Британцы против правительства: Почему в провале Brexit обвинят "ужасную" Терезу Мэй и народ

Размещено: 18.01.2019
Британцы против правительства: Почему в провале Brexit обвинят "ужасную" Терезу Мэй и народ Brexit. Фото: guardian.ng

Если откинуть прочую "шелуху", которая налипает на тему Brexit в остатке останется довольно таки простая суть, результат разрешения которой, как ситуации, даст понимание того, а стоит ли демократия, с ее ценностями   больше всего мирского или все же ценности хорошо, а прагматичная сторона важнее.

Далекого 23-го июня 2016 года, 51,9% тех, кто принял участие в референдуме, проводимого в Великобритании, своими руками, голосами и остальными частями тела проголосовали за то, чтобы их страна покинула Евросоюз.

Уже сейчас не важно, было это решение принято из-за вмешательства третьих сил, из-за непонимания последствий гражданами, недостаточной разъяснительной работой правительства, пассивности и игнорирования плебисцита сторонниками другой точки зрения, это все сегодня значения не имеет.

Основное, что стоит понимать о демократии и референдуме, как таковом, он проводится для того, чтобы граждане сами, через институт непосредственного участия, определили решение важного для их страны вопроса, полномочий для решения которого, они ранее не делегировали своим избранникам в период плановых избирательных компаний.

Волеизъявление состоялось, решение большинством в тот конкретный момент времени и истории, принято, значит у парламентариев и правительства нет вилки возможных действий, они должны его исполнить, иначе тот столп, фундамент на котором строится демократия, а именно, что граждане сами участвуют в определении судьбы страны посредством институтов прямой и делегированной демократии, потеряет свое значение.

Если исходить из этой логики, то вариант выхода из сложившейся ситуации, в виде проведения повторного референдума на тему "а может, останемся", не может быть применен, в принципе.

В противном случае, Консервативная партия и правительство, практически, распишется под тем, что они манипулируют и используют институты демократии в ситуативных интересах, не будучи способными реализовать волю своего народа.

Более того, проведение референдума сегодня, после полноценных двух лет рассказов о сложности выхода, после двух лет наблюдения за тем, как "рождается сделка о выходе имени Мэй", которую не могут утвердить парламентарии, приведет к возможному искривлению сознания самих граждан Королевства (по сравнению с тем, которое они продемонстрировали в 2016 году), а это, своего рода, влияние на свободу волеизъявления, чего, в свою очередь, правительство ее Величества не может допустить. Не говоря уже о признании международной слабости Великобритании, но это не столь важно в этом повествование.

Итак, какие варианты оставались у Мэй после того, как 15 января, 202 члена Парламента проголосовали за соглашение, а 432 - против, тем самым поставив на нем крест.

Логичный шаг, - если твое соглашение, полномочия по разработке которого тебе делегировали, как главе правительства провалено, то можно говорить и о том, что и тебе не доверяют, соответственно, закономерным результатом было бы голосование вотума о недоверии и отставке правительства Мэй. Потом две недели на формирование нового Кабинета, а там, как повезет,  сформируют, - милости просим, попытайтесь выбить из ЕС соглашение лучше чем то, которое согласовал предшественник и то, которое не поддержали. Исходя из официальных заявлений Туска и Юнкера, идти на другие уступки и смягчения ЕС не настроен, условно говоря, посылается сигнал: "если принял решение уходить, - уходи", да и времени на согласование текста, ратификацию 27 странами участницами, как бы уже нет.

Вариант второй, при котором новый Кабинет сформировать не удалось и досрочные выборы, при которых новый Парламент, имеет шансы получить большинство Лейбористов во главе с Корбиным, а дальше смотрите предыдущий пункт.

Последний вариант уже не совсем устраивал Консерваторов, сработали понятные нам меркантильные амбиции, мол, как можно уступить правительство конкуренту, потеря репутации, и эпикфейл для партии на долгие века. Как следствие, за объявление недоверия Терезе Мэй проголосовали 306 депутатов парламента, в то время как 325 - проголосовали против.

Мэй заручилась доверием благодаря поддержке Консервативной фракции, а также депутатов из союзной ее правительству североирландской Демократической юнионистской партии (DUP). 

И вот мы возвращаемся к исходной позиции - та же Мэй, должна что-то сделать (это ее забота), чтобы это что-то прошло через Парламент при этом, получив согласие ЕС, который и так считает, что может отпустить Британию в свободное плавание и без соглашения, ведь, это сама страна решила покинуть Союз.

При прочих равных, остается вариант "жесткого выхода", без соглашений, вот как будто у Вас вчера была часть законодательства на основание которого Вы осуществляли торговлю, в котором учитывались единые таможенные правила, вчера, по удостоверяющему Вашу личность национальному документу Вы могли трудоустроится, путешествовать (упрощаю), а завтра, - все к чему Вы привыкли, все на чем зарабатывали, просто изменится, его больше нет, нет двусторонних соглашений о ведение внешней экономической деятельности, налогообложения, порядка таможенного контроля, цепочки логистики нарушаются из-за простоев на границах, некоторые товары не пропускаются и не допускаются на рынки других стран, ведь сертификаты соответствия на них формально не действуют и т.д.

Как бы не очень это выгодно, в первую очередь не для дипломатов и политиков, а для граждан, для нацвалюты, для уровня цен внутри страны, получается, что тяготы на себе перенесет именно тот, кто собственно и решил Союз покинуть.

Конечно это временно, конечно свыкнется, но со временем, без уточнения сроков.

Свежий вариант с референдумом, который не ставит вопрос о выходе или невыходе как таковом, а предлагает переложить на плечи граждан вопрос другого характера, мол Вы люди хотели, - мы выходим, вот только мы настолько неспособны, что просим у Вас совета и Вашего решения, - выходим без соглашения, или все-таки вот то, что "ужасная Мэй" подготовила, нам подойдет и мы, опираясь на Вашу волю, его проголосуем, но Вы же понимаете, что проблемы, которые из него вытекают это Ваша ответственность, мы же слуги Ваши.

Цинично, как мне кажется до полного безобразия, документ на несколько сотен страниц половина терминов которого людям понятна не будет, не говоря о том, что эти же люди не будут его читать в принципе, но им предлагают решить.

Если вариант будет такой, то часть людей услышит доводы Консерватора Бориса Джонсона, вместе с его единомышленниками, которые говорят, что выходить нужно без соглашения, страшилки о потерях экономики это для слабонервных, более того, не нужно будет платить "отступные при разводе" в размере 39 миллиардов фунтов пользу бюджета ЕС (сомнительно, ведь после такого выхода соглашения торговые, по крайней мере, придется подписывать с теми, кого Вы, "по факту кинули" на эту сумму, и деньги все равно заплатите, в виде пошлинных, квот, других обременений и ограничений, не то чтобы Мексика за стену Трампа заплатила, но новое торговое соглашение с Канадой и США подписала, к слову).

Далее, вариант выхода по соглашению Мэй оставляет вопрос границ. Он важен, и имеет исторические корни - в состав Объединенного Королевства Великобритания входит Северная Ирландий, которая находится на севере о. Ирландия, который, очевидно является преимущественно территорией республики Ирландия, которая, в свою очередь, является членом ЕС и никуда не выходит. Так вот, границ между Северной Ирландией и Ирландией, очевидно, нет ни физических, ни мнимых (это тоже целая историческая эпоха, которая включает в себя и Белфастское соглашение 1998 года).

В то же время, выход Великобритании из ЕС, фактически образует эти границы, по крайней мере, в части как минимум законодательства о торговле.

Соглашение Мэй предусматривает, что границы будут мягкими. После даты Brexit, согласно текста соглашения, Британия должна договориться о зоне свободной торговли с ЕС, но если этого не будет в течение отведенного периода, то на Северную Ирландию все равно будут распространяться условия Европейского общего рынка.

Таким образом, товары Северной Ирландии будут иметь свободный доступ и в страны ЕС, и на рынки Соединенного Королевства, что породит  разговоры о том, что таким образом Северная Ирландия будет, за счет большей интеграции в ЕС, отгораживаться от стран Королевства, что ставит под угрозу его целостность.

Сделка Мэй для этого предусматривает, что пока не будет существовать соглашение о свободной торговле, Британия сохранит временное членство в Таможенном союзе ЕС, исходя из того, что сроков нет для достижения соглашения, сторонники жесткого выхода говорят, что такие условия не являются выходом по своей сути, чем противоречат желанию граждан, которые отдали свои голоса "за" на референдуме 2016 года. Но и не говорят, что делать или что предложить в условиях отсутствия возможности восстановления таможенного контроля на границе с Республикой Ирландия, ведь это станет внутренней границей.

Ну и не стоит забывать об ограниченных сроках в плане продолжения переговоров с ЕС.

Во-первых нормами статьи 50-й Лиссабонского договора, согласно которой, страна, которая инициирует выход из ЕС, имеет 2 года на то, чтобы прийти к соглашению об условиях выхода, этот срок заканчивается 29 марта.

В то же время, этот срок можно продлить, но не на неограниченное время, а формально до 1 июля, не позже.

Дело в том, что 23 и 26 мая должны пройти выборы в Европарламент, в котором Британия сейчас имеет 73 места.

1 июля новоизбранный Парламент должен начать свою работу и в нем, формально, уже не должно быть представителей страны, которая выходит с ЕС.

В принципе, вновь же, формально, эти переговоры могут быть продлены и после 1 июля, вот только тогда нужно будет дать ответ жителям ЕС, Великобритания состав ЕС не покинула, но своих представителей в Европарламенте не имеет, так покинула или нет?

Потому, официальные лица ЕС и говорят о том, что новый виток переговоров после голосования в Парламенте Великобритании, не может длиться вечно, а ограничен парой месяцев.

В то же время, ни одна из сторон, как кажется сейчас, не готова прогнозировать практические последствия того, что время пройдет, а не будет ни согласованного договора, ни четкой позиции о выходе без него.

Наступит момент, когда нужно будет сделать кому-то первый практический шаг, фактические действия, которые по факту будут значить, что выход состоялся (оборудование физических границ, ограничения доступа товаров, перемещения лиц, капитала и т.д.). 

Такие действия, вероятно другой стороной будут расценены как недружественные, породят информационные вбросы и спекуляции, на тему того, кто хороший, а кто плохой, плюс станут как минимум интересными с точки зрения проецирования ситуации на инициативы других стран по выходу из ЕС. 

Пока, усматривается, что ни жесткий вариант выхода, ни выход по соглашению, не устроят стороны, и не решат кратко приведенный выше перечень вопросов. Остается вариант, который вернет стороны на исходную, - провести референдум повторно и спросить, "может, останемся", но как быть в таком случае с принципами демократии? 

Политический эксперт

Андрей Вигиринский

 

*Редакция не несет ответственности за содержание комментариев и блогов пользователей, которые размещаются на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов комментариев и блогов, размещенных на страницах сайта, могут не совпадать с мнением и позицией редакции.