и уходить, потому что я хочу отдохнуть, я не пришел специально фотографироваться.

- Мы можем открыть секрет по поводу памятника? Расскажите.

Вот буквально скоро, в июле месяце мы откроем памятник Людмиле Марковне Гурченко, нашей знаменитой харьковчанке, великой актрисе СССР и не только СССР, а, я думаю, мира. Сейчас готовится место. Памятник уже отлит, отлит за деньги меценатов, спонсоров, бюджетных денег там нет, делаем сквер очень красивый и люди будут отдыхать. Это в самом центре города.

- Кому бы еще поставили памятник в Харькове?

Я думаю, что есть исторические легенды и можно было бы подумать, какие памятники еще можно ставить, но главное здесь найти место для такого памятника.

- Хочу вернуться на несколько лет назад, понимаю, что эта тема может быть вам неприятной, но если правоохранители не знают, кто в вас стрелял, вы знаете?

Смотрите, простая задача. Я живу в Харькове постоянно. Я никуда не собираюсь выезжать из города Харьков и не собирался выезжать. Я занимался активно спортом, проповедовал активно спорт и увлекался бегом. Бегал я по одной и той же трассе много лет. Это не год, не два, не три и не было ничего пока не случилась революция. Случилась революция, я продолжал отстаивать интересы Украины, я не давал создавать никаких республик, но я должен был себя все равно морально и физически поддерживать. В один из таких дней, пробежек в меня стреляют. Вот вопрос: кто мог это сделать? Конечно, это люди около Авакова, потому что помимо того, что стреляли, была еще поставлена растяжка. Это значит, что люди имели доступ к оружию.

- Растяжка со взрывчатыми веществами? Имеется ввиду граната, что это было?

С миной. На всякий случай, если будет погоня, зацепляется за растяжку. Но я этого же ничего не знаю. Само отношение по культуре расследования этой истории и комментирование этой истории, понимаете?

- Насколько я помню, ваши люди искали пулю?

Мои люди сами помогали искать пулю, помогали правоохранителям, финансировали. Начали ходить слухи, что это Кернес сделал сам против себя и так дальше. Ну что я себя захотел искалечить или как? Понимаете, то, что я пережил в эти дни конкретные, в эти недели, я никогда не забуду. Я всегда говорил и буду говорить, что жизнь до выстрела — это одна жизнь, жизнь после выстрела — это другая жизнь. Я очень многое осознал, очень многое понимал в эти моменты. Знаете, как надышал на стекло и только осталось нарисовать рисунок в зимнее время года. Вот этот рисунок он таковой, что никому это не надо. Сегодня ты есть, а завтра тебя нет и никому это не надо. Переживания людей — никому это не надо.

- Вы нанимали частные конторы, сыщиков, которые бы провели это расследование параллельно с полицией?

Ко мне в Израиле приходили разные службы, которые мне давали намеки на определенную информацию, но она вся стекалась в одну сторону. В сторону к министру МВД.

- В чем заинтересованность людей около него?

Не успел он стать министром внутренних дел, он еще и.о, прошло два дня и уже было возбуждено в отношении меня уголовное дело. Ни за что, ни про что. Пиарилось оно очень долго, с очень негативной стороны и постоянно продвигалось в ненужном фоне. Тогда был Махницкий, тогда был Наливайченко, тогда были какие-то черточки, палочки, схемы какие-то, Майдан и я просто был запутан во всех этих запутанных сетях, и понимал, что что-то плетется.

 - Во время Майдана вы не уехали. Почему?

 А почему мне уезжать из города, мне бояться некого. Люди меня знают все в лицо. Людей я не боюсь. А дальше это уже понимание сущности, я имею ввиду, будущего страны. Я считаю, что я здесь сыграл определенную роль.

- Не было у вас мысли бросить все, буду жить в другом городе, в другой стране?

Я думаю, что такие мысли у меня были только не в это время.

 - До или после?

Я думаю, что больше до, чем после.

- Сейчас на своем посту вам комфортно?

Мне комфортно тем, что я среди людей. Меня поддерживают люди. Для меня это адреналин, для меня это заряд бодрости — это моя жизнь. Без людей я никто и ничто. Поэтому, я считаю, что я на своем месте. Да, мне тяжело, то что я в инвалидной коляске, но я научился уже и таким способом управлять и все понимать. Если раньше я самостоятельно все ходил, высматривал, то теперь у меня есть специальные люди, которым я доверяю пока что, которые меня информируют о всех тех негативах, которые есть, а я регулирую весь процесс и движения вперед и закладываю прямую того результата, который мы хотим получить.

- До покушения вы очень много бегали. Вам снится это?

Очень много. Очень хочу. Вы знаете, когда приходят марафоны, когда просто люди бегут, едут на велосипеде, я же понимаю, как это механически происходит, я очень хотел бы побежать еще, но тяжеловато. Сейчас я в большей степени ищу, какие есть новые изобретения для более удобного проезда для меня, как для человека с инвалидностью.

 - Что это за средство современное?

Вот сейчас есть новое достижение техники, типа мотоцикла. Я его ищу, постараюсь найти, приобрести.

- В силу той ситуации, в который оказались вы, можете ли вы сказать, что Харьков самый приспособленный для людей с инвалидностью город?

Один из самых приспособленных для людей с инвалидностью город. Пока мы не можем сказать, что самый-самый, потому что нам необходимо построить реабилитационный центр для людей не только с инвалидностью общей, но и инвалидностью людей, которые были получены в зоне АТО. Мы уже выбрали место у нас уже есть девочка, которая руководит данным проектом, потому что она тоже на коляске и это впервые было в Харькове, в исполнительных органах власти, в исполкоме, она была представлена, как член исполкома для того, чтоб люди с ограниченными возможностями знали, что их представитель находится в органах управления города.

- Вопрос из области фантастики: если бы один день из своей жизни вы могли поменять, что бы это был за день?

Я бы сделал все, чтобы встать на ноги.

- То есть вы тогда бы не пошли на пробежку?

Пошел бы на пробежку, стал на ноги и побежал бы.

- Кроме бега, о чем вы мечтаете и хотели бы максимально?

О здоровом образе жизни.

- Вы один из немногих, кто начал использовать Инстаграм, как инструмент пиара, когда это еще не было мейнстримом. Почему вдруг политик, спортсмен решил выкладывать свои фотографии? Фотографии Гепарда тогда собирали тысячи лайков. Почему?

Они и сейчас собирают тысячи лайков. Дело в том, что я включился в это движение, потому что я должен был показать все таки образ жизни, чтобы снять напряжение со своей стороны я мог больше показать людям, чем те, кто показывал меня. Для этого всего я и пошел в открытую в Инстаграм и выкладывал там свои фотографии. Какие есть, такие есть. Потому что очень много слышишь хорошего в кавычках, плохого и так дальше.

- Сейчас вы активный пользователь Инстаграма?

Сейчас я не активный пользователь, но он живет и увеличивает количество своих пользователей. Меня это радует.

- Сейчас вы знаете, сколько у вас подписчиков?

Почти 140 тысяч.

- Чем обусловлен успех?

Я по жизни человек созидательный. Я считаю, что то, что создано сейчас в Харькове, как Харьков живет, если показать его step by step, все, спорт, велоспорт, жизнь, самоотдача, все вместе — это получается красиво, динамично, нет этого провала. Конечно, я думаю, что я должен быть здесь среди людей и не отходить от этого далеко.

- Нам часто приводят в пример, европейские города, развитие, электронное голосование. Харьков насколько шагает вместе с технологиями и рядом с советскими и досоветскими постройками? Чем можете похвастаться из современных новинок?

Харьков очень сильно работает в сфере IT-технологий, в сфере электронных кабинетов, в сфере админцентров, получения справок и документов. Мы создали уже три админцентра, один из которых региональный, вместе с ОГА. Еще хочу сказать, что Харьков пока единственный город, который реально внедряет единый электронный билет для общественного транспорта, коммунального транспорта.

- Какое будущее метро Харькова?

Хорошее.

- Какие перспективы?

Перспективы — это строительство двух новых станций, это мы берем кредит у ЕБРР и приобретение нового подвижного состава. Ну и соответственно благоустройство вокруг станций и хороший пассажиропоток.

- Ваша гордость в Харькове? Куда вы везете людей, которые впервые в вашем городе?

Парк Горького.

- Чем там удивляете?

Концептом, который есть в парке. Я так думаю, что это маленький кусочек Харькова, который стал любимым для гостей, для горожан. Но главное, что мы можем видеть, как можно сделать из того, что там было плохо, как можно сделать хорошо.

- Сколько стоил парк?

Я беру так округленно. Где-то 20 млн евро. Это карусели, это благоустройство комплексное, все.

- А чьи деньги были?

Часть денег была заемных, кредитных, а часть денег была бюджетных.

- Здесь практически все бесплатно, кроме…

Карусели. Американские горки, любая карусель - она за деньги, но в определенные дни сюда приводят социально незащищенные группы населения, сирот детей, детей воинов АТО и других. Мы им показываем, это на большие суммы, если сложить, мы показываем им парк и катаем. У нас существует такая программа.

- Проходя мимо фигурок, там спортсмены, мальчики и девочки, безусловно, ни у кого не возникнет никаких споров, все с улыбкой посмотрят на эти монументы, но есть в Украине ряд памятников, которые не приемлют одни на Западе, другие — на Востоке. Вы видите рецепт, как можно не пафосными словами сшить Восток и Запад, а какими-то реальными поступками?

Понимаете, между людьми нет никаких различий. Запад, Восток — это все условно. Главное, чтобы мы могли общению дать движение, которое принесет результат. Результат не памятник, а результат , чтобы появилась новая семья, новые друзья появилось желание опять посетить этот город. Мы должны сшивать это все. Мы ни в коей мере не можем разделять это, это неправильно.

- Вы изучаете социологию? Кто возможно вам составит конкуренцию на выборах следующих?

Я на это вообще не обращаю внимание. Если я харьковский городской глава — я работаю. Меня не интересует социология, хотя она все время проводится, я ее получаю, но чтобы я ее лично заказывал для себя и в чем-то сомневался, боялся — то нет. А будет время, будет день, будет пища, будем тогда смотреть, кто может. На сегодняшний лень это зависит не от меня, это зависит от харьковчан.

 - Если так произойдет, что вы не выигрываете выборы, что вы будете делать на следующий день и дальше?

На следующий день? Посплю.

- Сейчас вы пе высыпаетесь?

Ложусь где-то в 00.00-01.00, встаю в 6.00.

- Чем будете заниматься, если не выиграете выборы?

Займусь своими любимыми собаками, займусь собой, семьей.

- Сейчас работа не позволяет вам заниматься собой?

Почти нет времени. Мы говорим, что мы достигли, мы успешные, а семьи нет. Семья у меня…Ну нет семьи. Дети, внуки, все растет возле тебя, рядом с тобой, но проходя мимо. Тебе показывают фотографию твоего внука, сын допустим, и думаешь, какой уже большой парень. Или приезжает невестка с внуком из Киева, ты смотришь и уже удивляешься, уже здравомыслящий человек.

- Так может ну ее работу?

Я прилип к тому, чтоб Харьков возродить и сделать лучше и пока у меня это получается и есть силы — я буду это делать. Эти все пиар-компании, пиар-акции, что Кернес там уходит по состоянию здоровья, еще как либо, все это бред, брехня, происки недоброжелателей.

- В какой момент вы с удовольствием заканчиваете рабочий день? Что должно произойти, чтоб вы понимали: вот я сегодня сделал все, что от меня зависело.

 Таких дней много, они почти постоянно. Стараешься сделать сегодня то, чтоб не откладывать на завтра, но все равно есть вещи которые ты проигрываешь, хоть ты их и сделал, проигрываешь несколько раз, потому что настолько они важны, динамичны, что они постоянно меняются, что ты должен это отслеживать и успевать.

- На что можете позволить потратить свободное время, которого, я так понимаю, у вас немного, кроме сериалов. Книги, поездки?

Читаю. Вот недавно мне принесли хорошую книги Чингисхан. Поездки для меня сейчас стали тяжелее, чем раньше. Все равно могу. Как-то занимаю свободное время, вот с вами занимаю свободное время.

- Если не Харьков. Какой любимый город на этом земном шаре?

Лондон. Очень красивый, очень исторический, очень интересный.

- Харьков может стать Лондоном?

Харьков европейский город. Мы не гонимся за Лондоном, а Лондон за нами. Но я скажу, что у каждого свои особенности.

- Что есть у Харькова, чего нет у Лондона?

Люди в первую очередь.

- У нас лучше люди?

У нас были серьезные инвесторы банка ЕБРР и Европейского инвестиционного банка и журн ал Financical Тimes назвали, что главные ресурс Харькова — это люди.

- Кличко хороший мэр?

Я считаю, что Виталий Владимирович Кличко, во-первых, хороший человек, и хороший, грамотный менеджер, который начал разбираться в городском хозяйстве.

- Андрей Иванович Садовой?

Андрей Иванович Садовой я не могу сказать о нем, как о хорошем хозяйственнике, потому что он допустил мусорный коллапс. Но он уже третий раз, значит люди ему верят во Львове и выбирают его. Не знаю. Не могу сказать.

- Филатов, если уже пошли по персоналиям?

Филатов только учится, как и я.

- У вас скоро День Рождение. Вы любите праздновать?

Честно, люблю.

-Есть люди, которые говорят, что день Рождение — это до 20 лет праздник, а потом уже с грустью вспоминаешь.

Нет, День Рождение - это день когда родился ты и тебе дали жизнь в этот день. Я считаю, что надо в этот день праздновать.

- Вы любите подарки?

Я люблю подарки, но есть подарки, как подарки, а есть нужные подарки.

- Какие нужные подарки нужны Геннадию Адольфовичу Кернесу?

Это уже слишком. Нужные подарки — это те, которые могут быть задействованы в твоей жизни.

- Какой самый приятный подарок вы получали?

Раньше не было всех этих процессов е-деклараций и так дальше, и как-то люди не смотрели на эти все вещи. Были другие отношения и я получал достаточно интересные подарки и хорошие нарды, хорошие шахматы, хорошее домино — люблю очень играть в домино. Я тут играл когда-то в домино мужиками и выиграл у них турнир. Подарок, когда приятно тебе, то что человек понял, что не то что дорого, а важно, чтобы это было использовано.

- Самый нелепый подарок, который вам приносили?

Самый нелепый подарок — это шашка. Куда я ее?

- На стену?

А дальше что?

- Какие-то портреты ваши, бюсты?

Любой портрет, переделанный под кого-то сразу утилизировался.

- Что значит переделанный под кого-то? Это, допустим, Гай Юлий Цезарь с вашим лицом?

Допустим. Сразу утилизировался.

- Золотые батоны вам приносили?

Никогда.

- У вас есть ваши портреты?

Я думаю, что где-то есть один, меня рисовала когда-то девочка давно. Где-то один есть.

- Вы бы хотели, чтоб вам поставили памятник?

Когда-нибудь его поставят.

- И улицу?

По поводу улицы - это нет. Это топонимическая комиссия, которая собирает всех людей, которые участники в области топонимики. Знаете, эти переназывания, это тяжелая процедура.

- Как вы относитесь к волне переименований?

Очень плохо.

- Нам объясняют, что это решение на местах принятое.

Решение на местах, так поставили нас перед фактом, а то, что закон несовершенен я говорю однозначно.

 - Какие улицы в Харькове вы считаете ошибочно переименованными?

Маршала Жукова. Просят нас сейчас переименовать улицу Героев Сталинграда. Просят, но мы этого делать не будем. Вообще есть пару названий административных. У нас же в городе нет районных советов, мы ликвидировали районные советы. Поэтому у нас администрация, но все равно остались названия тех территорий, административно-территориально отделения, девять, которым мы должны были дать новые имена. Но люди потихоньку привыкают. В большей степени пройдет год-два — все забудется. Никто не будет даже вспоминать, что это был Октябрьский район, а теперь он Новобоварский район.

- Районные переименования вас устраивают. Почему тогда улицы?

Ну есть моменты, понимаете, есть люди, которые заслуживают переименования и может где-то это правильно, но в большинстве своем декоммунизация — это не то, что надо было в первую очередь для людей. Создавать такую напряженность в переименовании улиц.

- Мы сидим в нескольких сотнях метров от того места, в котором произошло ДТП, которое обсуждала вся Украина. Что поменялось в Харькове после этого страшного дня?

Во-первых, я думаю, что это ДТП дало не только повод говорить, а и повод задуматься о тех скоростях, которые есть. Люди, водители стали более толерантные, более культурные в этом отношении.

- Ваш водитель нарушает скорость?

Нет.

- А если опаздываете?

 Нет, никогда. Это запрет.

- По поводу ограничений в городе. Установленные дополнительные видеокамеры, знаки, светофоры?

Установлены дополнительные видеокамеры, установлены дополнительные знаки. Мы создаем объекты пешеходного перехода. Это не так все просто, это требует финансовых влияний. Но вопрос заключается в культуре, в уважении пешеход — транспорт, транспорт — пешеход.

- В Украине скоро выборы. Сначала президентские, потом — парламентские. Говорят, что есть вероятность, что они пройдут даже раньше. Вы чувствуете какие-то настроения, что возможно так и будет?

Я думаю, что президентские выборы пройдут в назначенное время.

- Вы активно будете или публично поддерживать кого-то из кандидатов?

Да. Я считаю, что человек должен быть подготовлен на такую высокую должность, как президент. Считаю, что таковым президентом является Порошенко Петр Алексеевич.

- Могут удивиться сейчас часть ваших избирателей в том числе.

Давайте, поживем — увидим, но мы говорим о сегодняшнем дне. Сегодня я говорю так и буду говорить так. Я не вижу из той линейки политиков, которые идут на должность президента такого достойного человека, который мог бы дать бой по разуму, по подготовленности Порошенко.

- А парламентские выборы? Нет ли у вас желания по примеру Садового стать лицом какой-то политической силы, которая пойдет в парламент без вас, но условно под вашим флагом?

Я думаю, так и будет. Есть такие разговоры, есть такие переговоры. Парламентские выборы более ответственные здесь, потому что все хотят новые лица, идет запрос на новые лица, поэтому новые лица — это в том числе и я, и мы все. Кто может делать, но пока стоял в стороне. Если у нас будут такие же достижения и такая же поддержка людей, мы должны будем конвертировать, конечно, в присутствие в Верховной Раде для достижения дальнейших результатов, во имя этих же избирателей.

- Есть политические силы, которые вам импонируют, с которыми возможно объединиться в будущем парламенте.

Есть. За життя.

- Петр Алексеевич хвастался реформами, в том числе говорил о реформе децентрализации. Насколько это в процентном соотношении по вашим оценкам?

Я думаю, что это реализовано в процентном соотношении на 99,9%. Остаток то, что еще чуть-чуть нам не хватает понимания того, что появилось, а что уходит. Бюджетная децентрализация прошла очень хорошо. Она дала нам возможность больше иметь средств, направлять их на инфраструктурные проекты, откуда возникает возможность зоопарка, строительство метро, еще чего-либо новое, дороги, реконструкция котельных, реконструкция коллекторов. Но есть еще государство, которое помогает. Так вот, государство четко высчитывает остатки на своих счетах и грузит тебя другими полномочиями, которых раньше не было, оставляя сам на сам финансирование этих полномочий. Получается так, что вроде деньги есть, а вроде денег нет.

- Другие реформы, как оцените?

По поводу судебной реформы, она только вот проходит. Я так понимаю, что полностью будет заменен состав судейский. То, что касается медицинской реформы — я ее не понимаю, вообще не понимаю. Считаю, что это не достижение. К примеру, сейчас наши больницы начали получать лекарства, которые, они делали заказ, госзаказ, когда лежит у тебя пациент, он у тебя на государственном обеспечении, я имею ввиду по лекарствам, там 15 году и ты получаешь лекарства в 2015 году на 2016 год, а в 2016 году на 2017 год. Ты его получаешь в 2018 году. Пациенты уже не те, лекарство должно быть другое, а его все прут. Скажите, это разумно? Кто его потом списывать будет?А потом заставят их списать. Кого их? Этих главных врачей. Мы не понимаем такие вещи. Много программ, которые исключены, много болезней, много диагнозов, которые исключены, как будто и не было этого диагноза. Но для нашей страны он был. Авторов вы не знаем этой реформы. Мы не понимаем авторов этой реформы. Если мы сейчас жили по реформе Семашко, то сейчас мы не понимаем. У Януковича была автор Акимова, но она постоянно краснела и уходила в сторону, когда ей задавали вопросы сложные, на которые она нем могла ответить. Она брала польскую, брала еще какую-то страну и по ней выходила.

- Сейчас у нас и.о министра Ульяна Супрун.

Вообще не понимаю, что это такое. В таком министерстве не может работать исполняющий обязанности и тем более, с американским паспортом.

- Вы на прямой связи с премьер-министром?

Нет, я не на прямой связи, но у меня есть возможность его набрать.

- У вас не возникало желания задать ему вопрос: Владимир Борисович, почему так происходит?

Я думаю, что у Владимира Борисовича достаточно много больших дел в интересах всей страны, но ему есть кому задавать эти вопросы. Эти вопросы звучат постоянно, не только от меня. Это вопросы звучат от депутатов Верховной Рады, от целых фракций, политических партий. В процессе, допустим, вопрос- ответ, ответа пока нет.

- У вас есть другие политические амбиции?

Нет.

- Вы видите себя в кресле мэра и дальше?

Я считаю, что лучше быть хорошим мэром, чем плохим министром.

- Нет у вас президентских амбиций?

Нет, чего нет, того нет.

- Как вы оцениваете политический проект вашего друга Михаила Добкина?

 Никак, честно. Не вижу никакой перспективы. Считаю, что Михаил просто пошел на такие радикальные действия, почему радикальные? Потому что он быстро все это сляпал. Не понимаю я этого, ни названия, ни кто будет, как это будет. Вообще этот проект называется: вот он я, купи меня.

- Насколько вероятно, что перед выборами президентскими появится "темная лошадка", на которую еще никто не делал ставку и у нее будет реальный шанс победить? У нее, я не имею ввиду пол человека.

Не исключается. Все не исключается.

- Но вы себя пробовать не будете?

Нет.

- Возвращаясь в 2004 год. Тогда вы были активным сторонником Оранжевой революции, потом в 2013-2014 вы революцию не поддерживали. Почему?

Потому что я понимал, что это дорога в никуда. Это дорога в никуда. Если послушать те слова, их выступления, то о чем они говорят, зная все это изнутри, я понимал, что это дорога в никуда. В большей степени это была месть от определенных людей. Одни люди были яркими, звездами на этом поприще революции, но это куда-то ушло в сторону. Но пена уселась, мы получили президента, мы получили Кабмин, мы начали делать органы власти, мы начали реформирование, реформы пошли, новые законы, новые условия и люстрация и другие процессы, все это было. Сейчас другое. Сейчас АКС. Это уже апогей всех судебных решений.

- АКС — это одно из требований МВФ для получения очередного транша. Не видите ли вы в этом некую угрозу нашей субъектности?

Я вижу. Дело в том, что если мы так последовательно выполняем все требования МВФ, принимаем определенные законы и так дальше, у нас же еще есть повышение цены на газ, то люди этого не выдержат. Вот вам будет та социология, про которую вы спрашивали, но только эта социологи я в более крупном масштабе для политиков, которые управляют страной.

- Что делать власти в такой ситуации накануне выборов?

Здесь власти необходимо объединяться, объединить страну. У нас страна сейчас не объединена. Нам надо объединить Украину.

- Вы знаете как?

Хотелось бы первое, чтобы было закончено это противостояние, война эта. Кто-то не хочет называть это войной. Мне кажется, что это война.

- Сейчас это называют ООС...

ООС — это же не операция Ы. Если это объединенные силы — это силы быстрого реагирования, это военные, это что-то связанное с войной. Те законы, которые принимают сейчас. Я имею ввиду законы о нацбезопасности и так дальше...Все это звенья одной цепи. Власть должна найти понимание, какими ресурсами она располагает для того, чтоб или делать то, что говорит МВФ или делать то, что выгодно ее населению, жителям Украины.

- Еще один вопрос из области фантастики. Если бы вы могли выполнить чую-то просьбу, то что не касается вас лично, и это бы исполнилось, чтобы вы загадали?

Мир.

- В Украине? Или во всем мире?

В Украине. Во всем мире это понятно.

- Насколько это долгосрочная перспектива?

Я считаю, что все должно после выборов прийти к какому-то знаменателю.

- Вы думаете, это как-то связанно?

Я думаю, что да.

- От кого зависит вопрос мира на Донбассе?

Только от руководства Донбасса и руководства Украины. Ну и от руководства России, понятно.

Источник: newsone.ua

Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.

Загрузка...