Илья Новиков на "Большом интервью" у Евгения Киселева: онлайн-трансляция

Размещено: 02.11.2016
Илья Новиков на "Большом интервью" у Евгения Киселева: онлайн-трансляция
В среду, 2 ноября, российский адвокат Илья Новиков в гостях  у журналиста Евгения Киселева будет Илья Новиков - российский адвокат, защищавший украинского народного депутата Надежду Савченко в суде. Помимо всего прочего, Новиков пройдет проверку детектором лжи. NewsOne будет вести прямую видео- и текстовую трансляцию этого события. Трансляция закончена, спасибо, что были с нами. 18:22 — Мы вам верим, вы настоящий герой. — Спасибо. 18:20 — Есть ли у вас в биографии факт, огласки которого вы боитесь? — Стыжусь. Такого, которого боюсь - нет. — Хотели бы вы практиковать в Украине? — Я и так потихоньку начинаю это делать. Я не имею статуса украинского адвоката по украинскому праву, но у меня есть удостоверение иностранного адвоката, у которого есть доступ к практике в Украине. — У вас есть украинские корни. Нет ли у вас желания переехать в Украину и этим воспользоваться. — Я имею право этим воспользоваться. У меня есть право получить упрощено гражданство, но пока я не решился, хотя я об этом, естественно, постоянно думаю. 18:17 — Была ли возможность добиться признания Савченко невиновной. — Не было. Все усилия по доказыванию стремились не столько к тому, чтобы доказать, что она невиновна, но и чтобы показать, что нельзя доказать, что она невиновна. — После всего, что случилось, боролись бы вы сейчас за освобождение Савченко? — Я борюсь за всех клиентов, включая Стаса Клыха, про которого мне говорили, что за него не нужно бороться потому что он плохой и якобы регионал. Это неважно. Вы с ним будете разбираться, вы будете задавать вопросы, когда он будет дома. Я вытаскиваю клиентов-украинцев как только могу. 18:16 — Поддерживаете ли вы сейчас отношения с Савченко? — Гораздо реже и гораздо меньше, чем это было после того, как она вышла. — Как вы считаете, могла ли ФСБ завербовать Савченко, пока она находилась в заключении в России? —Я не верю, что я бы этого не заметил. — Вы вообще верите Савченко? — Я вижу, что она говорит вещи, с которыми не могу согласиться ни при каких обстоятельствах, но при этом я считаю, что она говорит их искренне, а не потому, что ее купили/завербовали/и так далее. Это ее такая картина мира в голове и она ее выдает. 18:15 — Что было для вас сейчас важнее: доказать вашим оппонентам, что они на вас возводят напраслину или оправдаться перед украинцами. — Подчеркнуть серьезность намерений. Меня очень раздражает, что походя можно бросить вот такой тезис и не нести за это ответственность ни тому человеку, про которого это сказали, ни тому человеку, который сказал. — Есть ли смысл доказывать что-то таким способом? — Привлекать внимание к теме безусловно есть смысл. Раз вы задаете эти вопросы - значит вы согласились с тем, что мне говорили. 18:14 — А были ли попытки выйти на вас со стороны Медведчука или его представителей и наладить с вами какой-то контакт? — Нет, попыток не было. Нам есть в принципе о чем говорить. Потому что Медведчук считается одним из ключевых переговорщиков, но его репутация - опять же, я заочно говорю - но его репутация в Украине настолько инфернальная, что даже попытка подойти к нему на расстояние разговора для иностранца (со шлейфом того, что он может быть шпион) любая такая попытка будет означать потерю в доверии гораздо большую, чем любая выгода для клиентов от прямого разговора. 18:12 — Должны ли на ваш взгляд теперь Фейгин и Полозов тоже пройти детектор лжи? — Я думаю, что им слабо, если честно. — Считаете ли вы себя хорошим человеком? — У меня с этим большие проблемы. В частности историями Савченко и других украинцев я начал заниматься из-за кризиса самооценки потому, что мне в какой-то момент нужно было доказать самому себе, что я "не полное дерьмо" скажем так. Только поэтому я беру эти дела бесплатно и веду эти дела бесплатно и трачу свои деньги на эти деньги - просто чтобы понимать, что я в жизни делаю что-то такое, чем стоит заниматься. — Вы честны перед собой? — Стараюсь. 18:08 — А в чем вообще причина ваших расхождений? — Адвокатские амбиции. Мы люди амбициозные, мы считаем себя если не лучшими, то одними из лучших - каждый из нас. И мы с Марком поругались - сейчас это уже не секрет - в феврале 2016 года уже на самом завершающем этапе суда. У нас были разные идеи о том, как нужно использовать доказательства, но, поскольку доказательства добывал я - я уговаривал месяцами СБУ отдать нам прослушку телефонных переговоров Плотницкого, которая крайне для нас была важна. Как и все остальные доказательства, она ничего не решала с точки зрения переговоров, но она была крайне важна, чтобы продемонстрировать откуда взялось дело Савченко. И в конце концов нам ее отдали. Но по ней не успели провести фоноскопическую экспертизу и у нас - у меня, как я считаю - не было морального права выдавать ее как что-то категорическое до тех пор, пока эксперты-фоноскопискты нам не скажут, что "да, это голос Плотницкого". Интуитивно я себе понимаю, что это его голос, но есть некая чистота работы. Марк настаивал на том, что он главный, что он командир, что я должен подчиняться и выяснения отношений кто кому должен подчиняться закончилось тем, что он мне сказал, что я не адвокат, а актер - он это сегодня повторил, комментируя вот эти наши анонсы сеанса с полиграфом. И вопрос не в личной обиде - через личную обиду можно переступить. Но когда несовместимы точки зрения на то, что делать, как дальше продолжать. Вот заканчивается суд, там нам осталось буквально пять-шесть заседаний. После этого будет долгий период: мы должны дождаться прений, провести прения, дождаться приговора и непонятно, когда это всё кончится. И было крайне важно, чтобы мы думали одинаково или действовали одинаково. Нам не удалось это удержать  - у нас были прямо противоположные позиции. Так что если говорить о причинах: первая причина - это амбиции. Потому что каждый считает себя важнее и главнее. Я считаю, что я в этой истории был прав, может быть нет. Единственная наша заслуга по этому поводу - то, что мы не дали этому конфликту выйти за рамки нашей адвокатской троицы. Савченко, естественно, знала, и Вера - её сестра, знала, но не более того. Те, кто с нами общался близко: журналисты, консулы, которые нам помогали - они, естественно видели все это, но молчали. Они были на нашей стороне и не понимали, что выход конфликта наружу и скандал, что "вот смотрите, на завершающей стадии суда адвокаты переругались" - это исключительно сильно повредит делу. Я был склонен оставить эту историю как она есть, но Марк, видимо, считает невозможным оставить конфликт на полуслове. Он почему-то так не может. 18:00 Продолжение серии вопросов: — Не планируете ли вы теперь подать в суд на тех, кто вас оговорил? — Нет, в этом нет никакого смысла. — А почему вы не можете подать в суд на Марка Фейгина? — Я мог бы с ним выяснять отношения в России, но делать это после того, как мы с ним столько лет говорили, что в России нет нормального суда - кто из нас будет идиотом? — Есть другие институты органы, которые регулируют отношения между адвокатами? — Адвокатская палата. Да, адвокат на другого адвоката может подать жалобу, если про него сказали что-то неправильное. Смотрите какая история: наш конфликт развивается,  Марк дал ему новую порцию, новый толчок после того, как мы перестали друг о друге говорить. У нас было такое молчаливое перемирие. Вот после приезда Савченко в Москву Марк начал последовательно говорить, что это была моя идея, что это я согласовывал, что это была моя тактика адвокатская, безумная, что вообще табу - говорить такое для адвоката. Но у меня же нет цели воспитывать его. Если бы я увидел какие-то высказывания, которые дают жесткое основание для решения статуса, учитывая как я сейчас воспринимаю Марка - я считаю, что это человек - мне стыдно находиться с ним в одной корпорации. И пока его здесь в Украине пускают на порог и верят ему, исходя из того, что у него есть репутация, которую он приобрел на деле Савченко - нашей совместной работы, и сейчас использует против меня. Потому, что слова какого-нибудь постороннего российского адвоката "Иванова" в таком ключе не были бы восприняты. Но просто затевать формальную склоку, затевать выяснения отношений при том, что мы еще раз поругаемся в наших инстанциях и останемся каждый при своем и будем входить в ту же самую палату и туда платить одни и те же самые взносы - это не имеет смысла.  Что касается Николая Полозова - Николай написал про меня гораздо более жесткие вещи. Он может быть как раз дал повод мне очень серьезно думать о том, чтобы на него жалобу подать. Но за адвокатом стоят его подзащитные. У Николая есть его подзащитные - крымскотатарские подзащитные: Ахтем Чийгоз, Хайсер Джемилев. Я прекрасно понимаю, что при всем при том, при моих отношениях с Николаем, при том, как он повел по отношению ко мне - он неплохой адвокат, он умеет работать. Причинив ему какие-то неприятности и лишив его статуса или даже заставив его отбиваться от моей жалобы и тратить на это силы, я ударю не только по нему, но и его подзащитным. Поэтому, пусть это останется на его совести, жалоб против Николая не будет точно. Как мы будем продолжать выяснять отношения с Марком - я подумаю позже. 17:58 Вердикт Анатолия Гаевского: "Анализируя физиологические реакции на задаваемые вопросы к Илье Новикову, что на все проверочные вопросы, связанные с темой проверки, Илья отвечал правдиво. Одним словом - Илья Новиков тест прошел. Ответы "нет" были правдивыми". 17:57 Серия ответов на поступившие в студию вопросы. — Правда ли, что вас заставили из клуба (Что? Где? Когда?, -ред.) уйти по политическим вопросам? — Опять же, не заставили и не по политическим. Я предложил сам покинуть эту передачу в тот момент, когда я взялся за дело Савченко, понимая, что они несут риски. 17:55 "Ощутимо неприятно было отвечать на эмоциональные вопросы, а эмоциональными как раз были те, которые связаны с наиболее острыми обвинениями: по поводу Медведчука или по поводу того, что я брал у кого-то деньги кроме как от партии "Батькивщина" за защиту Савченко", - рассказывает Новиков. 17:51 Леониду Гаевскому понадобилось задать несколько вопросов Илье Новикову: — Мы находимся в Киеве? — Отвечая на вопросы тестов вы намерены меня обманывать? — Нет. — Одобряете ли вы идею о непосредственном ведении переговоров о мирном урегулировании с руководством "ЛНР"/"ДНР". — Нет. — Высказывались ли вы когда-либо в поддержку таких переговоров? — Нет. — Давали ли вы Надежде Савченко советы или рекомендации выступать публично с призывами к переговорам с "ДНР" или "ЛНР"? — Нет. — Высказывались ли вы публично в поддержку переговоров об урегулировании с "Донецкой Народной Республикой" или "Луганской Народной Республикой"? — Нет. 17:47 Шестой раунд. Последнее предъявление (повтор в случайном порядке) вопросов. 17:43 Раунд пятый. Новые вопросы к адвокату Илье Новикову от полиграфолога Леонида Гаевского: — Вы пользуетесь интернетом? — Да. — Вы имеете высшее образование? — Да. — Вы обманывали людей, которые вам доверяли? — Да. — Просили ли вы Савченко приехать в Москву на суд по делу Николая Карпюка и Станислава Клыха? — Нет. — Вы лгали, когда говорили, что отговаривали Савченко от поездки в Москву? — Нет. — Просил ли вас кто-либо помогать Савченко приехать в Россию? — Нет. — Вы носите джинсы? — Да. — Знали ли вы заранее, что Савченко пропустят через границу России 26.10 2016 года? — Нет. — Согласовывали ли вы с кем-либо из госструктур Российской Федерации разрешение на приезд Савченко: с ФСБ или  с администрацией президента? — Нет. — Получали ли вы от кого-либо указания о том, как комментировать действия Надежды Савченко? — Нет. — Известно ли вам, чтобы такое разрешение ли кто-то еще? — Нет. — В своей жизни вы совершали кражи? — Да. 17:42 Леонид Гаевский отмечает, что будет два раунда вопросов Новикову и тогда он сможет вынести свой вердикт по итогам теста. 17:38 Четвертый раунд. Новиков снова отвечает на вопросы третьего раунда в случайном порядке. 17:34 Раунд третий. Сейчас эксперт-полиграфолог будет задавать два блока вопросов Илье Новикову. — Вы пьете чай? — Да. — В данном помещении есть окно? — Да. — Вы способны предать знакомого вам человека ради денег? — Нет. — Знакомы ли вы с Виктором Медведчуком? — Нет. — Получали ли вы деньги от Медведчука или от связанных с ним лиц? — Нет. — Знакомы ли вы с Юлией Тимошенко? — Нет. — Сейчас осень? — Да. — Получали ли вы указания от партии "Батькивщина" о том, как вести защиту Савченко? — Нет. — Получали ли вы от кого-либо указания о том как комментировать высказывания и действия Надежды Савченко? — Нет. — Вы лгали, когда говорили, что получали деньги от партии "Батькивщина"? Нет. — В своей жизни вы делали что-либо, за что могли понести уголовную ответственность? — Да. 17:31 Второй раунд. Серия вопросов Леонида Гаевского повторяется в случайном порядке. 17:30 Серий тестирования будет несколько. Контрольные и нейтральные вопросы будут заданы еще несколько раз в случайном порядке. 17:26 Начало тестирования. Леонид Гаевский задает вопросы, упомянутые ранее. 17:23 Раунд 1. На часть вопросов Леонида Гаевского Илья Новиков должен отвечать "да" или "нет". — Мы находимся в студии? — Да. — Сейчас 2016 год? — Да. — Вы ходили в школу? — Да. — Состояли ли вы на государственной службе в России? — Нет. — Когда-либо вы давали согласие на сотрудничество со спецслужбами России? — Нет. — Выполняли ли вы указание российских государственных органов о том, что следует говорить или делать? — Нет. — Знакомы ли вы с Владимиром Сурковым? — Нет. Владиславом. — Сотрудничали ли вы с администрацией президента России? — Нет. — Одобряете ли вы политику президента Путина в отношении Украины? — Нет. — Одобряете ли вы аннексию Россией Крыма? — Нет. — Вы всегда готовы солгать, чтобы избежать ответственности?  17:18 Леонид Гаевский проводит тест для записи реакции на ложь: — Я попрошу отрицать, что вас зовут Илья. Я буду называть разные имена, а вы будете говорить "нет, нет, нет". Вас зовут Михаил? — Нет. — Руслан? — Нет. — Виктор? — Нет. — Дмитрий? — Нет. — Илья. — Нет. 17:17 Датчики установлены и аппаратура настроена. Илья Новиков готов отвечать. Также он подписывает заявление о том, что он согласен проходить тест на полиграфе. 17:13 Леонид Гаевский подключает датчики полиграфа к Илье Новикову. 17:11 Илья Новиков рассказывает о мотивах, которые его привели на "Большое интервью": "Мотивы самые очевидные, я имел много случаев убедиться в том, что для адвоката, особенно здесь, в Украине, где очень остро последние годы стоят все вопросы, связанные с моралью, с правдой, справедливостью, его (адвоката) репутация - это не просто придаток к карьере, это - рабочий инструмент. Адвокат, которого обвинили конкретные люди или молва в порочащих его связях, в работе на противника, в том, что он согласовывает свои действия с волей чужих иностранных спецслужб для Украины, фактически теряет возможность откровенно говорить, просить чего-то у украинских структур или многих украинцев. И понимая это я попросил дать возможность оправдаться, прекрасно понимая, что не все поверят результатам. Для меня это способ показать, насколько я ценю свою репутацию. И на этом разговор на порочащих высказываниях коллег про меня не закончен и я не могу оставить эту историю как есть и предоставить каждому думать, что я агент ФСБ, человек Медведчука и прочее". 17:08 Эфир начался. Евгений Киселев рассказывает о том, что Илья Новиков подвергся серии нападок со стороны его бывших коллег по команде защиты Надежды Савченко: Марка Фейгина и Николая Полозова. Сам он высказал готовность пройти проверку на полиграфе - детекторе лжи. В студии присутствует специалист-полиграфолог Леонид Гаевский. Начало в 17:00. Онлайн-видеотрансляция интервью. Как ранее сообщал NewsOne, Илья Новиков пригласил наблюдателей на спецвыпуск программы "Большое интервью", где он пройдет проверку на детекторе лжи. "Я попросил, чтобы канал разрешил присутствовать нескольким посторонним журналистам или политикам в качестве наблюдателей", - рассказал адвокат.