Три года Минским соглашениям: пора переписать или оставить как есть?

Размещено: 12.02.2018
Три года Минским соглашениям: пора переписать или оставить как есть?

12 февраля 2015 года в Минске в формате "нормандской четверки" главы Украины, России, Германии и Франции согласовали вторые Минские соглашения. Но под ними нет подписей Петра Порошенко, Владимира Путина, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Документ подписали представители четырехсторонней контактной группы, куда вошли второй президент Украины Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов, посол ОБСЕ Хайди Тальявини, Александр Захарченко и Игорь Плотницкий как представителе непризнанных "ДНР" и "ЛНР".

Минские соглашения были реинкарнацией "Минска-1", подписанного в сентябре 2014 года. Для Украины необходимость в новых переговорах была на тот момент острой - в январе-феврале 2015 года шли ожесточенные бои в Дебальцеве. После семнадцатичасовых переговоров "нормандской четверки", ночью 15 февраля 2015 года должен был наступить режим тишины.

Соглашения также подразумевали отвод тяжелого вооружения, мониторинг соблюдения перемирия, определение статуса территорий и проведение там выборов, обмен заложниками, доставка гуманитарной помощи, восстановление контроля над государственной границей Украины, вывод иностранных войск. Документ ратифицировали на международном уровне - резолюцией Совета Безопасности ООН. Чем Минские соглашения были для Украины в 2015 году и каков их статус спустя три года?

Александр Кочетков, политтехнолог:

- Три года назад Минские соглашения стали вынужденным шагом украинской власти, которая, и, в частности, президент Порошенко, пришла на теме "мы принесем в Украину мир" и пыталась на тот момент реализовать свои обещания.

Петр Алексеевич пытался принести мир в виде договора с Россией, но на выгодных, как он тогда полагал, для него условиях. То есть, обеспечив наступление на Донецк и Луганск, практически взяв их, он собирался получить выгодные переговорные условия с Россией. Вышло наоборот. Минские переговоры и их итог - это отражение исходной позиции России, которая навязывала нам Донбасс на своих условиях как элемент, который позволит контролировать Украину в ее внешней и внутренней политической жизни. То есть это территория с отдельным статусом, которая сориентирована на Москву и юридически находится в Украине.


Минские соглашения были символом того, как наш президент собирался править. Это подтвердилось. Он считал и продолжает считать, что имеет некое единоличное императорское право принимать решения по отношению к Украине, то есть вопросы мира и войны, территориальной целостности, ее конституционного строя, абсолютно ни с кем не советуясь, наплевав на Конституцию и порядок в стране.


Второй чрезвычайно важный момент: тогда "Минск" сразу же продемонстрировал, что его капитулянтскую основу украинское общество не приемлет. Президент сделал несколько попыток, дабы легитимизировать свои договоренности и убедился, что даже, казалось бы, через ручной парламент провести это невозможно ни под каким давлением.

Это было три года назад:

  • неправильная оценка военной ситуации привела к тому, что "Минск" был сформирован и подписан под диктовку России и имел капитулянтскую основу;
  • президент продемонстрировал, что считает себя вправе решать судьбу страну;
  • украинское общество сказало, что оно с этой позицией не согласно, и президент это услышал.

Сегодня "Минск" продолжает оставаться болезненной точкой в украинском политикуме. Но и внутри и снаружи внешние партнеры, и даже авторы, и вынужденный всячески его оправдывать президент Порошенко по факту признали, что он не работает, он себя изжил. Тема миротворцев - это попытка нашей власти, не говоря о том, что "Минск" себя изжил, выйти на неизбежный, необходимый новый уровень решения проблемы.

То есть сегодня "Минск" нам демонстрирует:

  • проблема остается, она уходит внутрь - не развивается;
  • "Минск", как нам и говорили с самого начала, неэффективен и неработоспособен, и нам необходимо решать эту проблему;
  • очевидно, что нынешняя власть, в силу своей погруженности в "Минск-2", на новую форму решения войны и миры не способна.

Тарас Загородний, политический эксперт:

- Статус соглашений изменился. Три года назад Украина рассматривала Минские соглашения как способ дать передышку армии, остановить наступление российской армии. Россия рассматривала их как способ дальнейшего дробления Украины через так называемые "ЛНР" и "ДНР", чтобы создать федеративное государство, впихнуть их назад. Запад и не менял свою позицию - для него Минские соглашения - это способ, при котором "лучше переговариваться, чем воевать".


Сначала инициатива была за Россией, потому что она шла в наступление, могла навязать соглашения. Она оперативно зарегистрировала их в ООН в качестве международного соглашения. Но следует отдать должное дипломатическим талантам Петра Порошенко, как бы мы к нему ни относились, особенно во внутренней политике. Ему удалось переломить ситуацию, заболтать выполнение Минских соглашений, которые были прописаны в невыгодном для нас порядке.


Последним значится контроль над границей, уже после того, как мы даем амнистию бандитам, специальный статус, выборы, фактическую легализацию российских военных  формирований под видом всякой милиции, и создаем фактически конфедеративное государство, на которое еще и даем деньги. Запад удалось запетлять так, чтобы нам за невыполнение соглашений ничего не было. В основном страдает Россия - она виновата в невыполнении первого пункта (прекращение огня, - ред.) и это правда.

Теперь Минские соглашения - уже обуза России, потому что Запад в первую очередь от нее требует выполнения, а Украина якобы ни при чем. Россия же попала в такую петлю, в которой она не может прекратить войну на Донбассе даже на две недели, потому что она уже стала уже полем борьбы внутренних российских структур - ФСБ и ГРУ. Они не могут выйти оттуда, сохранив лицо, поэтому появляется тема с миротворцами.

Не будем также забывать, что три года назад в США президентом был Обама. Он и Трамп - это разные песни. Обама из-за своей мягкотелости и левацкого раздолбайства вообще допустил агрессию в Европе. Трамп не такой. Он, конечно, пытался выйти на переговоры с Россией, но ему это сделать не дает уже собственный истеблишмент. То есть давление на Россию выросло.

Россия все больше теряет в экономическом и политическом плане, поэтому Украина может разделять европейскую обеспокоенность, говорить, что мы первыми хотим выполнять соглашения, хотя двигаться никто не собирается, и решаем текущие вопросы. В частности сейчас появился вопрос введения миротворцев на Донбасс, хотя в Минских соглашениях их нет. Нашу позицию о контроле над границей, что разделяют США, уже подтвердила и Франция. Это хорошо, потому что Франция является ядерным государством.


Формат миротворцев на всей территории Донбасса под контролем Украины нас полностью устраивает. Как правильно заметил Сергей Лавров, потом Украина выполнять Минские соглашения не будет. Тут сложно не согласиться: если мы будем контролировать границу, то на территориях будет украинский флаг. Я подозрения разделяю, но это уже проблема России.


В данном случае Минские соглашения позволяют затягивать удавку на шее России. За время их действия мы совершили скачок в построении армии. Любая крупномасштабная война теряет смысл. Поэтому положение удобное, с чем я Украину и поздравляю.

Читайте также: "Закон о реинтеграции Донбасса: что будет с АТО, Минскими соглашениями и контрабандой"

Руслан Бортник, директор Украинского центра анализа и менеджмента политики:

- Юридический статус Минских соглашений не изменился. Они были закреплены в резолюции Совета Безопасности ООН, и, кто бы что сегодня ни говорил, Минские соглашения - это международный нормативный правовой документ, за явное и однозначное невыполнения которого возможно введение санкций, вплоть до применения вооруженных сил стран-участниц ООН и Совбеза ООН.


С политической точки зрения Минские соглашения три года назад были надеждой на мир. Сегодня вынуждены констатировать, что надежды не оправдались. В значительной мере это произошло потому, что Минские соглашения признавали поражение одной из сторон - то есть Украины, создание в ее составе автономного региона - федеративного или даже конфедеративного субъекта. Такого рода сценарий можно было реализовать только на пике военного поражения и политического кризиса. Но военное поражение, то есть Иловайск, Дебальцево, забылось, а политический кризис не наступил благодаря поддержке западных партнеров.


Поэтому сложилась ситуация, при которой большинство из сторон рассматривают Минские соглашения просто как документ о перемирии, а не об урегулировании конфликта.

Очевидно, что очень слабую роль в легализации сыграли Германия, Франция и Россия. Именно они должны были быть гарантами выполнения соглашений. Но их авторитета, доброй воли не хватило. Для Германии и Франции Минские соглашения являются дипломатическим поражением, так же, как и соглашение между оппозицией и Виктором Януковичем, которое они тоже ратифицировали.

Сейчас реализовать политические пункты Минских соглашений невозможно. Чтобы в принципе реализовать соглашения, нужен новый документ. Поэтому постоянно говорили о планах Мореля, Штайнмайера, сегодня говорят о плане Макрона. Необходимо принимать дополнительную инструкцию, искать более широкий круг посредников из США, Казахстана, Беларуси, Польши. Только тогда появится шанс на урегулирование.

Анна Гончаренко


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.