Шеф украинского биатлона - о скандале в сборной, провале на Олимпиаде и критике болельщиков

Размещено: 27.02.2018
Шеф украинского биатлона - о скандале в сборной, провале на Олимпиаде и критике болельщиков

Президент ФБУ Владимир Брынзак рассказал о причинах провала на Олимпиаде-2018, планах на будущее и о том, кто уйдет из сборной.

Сборная Украины по биатлону откровенно разочаровала своими результатами на Олимпийских играх в южнокорейском Пхенчхане. По мнению президента Федерации биатлона страны, тому есть целый ряд как объективных, так и субъективных причин. Об этом Владимир Брынзак (на фото) говорил в интервью biathlon.com.ua

О чем еще рассказал говорил глава ФБУ – тезисно.

О провале в Пхенчхане

- Елена Пидгрушная пропустила три этапа в марте, болела, весной сделали три операции, вследствие чего вся летняя подготовка прошла скомканной. Да и в прошлом сезоне особых достижений, кроме эстафеты чемпионата мира, не было. Было не ясно, как организм поведет себя дальше, поэтому в личных гонках на ее медали я не рассчитывал изначально. К сожалению, так и получилось: болезни в этом сезоне продолжились, и Лена на Олимпиаде не выступила вообще.

Вита Семеренко в прошлом сезоне не соревновалась, и пришла в команду фактически за восемь месяцев до Олимпиады. Перспективы по поводу подготовки, переносимости нагрузок и возможности бороться за награды были туманными. При этом мотивация у нее была огромная, желания вернуться – много, так же, как и у Лены, когда она возвращалась. Первые этапы получились, но потом все пошло на спад, потому что без базовой подготовки и многолетней пропущенной соревновательной практики организм, естественно, начал проседать. Возможно, в ее случае надо было запланировать меньше соревнований по ходу сезона, дать возможность "откататься" и готовиться к Олимпиаде. А так, потенциал в Корее снизился. Хотя, всего одно точное попадание в спринте – и Игры для Виты могли сложиться совсем иначе. 

Прошлый сезон для Вали Семеренко тоже проходил под аккомпанемент болезней. На той же предолимпийской неделе в прошлом году она выглядела хуже остальных девушек. Опять же – постоянная реабилитация в процессе подготовки к сезону, потом – уже в начале января летала из Оберхофа в Киев к физиотерапевту…

Одним словном, целенаправленной и эффективной подготовки к главному старту, как хотелось бы, не получилось. Поэтому и в случае с Валей рассчитывать на личные медали было сложно. Так же, как и на личные медали Варвинец и Меркушиной, которые пока не на том уровне, чтобы бороться за медали Олимпиады.

Поэтому изначально вся надежда на борьбу в каждой гонке и на личные успехи у меня была на Юлию Джиму. Мы с нею еще до начала сезона говорили, что если она будет в таком же состоянии, как в прошлом году, плюс за лето стабилизирует стрельбу, как она это может делать, то сможет бороться в каждой гонке. Но случилась болезнь в январе, которая выбила ее из колеи.

О "самоволке" Джимы

- Я думаю было ошибкой, что Юля поехала на Рождественскую гонку (в декабре в Германии – прим). Изначально мы договаривались, что не будем принимать в ней участие, но за несколько дней до старта я получил СМС от Уроша (словенец Урош Велепец – старший тренер женской сборной – прим) о том, что Юля поедет в Гельзенкирхен и выступит с Яковом Факом (словенский биатлонист – прим), прерывая подготовку в горах. Для меня это было странное и не согласованное с нами решение. После этого еще одно не совсем логичное решение – поставить ее, еще не совсем выздоровевшей, в масс-старт этапа Кубка мира в Антхольце. Там она в горах еле добежала до финиша – и это тоже, наверное, было большой ошибкой. Ну и в таком болезненном состоянии ее нельзя было селить в горах в Антхольце, потому Юля жила внизу. И вместо запланированных 18-ти горных дней (девять в Антхольце и девять в Казахстане), получились девять дней внизу в Италии, потом подъем в горы в Казахстане. Я тогда просил Уроша, чтобы в таком случае и на заключительном сборе ее поселили внизу, но старший тренер посчитал, что ничего страшного, разница в высотах не очень большая и все будет хорошо. По приезду в Казахстан морозы не позволили провести скоростную работу, которая должна была пройти в то время. А учитывая, что Юля после болезней обретает кондиции традиционно долго, то только под конец Олимпиады мы увидели ту Джиму, которую должны были видеть.

Поэтому была надежда на Джиму, и на эстафетную гонку. О Юле я сказал, а эстафета... В таких погодных условиях и при той психологической атмосфере, которая образовалась в команде на фоне неудач в личных стартах, всё это привело к тому, что гонка не сложилась с самого начала. Если кратко резюмировать, то в неудачах на Олимпиаде есть комбинация из ошибок и объективных причин. Ну и есть, к сожалению, момент, связанный со сменой поколений. Я прекрасно понимаю девчонок, которым сложно это осознавать. Уходить из спорта всегда тяжело, а если есть имя – титулы олимпийских чемпионов и чемпионов мира – особенно. И кажется, что на этом фоне можно бегать еще очень долго. Но есть реалии – организм показывает, что он уже не справляется с теми нагрузками, которые требует современный биатлон, тренироваться на том же высоком уровне тяжело. В итоге постоянно приходится подстраиваться – нам под спортсменок, им самим – под собственное состояние. К сожалению, в Пхенчхане это не сработало. А молодежь, в свою очередь, еще не подтянулась к уровню претензий на высшие места. Четыре года назад мы видели похожую ситуацию в немецкой сборной, на этих Олимпийских Играх в болезненный процесс смены поколений попали мы. Хотя при удачных обстоятельствах шансы на награды у нас были.

О том, почему Джима пролетела мимо масс-старта

- После сбора в Казахстане было видно, что она не готова бороться за высокие места. Потому сама Юля вместе с тренером приняла решение, что ей лучше не стартовать в первых двух гонках, а лучше подготовиться к тем стартам, где могли быть выше шансы на медаль. Хотя и понимали, что в масс-старт пробиться будет сложно.

Был расчет на хорошее выступление Юли в индивидуальной гонке. Если бы она сумела пробиться там в пятерку, то набрала бы достаточное количество очков. Но к индивидуальной гонке Джима еще не успела подойти к той форме, чтобы бороться за такие позиции – случилось это только к эстафете.

О скандальных комментариях Валентины Семеренко

- Ситуация, откровенно говоря, плохая. Все девочки у нас – звезды, спортсменки с именами, и когда у одной что-то получается, с другой стороны идут моменты зависти… Плюс очень влияет то, что все это время они проводят вместе за рубежом – по четыре месяца подряд, не заезжая в Украину. Одни и те же лица, на протяжении многих лет, тем более, в женском составе. Потому между ними отношения не самые лучшие, и это сказалось в самый ответственный момент. Я думаю, нам придется очень серьезно подумать весной, что делать дальше, потому что сейчас я не вижу взаимопонимания, командного духа, который всегда был присущ нашей сборной.

Я уже сказал Лене, и, думаю, скажу Вале, что им имеет смысл перейти на индивидуальную подготовку, а не тренироваться в составе национальной команды. Будем откровенны – я не верю, что они будут работать в полную силу четыре года до следующей Олимпиады. А с таким настроением, с постоянно преследующими болезнями, выполнять предлагаемую в команде нагрузку невозможно. И для молодых спортсменов это будет не самый хороший пример, если их заслуженные коллеги будут тренироваться не в полную силу, отлучаться со сборов, и вообще работать в индивидуальном графике, а не по одной с командой программе. Мы, конечно, поможем им организовать индивидуальную подготовку, но с прицелом на следующую Олимпиаду нам надо формировать новую команду.

О негативе болельщиков

- На волне Олимпиады нездоровое внимание желтой прессы и болельщиков, которые раз в четыре года смотрят биатлон, а потом выпускают тонны критических стрел в адрес спортсменов – все это добавляет негатива в и без того не идеальную ситуацию. И, будем откровенны, могут разрушить команду. Та же Джима после последних публикаций думает о том, чтобы закончить карьеру. Мы сами можем похоронить будущее украинского биатлона.

Самое главное – чтобы психологически все встали на свои места, чтобы закончился весь тот бред, который происходит вокруг команды в прессе и соцсетях Интернета.

О слухах о любовном романе Джимы и Велепца

- Я не могу давать стопроцентных гарантий, но исходя из того, что я знаю – из общения с Урошем, и с Юлей – у них сложились тесные рабочие отношения. Юля – такая спортсменка, которая стремится глубоко анализировать весь тренировочный процесс, любые нюансы в технике бега, стрельбе, психологии.. И с ней надо много разговаривать, убеждать. Сестры Семеренко в этом отношении больше работали с Григорием Шамраем, Меркушина – с отцом, а Джима – с Велепецем. Ну а кому-то на этом фоне было выгодно сделать сенсацию.

О бойкоте биатлонистами США и Чехии соревнований в Тюмени

- Здесь есть сугубо спортивная и политическая составляющая. Есть приказ министра спорта о том, что на официальные соревнования, проводимые в России, но под эгидой международных федераций, таких как чемпионаты мира и Европы, этапы Кубка мира и, в нашем случае, Кубка IBU, мы можем ехать. Но принимать приглашение на участие в коммерческих соревнованиях, не можем. Я, как человек, который отвечает за спорт, считаю, что мы должны ехать – зарабатывать как можно более высокие места в общем зачете, отстаивать национальную квоту. Если мы не поедем, потеряем квоту – ее заберет та же Россия. Но если на политическом уровне посчитают, что мы не должны принимать участие в этих соревнованиях – пусть министерство принимает решение, и мы его будем обязаны выполнять.

Напомним, что главной героиней Олимпиады-2018 стала норвежская лыжница, выигравшая рекордное число медалей.

 


Подписывайся на NEWSONE в Telegram. Узнавай первым самые важные новости.