Dow Jones упал и отжался: пора готовиться к новому кризису или паника откладывается?

Размещено: 07.02.2018
Dow Jones упал и отжался: пора готовиться к новому кризису или паника откладывается?

Понедельник, 5 февраля, мог стать новым "черным понедельником" для фондового рынка. Индексы упали до рекордных значений за 8-10 лет: Dow Jones - на 4,6, S&P 500 - на 4,1, NASDAQ - на 3,78%. Повеял кризисный ветер, и обвал сравнивали с падением осени 2008 года. Но, судя по всему, обошлось. Во вторник 6 февраля торги закончились рекордным за последние два года ростом: Dow Jones - на 2,33, S&P 500 - на 1,74, NASDAQ - на 2,1%. Прежние позиции они себе не вернули, но в течение последних двух лет дела и так шли хорошо - рынки акций и облигаций постоянно росли. На фоне растущей мировой экономики аналитики заговорили о перегреве рынков и назвали падение начала февраля коррекцией.

NewsOne.ua выяснил у экспертов, стоит ли паниковать в связи с падением фондовых индексов, говорит ли оно о начале нового кризиса, и как Украина зависит от биржевых колебаний?

Алексей Кущ, финансовый эксперт:

- Ситуация сложная. Мы стоим на этапе перехода от одного технологического уклада к другому (от пятого к шестому, то есть от эпохи компьютеров и телекоммуникаций к нанотехнологиям, - ред.). То есть трансформируются привычные взаимосвязи, которые раньше работали как часы. Поэтому мы будем наблюдать турбулентность на мировых рынках.


Сейчас в мировой экономики есть три ключевых риска. Первый - риск долговых обязательств США: там постоянно повышается планка заимствований. Также есть риск долговых обязательств в Китае и риск внутренней дезорганизации политики Евросоюза. Видимо, мы стоим на пороге кризиса, который может произойти уже в этом году и продлиться до 2021 года. О вероятности в 100% говорить не можем, но она высока.


Инфляция в США приближается к тем отметкам, когда она будет вынуждать Федеральный резерв повышать базовые процентные ставки. Это та ситуация, которая была перед кризисом 2008 года. Мировая экономика движется к этой точке. Но как тогда никто этого не замечал или делал вид, что не замечают, так и сейчас многие пытаются прятать голову в песок. Сейчас комментарии экспертов очень похожи на те, которые были перед кризисом 2008 года и в первые его месяцы. Те же фразы о временной коррекции.

У Украины еще будут несколько серьезных шоков. Раньше работали две взаимосвязи. Первая - высокие ставки Федеральной резервной системы США означали дорогой доллар. В 2017 г. ФРС резко повышала базовые процентные ставки, в то время как в Евросоюзе ставка оставалась на нулевом уровне. Казалось бы, доллар должен укрепляться, инвесторы должны в него вкладывать, но весь 2017 г. рос евро. Эта корреляция не работает. Вторая взаимосвязь: сильный доллар - дешевое сырье и наоборот, и опять корреляция не работала.

Я предполагаю, что возникнет новая опасная для нас корреляция: дорогая нефть (для нас 70-80 долл. за баррель - это уже дорого) и при этом дешевые цены на наше экспортное сырье: металл, зерно, подсолнечное масло. У нас будут расти себестоимость продукции, инфляция, за счет роста цен на энергоносители, при этом мы будем получать меньше выручки за экспорт из-за низких цен. Все это чревато серьезными потрясениями для курса нацвалюты ближе к осени и для инфляции. Ее не удастся удержать даже с помощью радикального повышения учетной ставки, как это сделал Нацбанк. А учитывая, что запас прочности у нас ниже, чем в 2008 году, сейчас он даже в два раза ниже, чем в 2014 году, нет внутренних резервов для того, чтобы компенсировать кризис.

Основной удар придется на ценовой сегмент, курс и банковскую систему. В 2008 году кризис амортизировали банки с иностранным капиталом, которые пострадали из-за выдачи валютных кредитов и хранили валютные депозиты. В 2014-2016 гг. пострадали, в основном, банки с украинским капиталом. Если кризис разразится в 2018 году, основной сегмент рисков сконцентрируется в государственных банках, потому что они владеют 58% всех депозитов банковской системы. Главный удар будет по ПриватБанку, потому что там 160 млрд грн средств физлиц.

Андрей Новак, глава Комитета экономистов Украины:

- Падение сначала индекса Dow Jones, а потом азиатских и европейских индексов на 3-4,5%, можно объяснить очень просто. Это последствие перегрева мировой экономики, которая в последнее время растет высокими темпами. В прошлом году она выросла на 3,5%, американская экономика - приблизительно в тех же пределах, азиатские тигры показали более высокие темпы, страны еврозоны показали самые высокие темпы роста за последние 12 лет.


В последние четыре года достаточно резко упали цены на энергоресурсы - на газ, нефтепродукты, что удешевило себестоимость продукции во всем мире. Это также способствовало высоким темпам роста самых крупных экономических центров. Теперь произошло охлаждение.


Кроме того, сейчас происходит переориентация инвесторов на новые центры экономики, такие как альтернативная энергетика, авиакосмическая отрасль, IT. Это закономерно - мир переходит на новый экономический уклад. Но Украина слабо интегрирована в мировую экономику. У нас небольшие объемы экспортно-импортных операций, а инвестиционные объемы как в Украину, так и из нее, вообще смехотворны. Поэтому зависимость от процессов в мировой экономике очень мала.

Во время периода переориентации Украина могла бы предложить мировым инвесторам взять часть ее на себя. В альтернативной энергетике у нас гуляй-поле - можно развивать если ни с нуля, то с единицы и высокими темпами. Далеко не исчерпан потенциал аграрного сектора: учитывая высокие темпы роста населения в мире, потребность в продуктах растет симметрично. В высокотехнологичных сферах, в частности, в авиакосмической, у Украины тоже есть что предложить. Если бы у нас было умелое руководство правительства, Нацбанка и президент, то этот период мировой инвестиционной переориентации можно было бы использовать с выгодой для себя. Но ничего подобного не происходит. В 2017 году объем прямых иностранных инвестиций сократился еще на 1 млрд долл.

Виктор Лисицкий, экономист:

- Я считаю, что до нас не докатится. У фондового рынка, как и у любого другого, есть характерная особенность: учитывая то, что регулирующего органа нет, там начинают гоняться за активами, продают-покупают бумаги, зарабатывают деньги, но наступает момент, когда на рынке спрос превышает предложение. Это и произошло.

Это падение произошло в США и есть сомнения, что что-то серьезное произойдет в Европе. Все не так, как было в 2008 году, не то, чтобы рушились системы взаиморасчетов. Ведь тогда банки упали потому, что у них был ипотечный кризис. Они легко раздавали ипотечные кредиты. Тогда все началось с ипотечного кризиса, лопнули банки, и волна покатилась по всему миру.  Но сейчас все происходит не в сфере денежного обращения - не та система отношений. Я не верю, что последуют серьезные потрясения, которые докатятся и до Украины. Проблемы могут быть у тех, кто сидит на продаже и перепродаже ценных бумаг.


Кстати, американцы от прошлого кризиса меньше всех потеряли. После шухера на Манхэттене приток иностранных денег начал расти бешеными темпами. Если на начало 2007 г. чистый результат по инвестиционной позиции 1,200 трлн долл., то сейчас он около 8 трлн долл. То есть за это время к ним пришло 7 трлн долл.


Анна Гончаренко 


Подписывайся на NEWSONE в Telegram. Узнавай первым самые важные новости.