Прямой эфир

Виктор Медведчук: Мы хотим на Запад, но нас там не ждут. Так, может, изменить экономический курс?

Размещено: 17.10.2020
Глава политсилы "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук. Фото: 112.ua

Ведущий: Добрый вечер, уважаемые зрители. Сегодня для четырех украинских телеканалов – "Интер", ZIK, NewsOne и "112 Украина" – интервью о наиболее актуальных проблемах страны от человека, который обеспечивает реальный прорыв во внешней политике Украины, – Виктора Медведчука. Добрый вечер!

Виктор Медведчук: Добрый вечер!

Виктор Владимирович, первый вопрос, который интересует всех наших зрителей, связан с вашей работой еще 11 июля прошлого года. Вы тогда были в Москве и впервые поставили вопрос того, чтобы убрать санкции в отношении украинских предприятий. И вот теперь это удалось. Скажите, пожалуйста, благодаря чему и на какие предприятия это будет распространено?

Действительно, эта работа нашей партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" ведется давно, последовательно и принципиально. Она связана с тем, что санкции, которые были введены Российской Федерацией против Украины как результат того, что Украина в свое время присоединилась к санкциям ЕС по отношению к России, нанесли значительный, очень серьезный урон в целом экономике Украины. И я вам приведу несколько цифр для того, чтобы те, кто смотрят нашу программу, могли определить вот те тяжелые последствия, которые имеют место последние годы именно из-за того, что Украина слепо присоединилась к санкциям ЕС в отношении России, а Россия ввела ответные санкции против предприятий Украины. Если брать экспортный потенциал Украины, то в лучшие годы, еще до того как было подписано Соглашение об ассоциации с ЕС и зона свободной торговли (договор), в 2011-2012 гг., когда был пик экономического развития в Украине, поставки Украины экспортной продукции в страны в ЕС был на уровне 17,5 млрд долл. в год. После того как Украина подписала Соглашение об ассоциации, подписала договор о зоне свободной торговли, подобный потенциал Украины, экспортной реализации на рынке ЕС нарастился всего лишь по итогам 2019 года (2020 года еще нет) на ровно 2,5 млрд и составил 20,7 млрд долл. Теперь обратная сторона медали, то есть восточное направление экспорта нашей продукции. В России и страны СНГ Украина экспортировала своей высокотехнологической продукции на уровне 26 млрд долл. Россия до 2019 года оставалась главным торговым партнером для Украины. После того как были введены санкции, по итогам 2019 года этот объем экспорта на территорию России и стран СНД сократился до 6 млрд. То есть, с одной стороны, мы потеряли 20 млрд, с другой стороны – мы нарастили 2 млрд. Один к десяти. Вот к чему привели санкции, которые были введены Украиной, вот к чему привела зона свободной торговли с ЕС, которая фактически уничтожила нашу экономику, а значит, и социальную сферу, и этот вопрос актуализации отмены санкций стоял всегда. В 2019 году, когда мы все встречались делегацией нашей партии с руководителем правительства РФ Медведевым Дмитрием Анатольевичем, мы тогда обратились с просьбой, и Россия частично пошла на одностороннюю отмену санкций в плане транзитов грузов по территории Украины. И те компании, которые занимаются транспортом и перевозкой этих грузов, до сих пор вспоминают, что это был положительный момент, который дал возможность нарастить эти торговые грузовые перевозки. Естественно, это рабочие места, естественно, это начисление в бюджет и многое другое. Точно так же мы еще тогда поставили ряд вопросов. Более того, эти вопросы были поставлены на встрече моей с президентом РФ г-ном Путиным, потом с председателем правительства Мишустиным. И российская сторона, опять-таки, подчеркиваю, в одностороннем порядке пошла на снятие санкций с ряда предприятий как первый этап, потому что мы обратились от Ассоциации машиностроителей, а именно они торпедировали этот вопрос перед нашей партией, обращались ко мне с вопросом того, что необходимо снять с предприятий машиностроения, которое, кстати, в течение 2020 года упало на 22% (машиностроение в стране), снять санкции, для того чтобы позволить экспорт продукции Украины на территорию России. Первые три предприятия – эти санкции были сняты. Мы подали первый список на 15 предприятий, продолжаем эту работу, потому как в Ассоциацию машиностроителей и работодателей входит 240 предприятий. Кроме того, это предприятия, связанные с производством овощей и фруктов, это предприятия, связанные с бумажно-картонной промышленностью. И первое предприятие – это Рубежанский бумажно-картонный комбинат, градообразующее предприятие, предприятие, на котором работает 1200 человек. Это два винницких предприятия: Брацлав, который специализируется на производстве доильных аппаратов, а также это Барский машиностроительный завод, который выпускает сегодня также продукцию высокотехнологическую. Кстати, очень интересный момент: г-н Мантуров, министр промышленной политики России, отметил, когда правительство решало этот вопрос, что эта продукция украинских предприятий на территории России будет конкурировать с производителями европейских стран, стран ЕС. Вот где место, где мы действительно можем конкурировать. Вот где место, где наша продукция является конкурентоспособной. Не в Европе, куда нашу продукцию не впускают, а именно в России. И там эта конкуренция с европейскими производителями может быть выдержана. Поэтому этот процесс будет продолжаться. Я хочу подчеркнуть особенность. Особенность заключается в том, что это односторонние действия России. Президент России заявил о том, что Россия готова к возобновлению полномасштабной экономической кооперации, и это очень важно. Важно потому, что вред от санкций, которые были введены как ответные меры со стороны России, причинили глобальный стратегический урон экономике Украины. Не пострадала сегодня экономика России. Знаете, я вспоминаю слова г-на Путина и его интервью, которое он дал несколько месяцев назад. Когда его спросили о санкциях, он сказал: да плевать нам на эти санкции. Да, мы потеряли за эти годы, с 2014 года, 50 млрд долл., но мы и заработали болеее 50, потому что пошли по пути импортозамещения, потому что наладили свое производство, рост сельского хозяйства, рост промышленного производства, рост индустрии, тяжелой, высокотехнологической в России. Потому что пришлось делать то, что раньше закупали. А сегодня это путь по защите отечественного производителя и по пути развития экономики. Вот что главное. И поэтому, когда сегодня г-н Зеленский и его команда на всех международных площадках говорят о том, что надо сохранять, надо усилить, наращивать санкции против России, то мне кажется, что надо внимательно проследить, что же происходит с экономикой РФ, как она отреагировала на эти санкции, а потом, соответственно, посмотреть, что произошло в Украине и вспомнить и проанализировать те цифры, с которых я начал: по поводу рынков Евросоюза, рынков России и стран СНГ.

Если Россия пошла на этот шаг, то, по вашему мнению, должна ли в ответ Украина предпринять какие-либо подобные шаги? И, по вашему мнению, эти предприниматели, с которых санкции были сняты, они здесь, в Украине, не пострадают? На них не будут оказывать давление за то, что они снова продолжат сотрудничество с Россией?

Вы знаете, очень интересный вопрос. Я начну со второго: по поводу того, не будут ли здесь создавать искусственные барьеры и препятствия для этих предприятий. Вы же понимаете, что все, что происходит у нас в Украине, особенно за последние полтора года…. Почему особенно? Потому что мы живем в этих реалиях. Я мог бы очень много говорить, и мы все хорошо знаем, что было при Порошенко и при его преступном режиме. Но этот режим, эти последствия, эти действия продолжаются уже при Зеленском. Поэтому предположить можно все, но тогда эту ситуацию можно охарактеризовать как “маразм крепчал”. Потому что вот я сегодня слышал интервью на одном из каналов по поводу Барского машиностроительного завода Винницкой области и Брацлава, когда говорят, что 70% их продукции было ориентировано на российский рынок. И сегодня это заработает с новой силой. А что это такое? Это новые рабочие места, это зарплаты, это отчисления в бюджет в виде налогов, это отчисления в Пенсионный фонд. То есть это то, что называется вдохнуть жизнь и хотя бы частично, на примере каких-то конкретных предприятий, продемонстрировать, что экономика должна быть другой, экономический курс должен быть радикально изменен. Поэтому когда мы сейчас говорим, что будет делать власть и как будет к этому относиться… Ну, вы ведь понимаете, что это была просьба оппозиции. Это была просьба моя как представителя “Оппозиционной платформы - За жизнь”. Это не власть. А власть по-разному может на это отреагировать. Но тогда ведь главное в том, как люди к этому относятся. Или оппозиция это сделала для себя или для чего-то, каких-то там своих специфических интересов, или она сделала для людей? Возникает вопрос: а почему же тогда господин Зеленский этого не делает? Почему его команда не договаривается? Почему они не анализируют ту ситуацию, которая сложилась на экономическом рынке Украины – и внутреннем, и экспортном, не меняют ситуацию к лучшему? Поэтому вопрос в отношении власти. А к людям вопрос: дать оценку и власти, и оппозиции. Именно на такую объективную оценку мы и рассчитываем.

Виктор Владимирович, я хотел вас спросить еще об одном событии и связанных с этим процессах, которые вызывают много дискуссий. В России уже заявили о создании и регистрации второй вакцины. Скептики говорят о том, что ни одна из российских вакцин не прошла сертификацию ВОЗ. Как вы думаете, как в такой ситуации поступит власть? Потому что они официально заявляют, что будут ждать настоящую вакцину, и на фоне того, что уже 50 стран стали в очередь за российской, как вы думаете, как следовало бы поступить украинской власти в этой ситуации?

Ну, я думаю, что я примерно думаю так же, как и вы. В отношении – первое – власти, как она поступит. Ну, власть, кажется, дала уже оценку подобным действиям, и эта оценка… Ну, я бы сказал так: она более сродни какой-то негативно-маразматической. Почему? Потому что… Ну, я не буду сейчас оскорблять человека, который занимает должность президента Украины, это не входит ни в мои правила, ни в мои интересы. Я просто хочу сказать о том, что пока существует единственная вакцина, и это вакцина, которая зарегистрирована в РФ, называется она "Спутник 5". И действительно, несколько дней назад регистрацию получила другая вакцина, "Вектор". Это Новосибирского научного центра.

Давайте попытаемся рассмотреть, что это такое. Тем более я владею этим вопросом и изучал этот вопрос перед тем, как поставить (или выразить просьбу) в беседе с президентом РФ относительно возможности поставок вакцины (тогда это был только "Спутник 5") на территорию Украины для защиты граждан Украины в борьбе с коронавирусом, для защиты от этой чумы ХХI века, от которой страдают все страны мира. Так вот, эта вакцина… А я пользуюсь официальной информацией, информацией, которую я в результате общения получил от академика Гинцбурга, который возглавляет центр "Гамалея", где была создана эта вакцина, от руководителя авторской группы по созданию этой вакцины. Она следующая. Существуют три фазы испытаний: первая, вторая и третья фразы. Первая и вторая фазы испытаний предназначены для установления безопасности этой вакцины по отношению к здоровью человека, и результат этих фаз испытаний должен заключаться в том, что применение этой вакцины не будет как следствие вызывать различные побочные заболевания, опасные для здоровья человека. Этих два этапа, две фазы испытания, они прошли. После этих фаз испытаний… Обратите внимание: здесь самое главное, что эта вакцина 12 августа была зарегистрирована в России. Еще раз подчеркиваю, первая в мире.

Что означает регистрация любого медицинского препарата? В любой стране мира. Давайте возьмем Украину. Регистрация медицинского препарата означает возможность широкого массового применения этого средства в вопросах лечения людей. Точка. Вопрос (и я этим интересовался): что означает третья фаза испытания, с помощью которой или ссылаясь на которую, сейчас очень многие политики и так называемые представители сферы охраны здоровья пытаются спекулировать в Украине, говоря о том, что “ну, это не настоящая вакцина, ну, конечно же, мы будем ждать настоящей, европейской, американской, канадской”, ну, и еще там какой-то, которой, кстати, пока еще нет. Нет, к сожалению, но нет. Так вот, третья фаза означает эпидемическую эффективность этой вакцины при массовом использовании и вакцинировании. Эпидемическая эффективность, которая определяется по отношению к заболеваемости, и эпидемическая эффективность в вопросах смертности от коронавируса. То есть речь идет уже не о тысячах, как это было в ходе первой и второй фазы испытаний. Тысячи людей, которые были добровольцами и испытывали на себе эту вакцину. И, кстати, эффективность первой и второй фазы была 100%. 100%! А речь идет о массовом применении. И это уже не 10 тыс., это 100 тыс., это миллион и это миллионы. То есть это эпидемическая эффективность, которую будет устанавливать уже не научный центр, а производители этой вакцины. Производители этой вакцины в России и за рубежом, там, где она будет производиться, потому что сегодня уже налажены кооперационные связи по поводу производства этой вакцины в Китае, в Индии, в Бразилии, то есть сегодня это массовое производство этой вакцины. Так вот тогда будет определяться эффективность, как и любого средства. Это 100%-я эффективность, это 95, 90, 80, 70% эффективности. И все. Все. Здесь можно ставить жирную точку. Потому что эта вакцина допущена в России как средство лечения от коронавируса.

Вы что, хотите сказать, что сегодня Россия допустила это медицинское средство для того, чтобы умирали люди? Для того чтобы это было бутафорией? Именно поэтому сегодня вакцинировались многие руководители правительства, министры, руководители регионов, руководство Министерства обороны, о чем сказал Путин в беседе со мной. Это что, провокация со стороны РФ? Почему сегодня так примитивно и так безмозгло оценивают ее в Украине, эту вакцину? Более того, ЕС же уже заявил, что возможная вакцина, которая будет распространяться и которую могут – могут! – поставить в Украину, - это вторая половина 2021 года. А что в России? Официальное заявление правительства: в ноябре будет произведено 800 тыс. вакцин, в декабре - 1,5 млн, в январе - 3,5 млн и с марта ежемесячное производство вакцины будет составлять 15 млн доз. 15 млн доз. Неужели сейчас не надо вести переговоры о закупке этой вакцины? Я думаю, что министру здравоохранения, как и другим умникам от этой системы, как и умникам во власти, надо было занять другую позицию. Да, любое средство, в данном случае вакцина от коронавируса, в связи с изменениями в закон, которые мы вносили в марте в вопросах борьбы с коронавирусом, мы определили, что средства, которые зарегистрированы на территориях США, ЕС, Китая и некоторых других стран, могут без регистрации применяться на территории Украины. Россия не подпадает под эти страны. Это была стратегическая ошибка и ВР, и власти Украины в целом. Заявите о том, что да, надо, чтобы эта вакцина прошла этап регистрации в Украине, для того чтобы ее применять. Пойдите по этому пути. Начните переговоры, о чем сказал президент России: “Да, официальной власти необходимо обратиться, и мы начнем переговоры по поставкам”.

Но этому предшествовал разговор, в том числе и президента с представителями правительства, возможны ли поставки в Украину. Ему сказали: “Да, поставки в Украину вакцины для борьбы в целях защиты здоровья украинских граждан возможны”. Почему же мы этого не делаем? Почему мы не идем по этому пути, а ждем какой-то вакцины, которая, может быть, появится. И в это время мы слышим сообщения нескольких американских компаний, которые отказались на стадии исследований и испытаний вакцины, так как, видимо, результат был негативным. Ну и потом, это уже общеизвестный факт, я публично об этом сказал, что я и моя семья вакцинировались. И эта вакцина дала свой результат. Какой? Я приехал в Украину и сдал анализ крови. Я подчеркиваю, в Украине, не в России. И мне дали справку, которая свидетельствует о следующем факте, где указано, то есть количество, титры антител у меня в крови, а справа в этом же документе есть такой справочный материал, который выдают украинские учреждения здравоохранения, о том, что до 10 единиц антител – результат негативный, то есть нет защищающей реакции на коронавирус в организме и крови, с 10 до 12 - результат сомнительный, свыше 12 – результат положительный, противодействие коронавирусу. Мой результат - 58,77. То есть это свидетельство того, насколько действует вакцина, насколько она сегодня является эффективной. И поэтому, конечно же, кроме возмущения, кроме непонимания и какой-то дикой грусти, заявления господина Зеленского и его команды не вызывают ничего.

Вместо того чтобы думать, как спасать людей, как вести переговоры о вакцине, начинают рассказывать, что это российская, начинают рассказывать о том, что Россия – агрессор, я возвращаюсь к первой нашей теме. Но при этом сегодня Россия для Украины – это второй партнер по торгово-экономическим отношениям, потому что Китай по итогам уже 2020 года вышел на первое. Значит, торговать с Россией можно, продавать отдельные виды продукции можно, закупать продукцию по импорту можно, а вакцины – нельзя. Почему? Это политическая позиция? Извините, но на кону жизнь людей, здоровье людей, массовые заболевания. Вы видите ситуацию, когда в последние дни уже приближается в день количество заболевших к шести тысячам, когда умирает уже 100 человек в день. Разве это не звон колоколов, который требует от власти реальных конкретных действий? Более того, когда эти действия готовы к тому, чтобы их можно было реализовать и эту вакцину поставить сегодня в Украину для того, чтобы защитить украинских граждан.

У меня вопрос о вакцине. Государственный экспертный центр охраны здоровья проинформировал о том, что более 4000 тыс. украинских граждан смогут принять участие в клинических испытаниях европейской вакцины. Мол, заявку на проведение соответствующих испытаний Украина уже получила. Также определен уже список городов, где будут проводиться такие испытания. При этом если речь идет о подобных испытаниях в Европе, то доброволец там получает около 10 тыс. долл. плюс расходы на питание, проживание, надзор медицинского персонала. Украинцам же будут платить за такое участие 30 тыс. грн. Это неподтвержденная информация, но по крайней мере, как власть сейчас должна растолковать это, какую позицию должна занимать?

Весь сарказм этой ситуации заключается в том, что наших людей приглашают для того, чтобы они были объектом испытания этой вакцины. Да, платят большие деньги. Да, наверно, это можно рассматривать как средство заработка, как трудоустройство наших граждан. Но я считаю, что власть должна запретить подобные действия. Что значит использование вакцины добровольно, даже если тот или иной гражданин проявил такое желание и дал на это добро? Это же угроза жизни и здоровью человека. Почему люди наши должны участвовать в каких-то опытах каких-то там чужих заграничных дядь, если уже кто-то это сделал, провел эту работу, провел две фазы испытаний, подтвердил возможность использования, готов предоставить эту вакцину! А мы занимаемся открытием или изобретением велосипеда, когда он очень давно уже изобретен. Вот в этом и есть маразм действий, необъяснимость действий и г-на Зеленского, и его команды. Это примитивно-пиаровские ходы, которые ничего общего не имеют с государственным управлением. Это не управление государством, это не власть государства, это примитивное настроение, которое пытаются создать по случаю или для той или иной даты.

Сегодня, например, для выборов – для того чтобы партия "Слуга народа" получила как можно больший результат на местных выборах. Вот поэтому и проводятся подобные действия. Давайте, мы ждем, когда будет европейская вакцина. А, кстати, все помнят, сколько граждан живет в ЕС? Более 500 млн. И поэтому когда будет произведена вакцина, я хорошо понимаю, что, наверно, не в первую очередь и не в первых рядах Украина сможет получить для себя вакцину. А Россия поставила задачу, и я почему-то уверен, что она ее выполнит: за 10-12 месяцев, из которых 2 месяца уже прошло, Россия вакцинирует 70% населения страны. Это более 100 млн человек. Почему же мы не идем по этому пути, где уже создана вторая вакцина? Кстати, в начале или в середине декабря будет зарегистрирована третья вакцина – научного центра Чумакова. На сегодня эффективность этой вакцины… Я не хочу сейчас перечислять те международные центры, которые давали положительную оценку, начиная с европейского бюро ВОЗ. Многие профильные издания оценили эффективность этой вакцины. В нашем заявлении, партии, по поводу этого неблагорассудного, примитивного и ограниченного хода со стороны г-на Зеленского, перечисляются все те, кто дал положительную оценку. Но ведь самое главное даже не это, а то, что она зарегистрирована в России и началась массовая вакцинация в России. Там что, хотят уничтожить свой народ? Я задаю вопрос: там хотят, чтобы люди не вылечились? Там хотят, чтобы эти люди умирали? Поэтому любые подобные действия, объяснения, которые выглядят как в "обход, якобы идут нормальные герои", это все порождает крайне негативную оценку власти.

Но здесь же вопрос не в том, покупать или не покупать газ. Знаете, мы когда-то договорились с Россией о снижении цены на газ на 25% при прямых поставках газа. Порошенко… Да его чуть с трибуны не снесло, когда он услышал это в ходе избирательной кампании еще в марте 2019 года. А что, пришел Зеленский и это сделал? Нет. Пусть покупают. Сегодня цена уже тоже поднялась для населения до 7600 грн с 1 октября. Пусть покупают дорогой. Но там газ… Да, можно сидеть без газа, можно экономить, можно не закупать газ, не пользоваться теплом, горячей водой, но здесь-то речь идет о здоровье людей. О жизни людей! И поэтому подобный цинизм (иначе назвать это нельзя со стороны власти) не просто возмущает, а возмущает в каких-то космических объемах. Потому что действительно, власть не может себе позволить так по-хамски, так небрежно относиться к здоровью и жизни наших граждан. 

Я попробую объединить и вопрос санкций, и вопрос вакцины, потому что, скорее всего, это вопрос не столько медицины, сколько политики, это вопрос не столько экономики, сколько, опять же, политики. Глава государства ваше обращение – о предоставлении вакцины России для украинцев – уже успел назвать циничным. В свете и рабочих мест, господин Виктор, можно было бы, например, наладить с россиянами совместное производство этой вакцины. Пусть по франшизе в пределах Украины, для того чтобы ускорить процесс вакцинации и, возможно, даже создание тех самых рабочих мест, ведь это повлечет за собой и логистику, и науку, и, наконец, многие касательные отрасли.

Абсолютно правильно. Дело в том, что уже есть предварительные договоренности Китая, Индии и Бразилии о совместном производстве вакцины, российской вакцины. Это разве не пример, что и другие страны могут поступать таким образом, в том числе и Украина? Поэтому, конечно же, я считаю, что это возможно. Да, надо вести переговоры и надо на этот счет договариваться. 

А возвращаясь к тому, что вы сказали по поводу оценки моих действий, вы понимаете, в чем дело? Мне кажется, в этом и заключается вот эта глубокая ограниченность человека, который употребляет подобные термины в отношении того, когда речь идет о жизни и здоровье наших граждан. Поэтому можно по-разному воспринимать, знаете.

По поводу того, что есть политика, есть экономика, есть политика и есть здравоохранение, но когда реально идет речь о том, что есть вакцина, ее можно закупить, с помощью ее можно бороться с коронавирусом, что фактически является самым страшным сегодня заболеванием во всем мире для всех стран, и в это время даются подобные оценки... Я привык к таким оценкам. Более того, когда эти оценки не просто ограничены, а еще идут от людей ограниченных в тех вопросах, в которых они не понимают, для меня это абсолютно нормально. 

Но в одном из вопросов уже прозвучало, что более 50 стран обратились к России с целью закупки вакцин, и заказ вот этих стран по закупке вакцин составляет – вдумайтесь в цифру! – 1 млрд 200 млн доз. Миллиард 200 миллионов доз. Это шестая часть населения земного шара. Это разве не показатель того, где думают о людях, где пытаются наладить эффективную борьбу с коронавирусом, а где занимаются исключительно политикой, причем не понимая того, что собой представляет политика. Потому что политика это и есть интересы людей. Насколько эти интересы соблюдены в одних и других действиях, эту оценку дадут люди. И люди будут оценивать, кто был прав, а кто – не совсем. И поэтому у меня не просто творческое, у меня абсолютно спокойное отношение к подобным высказываниям по одной простой причине: человек имеет право на критику и на какого-либо рода высказывания в отношении того, что кто-то что-то делает неправильно в том случае, если он сам поступает правильно, если он сам своими действиями доказал то, что он на своем месте, или делает то, что необходимо людям и стране.

В отношении этого человека я могу сказать утвердительно: он ничего такого еще не сделал, и самое главное, ничего такого не делает для того, чтобы продемонстрировать, что его действия и его слова представляют то, что является интересом украинского народа.

Виктор Владимирович, тогда по вопросу вакцин. Вы уже сказали о том, что ваша семья – ваш сын, ваша жена и вы – вакцинировались в Крыму. Вы сказали о том результате, который вы контролируете в этой ситуации...

Вячеслав, я прошу прощения, но у жены этот титр антител еще выше. У нее 102. У меня – 58, у нее – 102, то есть он в десять раз превышает норму…

Вы процитировали, это было заявление руководителя Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения Ханса Клюге, относительно вакцины "Спутник-5" о том, что вакцина безопасна и эффективна. И вы только подчеркнули этот факт, что мы просто в очереди тех европейских стран, которые одни из последних будут получать вакцину, если идти только путем, который нарисовал президент Зеленский, после всех этих испытаний, о которых вы сказали, и о другом. Ну, люди подумают, что не все имеют такие хорошие связи, как Медведчук. Не все могут поехать и вакцинироваться. И есть такая абсолютно безответственную власть, которая не хочет организовывать, отвечая на вопрос Павла Кужеева (вы фактически об этом сказали), совместное производство этих вакцин. Что людям делать? Пользоваться этим каналом, о котором Борис Тодуров сказал, что фактически контрабандой завозили вакцину, или как здесь поступить?

Вы знаете, к сожалению, есть и такое, я имею в виду то, что высказал Борис Михайлович. Он, наверное, знает, человек со знанием дела об этом говорил. Понятно, что люди будут искать любые выходы, точно так, как они ищут сейчас средства и медикаменты, которых нет в Украине для лечения от коронавируса. Да, они есть, но есть те средства, которые являются сегодня актуально-популярными и эффективными в лечении и борьбе с коронавирусом, которые достают из-за границы. Которые привозят, кстати, в большей части, опять-таки, из той же РФ. Чем я неоднократно пользовался, хочу вам сказать. И очень много, в том числе известных людей, вылечились именно с помощью подобных лекарств.

Я хочу сказать самое главное. Вы понимаете, в чем дело… Конечно, можно было бы поступить вот примерно так, как поступают представители власти, начиная от главного и заканчивая теми, кто представляет их там, где-то в нижних слоях. Есть в Украине такое высказывание крылатое: бачили очі, що купували. Но это цинично. Я так не могу сказать. Я скажу по-другому. Я скажу, что мы будем добиваться от власти действий, направленных в интересах наших граждан, наших людей.

Мы будем добиваться того, чтобы власть вступила в переговоры, чтобы власть закупила эту вакцину, если другой не будет или если не будет в ближайшее время возможности использования каких-либо других средств, которые реально могут противостоять коронавирусу, заболеванию и смертности в Украине. Мы будем отстаивать эту позицию. Почему? Потому что несмотря на весь примитивизм власти в этих вопросах, политическую конъюнктуру, политическую мотивированность, которая связана в первую очередь с тем, что речь идет о РФ, мы должны вынудить все вместе – не только политики, не только наша партия "Оппозиционная платформа – За жизнь", но все – вынудить власть идти по пути того, что надо людям, а не то, что надо власти, или то, что диктуется сегодня западными "хотелками", с учетом того, что в Украине введено внешнее управление и Штатов, и Запада, и отдельных международных организаций, таких, как Сорос. Поэтому мы будем вести активную принципиальную и последовательную борьбу за то, чтобы обеспечить наших граждан гарантированными средствами в лечении от коронавируса.

Виктор Владимирович, в продолжение темы. На очереди за российской вакциной уже 50 стран. Не случится ли так, что Украина как раз получит российскую вакцину, но в европейской обертке и с соответствующей наценкой?

Вы знаете, такое может быть. Тем более это версия не нова, я уже слышу во многих СМИ, где этот вопрос дискутируется, что мы можем тоже… Мы же российский газ-то не покупаем, правильно? Нету его. Ну просто нету! А другого газа тоже в Украине, кстати, нету. Ну, кроме внутренней добычи. А весь газ мы покупаем российский. Ну, мы покупаем по формуле "Дюссельдорф+". То есть с заработком для посредников, с заработком для НАК "Нефтегаз" - незаконным заработком, другими словами, ограблением украинского народа, потому что эта цена закладывается вот в тот тариф стоимости газа, тепла и теплоснабжения для людей, которые вынуждены платить. Туда закладывается эта цена так называемой покупки нероссийского газа, по сути, являющегося российским.

Почему вакцины, которые будут производится совместно, допустим, в Индии или в Китае, не будут закупать в Украине? Будут! Тем более мы же написали, помните, в законе, что те средства, которые зарегистрированы в Китае, они могут без регистрации использоваться и в Украине. Но нам надо ждать этот лаг времени, мы будем ждать, пока кто-то придет к этому, а мы будем обеспечены этим средством, этим препаратом в лечении от коронавируса во втором, третьем или -надцатом порядке? Или у нас есть возможность сегодня? Вы же помните слова президента РФ: "Беларусь обратилась, мы пошли навстречу, среди всех стран"Почему сегодня Украине не пойдут навстречу в первых рядах, если мы об этом договоримся? А я считаю, что у Зеленского и представителей власти есть такая возможность договориться. Мы поможем, потому что речь идет об интересах людей. И у нас здесь нет политических амбиций. И то, что сделано мной как представителем партии (проведены переговоры), это не для нас и не для партии. Я бы мог молча молчать о том, что я вакцинировался, вакцинировались мои близкие. Но я же поставил этот вопрос, я выяснил эту ситуацию. Потому что речь идет о людях, о наших людях, украинских. И надо сегодня сделать все, чтобы им помочь. А вот что думает и что будет делать Зеленский, ну, мы посмотрим. Я думаю, что люди дадут оценку и этим действиям, и его словам.

Украина едва ли не каждый день ставит антирекорды по количеству заболеваемости, но цифрами очень легко манипулировать. Может ли это стать поводом во время, например, проведения местных выборов для власти, где на местах они не имеют высоких рейтингов? Например, ввести там красную зону и выборы просто отсрочить, чтобы просто, может быть, за это время себе эти рейтинги нарастить. Рассматриваете ли вы такой вариант?

Вы знаете, я не думаю, я верю в то, что этого не произойдет. Власти уже невыгодно срывать выборы даже за счет объявления красной зоны, потому что есть нормы, которые Кабинет министров выработал по поводу внедрения по случаю объявления региона красной зоны. Запрет на работу предприятий общественного питания, бары, кафе, рестораны, запрет на работу транспорта, хотя власти сами уже говорят о том, что не очень эти пункты выполняются, поэтому делать что-то в плане выборов можно только с одним применением одного механизма. Я понимаю, что мы давно живем не в правовом государстве и далеко не демократическом. Но даже цинизм сегодняшней власти не может позволить переступить нормы Конституции, которая является священной в этой части. Потому что для того, чтобы не проводить выборы, есть только один механизм – объявить чрезвычайное положение указом президента и потом утвердить его Верховной Радой. Но, во-первых, вряд ли на это пойдет президент, если он не самоубийца. А во-вторых, ВР, я уверен, никогда такое решение не продублирует и не подтвердит. Поэтому выборы 25 октября пройдут, надо избирать местную власть, надо давать оценку тем властям, которые действуют сегодня, надо идти по пути обновления власти в интересах людей. Могут быть различные спекуляции и механизмы, но, я думаю, что они кардинально на выборы 25 октября не повлияют.

В контексте карантина вас спрашиваю. Выборы так или иначе, наверное, состоятся, но что будет с населением, каким образом власть будет вводить и усиливать дальше карантин – большой вопрос. До 6000 ежедневно фиксируется новых случаев, страна на карте постепенно краснеет – в зависимости от того, где вводят более жесткие нормы. Сейчас, по сути, власть идет путем введения карантина и опять же, начинается дистанционное обучение. Как вы думаете, каким образом люди выйдут из этой ситуации: каждый будет отвечать за себя или каким-то образом будет продемонстрирована поддержка государства, экономического плана, социального?

Ну, во-первых, мы уже видим: у нас карантин был введен в середине марта. Сегодня октябрь. Более того, карантин продлен до конца декабря этого года правительством, мы видим, как власть оказывала содействие в плане экономики и социальной сферы людям. Экономические предприятия не были поддержаны, кроме тех законов, которые фактически остановили и препятствовали малому и среднему бизнесу, которые были приняты еще весной 2020-го. Более того, как таковой поддержки бизнесу не оказано. И тут есть причины как объективные, так и субъективные. Субъективные – это те, что власть не знает, что делать, она не понимает процессов, которые происходят у нас в обществе, потому что правительство является профнепригодным. Это люди, которые не понимают, чем они занимаются и, самое главное, не понимают, за что они отвечают. Естественно, во главе с президентом.

И поэтому кроме пиар-акции, кроме заявлений, кроме благих намерений, о которых постоянно говорят и пытаются этим кого-то убедить, ничего не происходит и вряд ли будет происходить. Потому что даже уровень падения ВВП сегодня уже исчисляется по итогам I полугодия (7 месяцев) где-то около 8%. Я думаю, он преодолеет и будет из двух цифр состоять – количественный показатель этого падения ВВП. Экономика у нас ползет вниз, восстановления экономики не видно. Тем более, как сегодня утверждают, это модное выражение, это второй этап, вторая волна. Когда закончилась первая? Что такое вторая, третья? Ну идет волна, люди болеют, заболеваемость обнаруживается все больше и у большего количества людей. Люди умирают, эффективных средств защиты нет. Эффективных средств лечения нет, койко-места, о которых сейчас говорят, из 27 тыс. наличных в Украине 18 тыс. занято. Страдают те, кто сегодня переносит другие заболевания: в вопросах лечения, стационарного лечения, амбулаторного лечения. Все это происходит на фоне действий власти, которые являются не сконцентрированными, бессистемными, непрофессиональными. Объективно, что у Украины нет ресурсных средств, да, объективно. Субъективно то, что власть не готова к этому.

Но власть вообще не готова к управлению страной, потому что все то, что происходит в процессах государственного управления и государственного строительства, я об этом могу говорить как специалист, этого нет! В истории полуторагодичной власти Зеленского этого нет. Происходит то, что можно назвать образно: пошел седьмой год правления президента Порошенко. Во всех вопросах! У нас страна не просто бедная, а стала нищей при Зеленском, у нас страна занимает первое место в Европе по двум очень качественным, эффективным и, главное, показательным оценкам: первая – в вопросах коррупции, первая – по уровню преступности. На последнем месте наша страна по уровню ВВП на душу населения в Европе и 122-я в мире, на последнем месте по средним заработкам среди стран ЕС, на последнем месте по пенсиям в Европе, на последнем месте по уровню благосостояния. Можете себе переставить, уровень благосостояния гражданина ЕС в 20 раз больше, чем в Украине! И уровень привлекательности и жизненного уровня тоже на последнем месте в Европе. Вот картина, это картина нарисована исходя из официальных данных, которые сегодня характерны, к сожалению, для нашей страны, для Украины. О чем мы можем сегодня говорить, когда надо действительно бороться с коронавирусом? Надо вводить карантинные ограничения? Надо! А как же быть с бизнесом, как быть с проблемами людей, как решать? Это же не Россия, которая взяла и ввела, освободила и сохранила заработную плату, освободила от кредитных обязательств, освободила от бремени налоговых обязательств. Все отложила, для того чтобы удержать. А есть результат от этого? Конечно, есть! В ранге экономик мира сегодня Россия в условиях эпидемии и борьбы с пандемий по паритету покупательной способности переместилась с 6-го на 5-е место, обошла Германию. То есть Россия сегодня – пятая экономика в мире. Но у России ресурсы, мы не можем с ними равняться. Но мы не можем мириться с тем, что происходит у нас в стране, потому что вот этот непрофессионализм власти, правительство, которое должно было быть давно уйти в отставку, оно продолжает издеваться над людьми. Оно продолжает издеваться над людьми!

Мы же сейчас можем говорить, что тот бюджет, который они подали… Мы можем говорить о том, как предусмотрены социальные программы, как там у нас идет вопрос экономического развития. Вы вдумайтесь (я назову только одну цифру), у нас доходная часть бюджета – это то, что зарабатывает страна, производство продукции, оказание услуг – это 100% доходной части бюджета за год. Так вот, 65,6% этой доходной части – это заимствования. Это мы одалживаем внутренние и внешние займы. То есть страна зарабатывает для себя, для своего собственного содержания и для обеспечения жизнедеятельности только одну треть. А две трети – мы живем в долг. Где страна, где экономический суверенитет, где государственное управление, где вопросы, связанные с экономикой? Мы продолжаем рассказывать, и это говорит г-н Зеленский по поводу санкций? И к чему привели санкции страну, которой ты руководишь? К чему они привели эти санкции? Может, надо искать пути экономического выхода? Может, надо искать новые рынки сбыта, восстанавливать экономику, создавать инвестиционный климат? Что из того, что наша власть и г-н Зеленский, встречаясь с представителями бизнеса других стран, говорят: приходите к нас, мы вас ждем, вкладывайте деньги. Куда? В страну, где идут боевые действия, где нет мира? В страну, где не создан инвестиционный климат, в стране, где не обеспечена судебная защита от административного произвола, в стране, где налоги не являются средством для наращивания и развития бизнеса? В эту страну г-н Зеленский приглашает иностранных инвесторов? Да надо заняться, чтобы не убежали те капиталы, которые есть. Ведь объем прямых иностранных инвестиций с 2014 года, то есть до кризисного периода, когда он составлял 53 млрд долл. в экономике Украины, сегодня составляет 35 млрд. За 2019 год у нас приток прямых инвестиций составил 2,5 млрд долл. Это хорошо? Хорошо, но не очень. Потому что в 2013-2014 гг. он составлял 5,5 млрд. Бизнес бежит из Украины. Бизнес не обращает внимания на лозунги нашей власти – на внедрение института каких-то нянь, на внедрение того, что мы всё сделаем, что это будет под чьим-то личным контролем. Этого ничего нет.

И к этому всему, к огромному сожалению, добавился еще коронавирус. Вот вам геометрическая прогрессия того, что происходит в стране. И тут надо принимать срочные меры для спасения страны, для спасения наших людей, для того чтобы сохранить наш суверенитет и независимость. Вот что надо делать, а не рассказывать сказки, не кормить "завтраками" и не заниматься примитивным, циничным пиаром.

С одной стороны, все зафиксировали в этом видео вашего общения с президентом России, вашего общения с премьер-министром России, особую атмосферу. То есть атмосфера контакта, доверия, есть взаимопонимание, есть уважение очень большое у всех собеседников. С другой стороны, все сравнивали ваш визит в Москву, ваши встречи в Москве и эти абсолютно декларативные вещи, которые сделал Зеленский в Брюсселе, а затем в Великобритании. Вот если бы произошло что-то такое невероятное и Зеленский пригласил и получил визит в Россию, мог бы, поехал и мог бы говорить. Как к нему люди настроены? Что-то поменялось в их отношении к Зеленскому за этот год?

Есть ответ на этот вопрос ваш. Обратите внимание на социологию последних месяцев. Она постоянна и стабильна. Вот последний социальный мониторинг, который был оглашен в первых числах октября Балакиревой, которая возглавляет социологический центр. Там задается вопрос: “Скажите, как вы относитесь к прямым переговорам (там речь идет о вопросах мира) между Зеленским и Путиным?”. 70% - за. Более того, если мы говорим о мире, господин Зеленский в своем интервью одному из СМИ Словакии заявляет о том, что мира без Путина не будет. О мире на Донбассе надо договариваться с Путиным. Так договаривайся! Что тебе мешает? Та сторона не хочет? Хочет. Разве представители России не хотят встречаться? Хотят. А почему сегодня проблема существует в той же Трехсторонней контактной группе на минских переговорах? Все просто. Власть в лице партии войны в парламенте забила гвоздь, гвоздь в крышку гроба установления мира. Она специально внесла пункт 4, который предусматривает ряд условий, при которых выборы на Донбассе по специальному закону, в соответствии с минскими соглашениями, договоренностями в Париже будут иметь место только после того, как… И перечисляется ряд пунктов, которые прямо противоречат минским соглашениям. Представители Донецка, Луганска и России говорят: “Подождите, вы перечеркнули минские соглашения”. И поэтому нет договоренности ни по обмену пленными сегодня, ни по дальнейшему установлению новых переходов на линии соприкосновения. А чего стоят эти заявления, которые сегодня звучат по поводу там 70-го, 75-го дня тишины? Да, есть тишина. Только ведь это обман, и этот обман установлен даже не нами, хотя мы постоянно об этом говорим, и я много раз приводил примеры, когда начиная с мая месяца, когда ведутся обстрелы с двух сторон территории линии соприкосновения, то есть несколько участков, которые определяются в видеорежиме, фиксируются, и там можно установить, кто начал, кто был инициатором стрельбы. Она все время ведется двухсторонняя, как и двухсторонние нарушения.

Так вот, с мая месяца по июль, когда был установлен так называемый режим тишины, который действует сейчас 70-75-80 дней, инициатива украинской стороны была на первом месте в 90% случаев. В 90% случаев. И когда мы сейчас говорим по поводу того, что происходит сейчас в условиях этой тишины, то ваш коллега, представитель BBC, сказал же о том, что подождите, вы говорите сейчас, что провели обмены. Да, провели. Вы говорите, установлен "режим тишины". Да, но ОБСЕ в лице специальной мониторинговой миссии, которая единственная имеет право официально устанавливать… А вот, кстати, инициатора обстрелов установили именно они, то есть это не точка зрения той стороны или точка зрения нашей, украинской стороны, это установили они. 1400 нарушений начиная с так называемой даты установления тишины, то есть 22 или 23 июля этого года. Вот вам. Так почему же вводят в заблуждение? И корреспондент BBC говорит: “Вы вводите в заблуждение. Обмены и так называемая тишина в вашей редакции (а это действительно только редакция господина Зеленского) не говорит о том, что вы хотя бы на шаг приблизились к миру”. Да, не приблизились. Более того, власть - я утверждаю это, у меня есть для этого все основания, все аргументы - власть не собирается устанавливать мир на Донбассе, потому что у нее нет, категорически нет для этого политической воли.

Господин Виктор, ни вакцинация, ни восстановление экспорта украинской продукции, ни установление мира не на повестке дня в государстве исходя из перечня вопросов, которые будут предложены 25 октября тем, кто придет на избирательные участки.

Я хочу сказать, что это не совсем так. Я сначала о содержании вопросов, а потом все-таки хочу вернуться к процедуре. Потому что сам вот этот опрос, с юридической точки зрения, является никчемным. И я даже не говорю о правовых последствиях. Он является никчемным. И я объясню почему. Вопросы. Очень интересные вопросы. Вы помните это крылатое высказывание: я задам вам вопросы, которые вы обсуждаете на кухне, в такси, в сауне, наверное. Но про сауну не было… Ну, конечно же, на кухне обсуждают Будапештский меморандум. Конечно же, именно на кухне обсуждают, когда можно будет употреблять легализованную марихуану. Конечно, вопрос же звучит красиво: в медицинских целях. Я прошу прощения, но г-ну Зеленскому сказали о том, что у нас в медицинских целях используются тяжелые наркотики на законных основаниях? Зарегистрированные, и это средства для того, чтобы снизить болевые ощущения у лиц, страдающих тяжкими заболеваниями. При чем тут марихуана? Конечно, надо было поставить вопрос проще: можно ли употреблять марихуану в барах, кафе, ресторанах? Но и так намекнут: если будет легализована марихуана, то это будет возможно. Для кого? Для молодежи? Ну, наверно, это сможет кого-то купить. Но суть тогда этого вопроса, автором которого является президент? Или, например, уменьшение количества депутатов. Да чего там спрашивать! Если завтра поставить вопрос: вы хотите, чтобы было не 450, а 100, то проголосуют за 100.

Я был организатором референдума 2000 года. У нас было показатель 92% за то, чтобы сократить состав парламента с 450 до 300. Более того, наша фракция единственная вместе со "Слугой народа" проголосовала за изменение в Конституцию, которое прошло первое чтение и на сегодня готовится ко второму. Мы это проголосовали. Людей чего спрашивать? Люди за то, чтобы уменьшить количество депутатов. Как относятся сегодня люли к парламенту? Плохо. По этой социологии, на которую я ссылался, на начало октября 43% уже хотят, чтобы были досрочные парламентские выборы. При этом не могу не сказать, что 38% желают этого же и президенту – чтобы были досрочные и президентские выборы. Вот вам настроения людей. Этим ли должна интересоваться власть и в лице президента, и в лице парламента? Нет. Надо создавать нормальные условия жизни, рабочие места, обеспечение уровня благосостояния и всего остального. А эти вопросы – пиар-ход перед выборами. Более того, а что такое Будапештский меморандум? Гарантии суверенитета, независимости и гарантии защиты от Великобритании, США? Да. Использовать? Использовать.

Только мне почему-то кажется, что это использование причинит вред Украине, потому что под этим использованием будут понимать то, что уже разрешено 365 дней в году: проведение военных учений членам НАТО, что над Киевом, как и над другими городами Украины, уже летают военные бомбардировщики США, что Украину готовят в силу той концепции безопасности, которая была принята еще в 2016 году при Порошенко, как территорию, для того чтобы страны НАТО выясняли отношения с Россией, в том числе и в рамках боевых действий. Мы что, хотим превратить нашу страну в страну для выяснения боевых отношений стран НАТО и России? Мы хотим, чтобы наша территория стала территорией боевых действий? Мы хотим, чтобы гибли не только военнослужащие, но и миллионы гражданских лиц? А кто мешал г-ну Зеленскому, ведь он говорил об этом очень давно, сегодня просить США, Великобританию участвовать более активно в мирном урегулировании? А почему США ни разу не высказывали своих желаний участвовать в "нормандском формате"? Это же очевидный факт. Более того, против участия США выступала Германия как член "нормандского формата". По поводу Британии вообще вопрос не обсуждался. Так в чем вопрос? О чем хотят спросить, что хотят узнать?

Вот это же очень важно. Свободная экономическая зона. Есть такое. Это элемент мирного плана, который я разработал еще в 2016 году, и мы предлагали свободную экономическую зону. А в 2017-м Порошенко ввел экономическую блокаду. Так вот сегодня надо не рассуждать и не дискутировать с людьми, а надо снять экономическую блокаду, что даст нам дополнительно 2,5-3% ВВП, от которых мы избавились в результате неумных, примитивных действий власти тогда, а новая власть не восстановила эту брешь, причиняющую серьезный ущерб экономике. В чем вопрос?

Но это не главное. Непонятно, что это за опрос. Статуса у него нет. Он, конечно, может подписать указ о проведении такого опроса. Но он не имеет на это права, потому что статья 106 о полномочиях президента не предусматривает этого. Там есть речь о его полномочиях в назначении и проведении референдума. По опросам ничего не сказано. Кто это будет проводить? Какая-то общественная организация. Говорят, волонтеры. А вы знаете, сколько у нас участковых комиссий, где должны быть эти урны или опросы? 29 000.  Посчитайте, сколько людей надо выставить, сколько бюллетеней надо напечатать. Кто это будет финансировать? А самое главное, кто считать будет? Это первый вопрос. Второй вопрос: а как будут считать? Третий вопрос: зачем будут считать? И четвертый вопрос: по чему будут считать? И вот эта вся галиматья с этим опросом еще раз свидетельствует о том, что эти люди не понимают, о чем идет речь и каким образом надо узнавать общественное мнение. Я готов поделиться опытом с этой примитивной командой во власти. Когда я был главой АП, мы делали очень просто: я собирал 4-5 представителей социологических центров. Ваш коллега Вячеслав Пиховшек хорошо это знает. Он консультировал. Разрабатывали одни и те же вопросы и давали их четырем социологическим центрам. Они изучали, у них была своя сеть. Репрезентативным опросом получали результат, мы сводили этот результат с их участием и выводили показатели. Вот что такое температура общественного мнения. Кто вам мешает это сделать? Определите 4-5 центров, пригласите, официально платите. А мы оплачивали официально деньгами из фонда АП. Проведите и сделайте. А что вы делаете? Какая-то общественная организация, какие-то волонтеры, какие-то счетчики, какие-то результаты. Зачем? Т. е. мало того, что это нарушение его полномочий, но это еще и вмешательство в избирательный процесс. Ведь избирательным кодексом запрещены какие-то либо действия из цикла административного ресурса, которые могут применяться, которые могут быть задействованы в процессе голосования. Т. е. в день голосования, 25 октября. И при всем при этом все СМИ обсуждают. Говорят о вопросах, об основаниях, о последствиях. Все говорят. Так надо было этого добиться? Так вам "шашечки или ехать"? Вот все время у меня такое стойкое впечатление, что нашей власти главное - "шашечки". А насчет "ехать" - они об этом даже не думали никогда. 

Виктор Владимирович, вопрос по теме снятия санкций. Сайт, который очень враждебно относится к вам лично, "Радио Свобода", сегодня цитирует председателя правления Барского машзавода, которого зовут Илья Лук, который рассказывает, что на территории России наших машин, которые произвел Барский машзавод Винницкой области, почти 2000, им нужны запчасти. Это очень для нас хорошо, потому что идет восстановление рынка для нас ... Возможно, вы можете открыть какую-то тайну: о каких еще предприятиях идет речь в перспективе? Вы назвали среди системообразующих Рубежанский комбинат. На самом деле это системный для Рубежного завод. Возможно, еще какие-то?

Нет никаких секретов. Мы не делали этого сами, выбирая, какие предприятия. Я еще раз хочу отослать вас к "Ассоциации машиностроителей и работодателей". Ее возглавляет господин Саченко. Это Союз машиностроителей. Они обращаются к нам в течение года с различными вопросами. Есть официальное письмо на меня как на председателя политсовета партии. Таких писем было несколько. Мы взяли те предприятия, которые они просили, и в отношении этих предприятий, а также отдельных предприятий из, опять-таки, тяжелого машиностроения, радиотехнического машиностроения, бумажно-картонной отрасли, а также сельскохозяйственного машиностроения, мы подали этот список. На сегодня это три предприятия, которые выбраны правительством РФ.

Какие есть еще предприятия? Пригласите господина Саченко. Если надо, мы обнародуем это письмо мое, с которым я обращался. Тут нет никаких секретов. Те, которые нуждаются. Россия тоже это исследует на предмет того, насколько это может обезопасить их отечественного производителя. И вот когда я приводил слова Мантурова, министра промышленной политики и торговли РФ, ведь он же очень образно сказал о том, что да, эта продукция будет у нас конкурировать с продукцией европейских производителей. Это же важно для нас. Но условия этой конкуренции намного лучше, если бы наша продукция пошла в ЕС, но ее туда не пускают. И не пускают по известной причине. И не будет этого, а если будет, то не в тех объемах, в которых нуждаются сегодня эти предприятия.

Поэтому этот путь единственный, по нему надо идти, надо ставить вопрос пересмотра ЗСТ с ЕС. Надо ставить вопрос пересмотра правил участия Украины в Мировой торговой организации. Мы сегодня должны идти по пути интересов экономики, многовекторности экономического развития. Украина должна стать мостом между Западом и Востоком, а сегодня стойки этого моста разрушены. Мы сегодня выстроились на Запад, а нас там не хотят. Мы выстроились в западном векторе, а мы там ничего не получаем, я приводил цифры. Так, может, надо одуматься, остановиться, радикально изменить экономический курс и пойти по пути того, что будет давать нам выгоду экономическую? Потому что экономическая выгода – это абстрактно для людей, а вот зарплата, пенсия, пособия со стороны государства – это то, что является реальным, это то, что является необходимым, жизненно необходимым для наших людей.

Отталкиваясь от санкций, позиция Украины заключалась в том, что их нужно усилить, будут требовать у международного сообщества, чтобы было большее давление на РФ. Вы, кстати, вспомнили о блокаде ОРДЛО. А сколько бы Украина получила, если бы пошла на возвращение этих территорий и, в частности, выполняла отдельные пункты минских договоренностей, где четко указано о необходимости налаживания экономических и социальных связей до возвращения к этому общению? И вот в этом контексте хотел вас спросить: как мы идем по минским договоренностям или мы идем вообще в другую сторону? И несмотря на интервью BBC, о котором вы упомянули, в программе HARDtalk, президент заявил о том, что если он не установит мир в Украине, то он уйдет. Можно ли считать 9 декабря – годовщину встречи "нормандской четверки" в Париже – определенным дедлайном для того, чтобы принять подобное решение?

Можно просто ответить: нет пока оснований раскатывать губки, нет пока оснований. А по существу я вам скажу следующее. Первое. Вы понимаете, в чем дело… Минские договоренности и минские соглашения в плане реализации сегодня – в этом направлении движения никакого нет. Никакого. Я приведу пример нескольких дней, 13 и 14 октября. Произошли последние переговоры в рамках ТКГ, которые сорваны украинской стороной. Я подчеркиваю и буду это подчеркивать все время, сорваны по причине пункта 4 постановления ВРУ от 15 июля 2020 года, касающегося выборов. Потому что те стороны – и Россия, и представители ОРДЛО – заявили: пока этот пункт не будет изменен, переговоры во всех других вопросах иметь место не могут. 

О чем говорит Украина на последних переговорах? Господи Резников сказал на предложение обсудить дорожную карту плана реализации минских соглашений. Он сказал: смотрите, да, не будем мы об этом говорить, а давайте поговорим о модернизации минских соглашений. Перевожу: давайте поговорим об изменениях минских соглашений. Это что, позиция власти? Это позиция Зеленского? Вот я, как гражданин Украины, более того, как народный депутат, хочу это знать. А как же 9 декабря и Парижское коммюнике, где стороны "нормандского формата", в том числе и президент Украины господин Зеленский, заявили о том, что они стоят на позициях полного и неукоснительного соблюдения минских соглашений?

Напоминаю нашим зрителям, что такое минские соглашения. Это три документа. Первый документ подписан 5 сентября 2014 года. Он и называется "Минские соглашения". Минские соглашения на основании мирного плана президента Украины Порошенко и личных инициатив президента РФ Путина. Это имя собственное, это название "Минские соглашения", потому что многие путают то, что было подписано 12 февраля 2015 года. Там был подписан "Комплекс мер по выполнению минских соглашений". Потом был подписан протокол 19 сентября о разграничении и установлении линии соприкосновения. И потом – 12 февраля 2015 года, неукоснительное соблюдение всех минских соглашений, которые в скобках в коммюнике перечисляются. Какая модернизация? Так а почему господин Зеленский не сказал это? Почему он подписал и утвердил это коммюнике? Так где позиция власти? Поэтому сегодня позиция тех сторон и участников переговоров говорит: подождите, если вы хотите менять минские соглашения, мы категорически против. Более того, согласия на изменения минских соглашений, я это утверждаю, не будет с той стороны. Я утверждаю, потому что я это знаю. Если господин Зеленский еще раз хочет это услышать, я говорю лично для него: минские соглашения подлежат исполнению. Это единственный путь к установлению мира. Это единственный путь возвращения Донбасса в Украину, а Украины – на Донбасс. Другого нет, альтернативы не существует. Альтернатива – это потеря Донбасса для Украины. И это должен знать Зеленский, он это знает, осознает. Несмотря на это, у него на это нет политической воли, на установление мира. А наши люди должны это знать. Они должны это знать, потому что просто другого пути в этой ситуации не существует.

 

Виктор Владимирович, еще одной из тем, которая была предметом ваших встреч, вы использовали почему-то такое слово, вы не использовали слово "переговоры", встречи в Москве...

Конечно, встречи. Встречи и консультации, назовите это так, для того чтобы никто не просыпался в черной горячке.

... Была встреча и разговор с председателем Государственной Думы РФ Вячеславом Володиным. Вы занимаетесь этой проблемой с 19 апреля 2019 года, провели эту тему через два переговорных раунда в Берлине, Страсбурге и Париже. Затем дважды говорили на эту тему с президентом России Путиным во Владивостоке на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Чего нам ждать дальше относительно развития этой вашей инициативы – парламентского измерения "нормандского формата"?

Вы знаете, вопрос заключается в том, что мы все – те, от кого зависит установление мира, должны в этом направлении работать. Вопрос не славы и вопрос далеко не политических дивидендов. Вопрос заключается в простом: надо применить все усилия без амбиций, без политических спекуляций, без политической ревности для того, чтобы это сделать. Ведь когда инициировался этот межпарламентский переговорный процесс, когда создавалось в парламенте Украины межфракционное объединение "Диалог ради мира: Украина – Россия – Германия – Франция", эта идея возникла еще, когда я встречался с депутатами новоизбранного Европарламента в июле 2019 года. И мы эту идею реализовали. Мы после этого провели встречи с депутатами Бундестага, со всеми фракциями. Мы провели встречу в Национальном собрании Франции, в Сенате Франции. Мы провели встречу в Госдуме. Почему? Потому что это страны, главы государств которых и являются представителями "нормандского формата".

Мы должны со стороны парламентариев помочь главам государств. Все парламентарии этих четырех стран должны помочь Украине и украинскому парламенту реализовать политическую повестку, изложенную в минских соглашениях, – принятие законов. Ведь там основная функция по реализации минских соглашений – это парламент. Закон о статусе, закон об амнистии, закон специальный о выборах, внесение изменений в Конституцию. Это все повестка, которая расписана и предусмотрена минскими соглашениями, подчеркиваю, утвержденными резолюцией Совета Безопасности ООН, которая должна быть реализована парламентариями. 

И поэтому мы посчитали, что общность представителей парламентов, главы государств которых уже участвуют в процессе мирного урегулирования, должны объединить усилия для достижения вот этого положительного результата. В конце этого пути стоит возвращение Донбасса в Украину, а Украины – на Донбасс.

И поэтому 6 октября я провел консультации с господином Володиным, председателем Государственной Думы, и мы обсудили, как все-таки в условиях борьбы с коронавирусом, в условиях страшной эпидемии, очень серьезных карантинных ограничений и карантинных мер все-таки продолжить эту работу. Продолжить по возможности, потому что мы видим, что ТКГ находится в тупике. Я об этом сказал и еще раз говорю. В тупике, и сегодня надо помочь. "Нормандский формат" собираться не собирается. Почему? Потому что это только идея фикс господина Зеленского и его представителей – вот "нормандский формат", вот сейчас будет, вот завтра будет, вот все готовы, ну, все готовы… Выясняется потом, что ничего и никто не готов. А почему не готовы? Да потому что не реализовано Парижское коммюнике от 9 декабря, потому что нет сдвигов ни в одном вопросе. Ну ни в одном! Зачем же проводить "нормандский формат"? Да, надо договариваться конкретно, вырабатывать план, дорожную карту в рамках минских соглашений, ТКГ, но этого нет, потому что Украина, я уже сказал, забила гвоздь. "Партия войны" в парламенте это сделала при попустительстве монобольшинства. Они ж тоже это поддержали. Монобольшинство подчиняется президенту. А куда ж смотрел президент? Значит, это была реализована и его политическая воля. Значит, он против мира. Значит, "Оппозиционная платформа – За жизнь" права, когда говорит, что у Зеленского нет политической воли для установления мира. Он не хочет мира. И более того, он его не установит. Вот ситуация, которая складывается сегодня.

Вы сказали, что альтернативы минским договоренностям нет. Однако не связываете ли вы появление вопроса о Будапештском меморандуме в ходе опроса на выборах 25 октября с тем, что, возможно, власть просто хочет отказаться от минских договоренностей и перейти к этому Будапештскому меморандуму и в рамках него уже наладить какие-то новые схемы работы?

Я бы сказал так: власть у нас не владеет матчастью. Это очень важно. Будапештский меморандум не предназначен для формата договоренностей. Да, там есть и Украина, и Россия, но там нет представителей Донецка и Луганска.  И как бы и кто к этому скептически не относился, а договариваться надо с ними. Как минимум, это позиция российской стороны. Потому что когда г-н Зеленский говорит, что мы заключим мир, но только на наших – украинских – условиях, то надо бы, чтоб кто-то ему подсказал элементарную вещь, что это происходит тогда, когда в результате боевых действий какая-то сторона победила, разгромила своего соперника и подписывается акт капитуляции. Тогда есть условия одной стороны. А в другом случае этого не происходит. И я хочу задать вопрос: уважаемый г-н президент, когда вы говорите, что на условиях украинских, вы уже вычеркнули из числа украинских граждан жителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей? А там их около 3,7 млн. Это украинцы. Вы поставили на них крест? Вы не считаете, что у них тоже есть свое мнение по поводу установления мира, условий мира на тех территориях, где они живут? Может, все-таки надо договориться с ними? Тем более большинство населения выступает за договоренности с этими территориями. Таких, по результатам социологических исследований, 45%, а тех, кто против, – 32%. Поэтому надо исходить из этого, а не говорить просто абстрактные вещи, на каких условиях мир, каким образом можно его достигнуть.  

Виктор, вы говорите, что должны присоединиться все, от кого зависит установление мира. А каким образом могут приобрести импульсы эти процессы после грядущих выборов президента США?

Я бы не относился так серьезно к тому, кто станет президентом США. Первое. Внешнее управление, которое введено, к огромному сожалению, в нашей стране США, оно было и останется независимо от фамилии президента.  Второе. Могут обостриться внутренние противоречия и столкновения отдельных кланов, которые выступали на стороне Трампа или на стороне представителей демократов – Байдена. Вспомнят все грехи одного или второго, все заявления о поддержке и кто-то будет кого-то уничтожать или пытаться это сделать. США своей политики по отношению к Украине не изменят, потому что они нашли плацдарм, и этот плацдарм для них – это проблема для России. Это плацдарм не для того, чтобы защитить Украину. Территория Украины не выступает той стратегической целью, чтобы помочь украинскому народу и помочь нашему государству. Территория Украины – это плацдарм создания неприятностей для России. Россия должна находиться постоянно в условиях вот этого политического напряжения с учетом ситуации на Донбассе. И это при том, что и минские соглашения, что является главной их заслугой, как утверждают те же американцы из числа экс-послов США в Украине, и г-н Путин, который заявляет, что "Донбасс – это Украина", никто не оспаривает этого тезиса, но при этом у США главная задача – оставить эту территорию раздора. Территорию невозможности восстановления экономических и торговых отношений между Россией и Украиной и сделать так, чтобы эти два народа никогда снова не вернулись к братским и дружественным отношениям. Я могу сказать, что этого не произойдет. Какие бы попытки в этом плане не проводились, все равно украинский и российский народы останутся дружественными, соседскими и братскими. Как бы этого не хотелось "партии войны" в Украине, как бы этого не хотелось тем, кто осуществляет внешнее управление в нашей стране. Все равно, будет так, как было веками. Как было в течение последнего тысячелетия. Будет именно таким образом, а не иначе. Слова г-на Зеленского в начале его пути президентских полномочий, когда он сказал, отвечая г-ну Путину, на какой-то вопрос, что общего у нас (у них, у Зеленского и его команды), осталась одна граница. Я ответил и повторю этот ответ: нет, это у вас, г-н Зеленский, осталась одна граница. А у нас, у большинства граждан Украины, осталась общая тысячелетняя история, осталась победа в ВОВ, 75 лет которой мы праздновали недавно. Остались родственные связи и многое другое, что нас объединяет. А это и язык, и вера, и история. И какие бы зеленские и порошенки не приходили и чтобы они не пытались с этим сделать, у них, к их сожалению, а к нашему счастью, ничего не получится. 

В этом же ключе дополнительный вопрос к вашим словам. Один из самых любимых вопросов некоторых наших благодарных зрителей - поКрыму, в ключе воды на полуостров. Дискуссии, которые ведутся вокруг того, подавать воду в Крым или не подавать, на каких условиях. Почему подавать, почему не подавать? Ваша точка зрения.

Можно же продолжить этот ряд. А зачем надо было перекрывать электроэнергию в Крым? Крым это же Украина, да?

Відкриваємо Основний закон, і Крим – це Україна.

Правильно. Но если это Украина, то там же живут граждане Украины, мы так считаем. Может быть, они так уже не считают, но мы-то считаем так. Но как же гражданам Украины перекрывать электроэнергию, грузовое, автомобильное сообщение, железнодорожное, авиационное сообщение, лишать их воды? Хотя это спорный вопрос, насколько он является проблемным для Крыма, это политический вопрос, потому что когда пытались у нас на комитете ВР, в котором я работаю, поднять вопрос того, чтобы вынести постановление о том, чтобы этот вопрос поставок воды в Крым не рассматривался, я просто заявил о том, что скажите, а есть обращение российской стороны о поставках воды в Крым? Вы видели такое обращение? Я просто знаю этот вопрос. Я в интересах и по просьбе Порошенко вел переговоры по этой части. Восточно-Крымский канал был построен для того, чтобы снабжать водой, когда развивалось производство риса. В 90-х годах с выращиванием риса в Крыму было покончено. Да, существует несколько комбинатов, которые пользуются этой водой. Сегодня они не пользуются этой водой. Но РФ ни разу официально не ставила этот вопрос поставки воды. У нас этот вопрос почему-то все обсуждается и обсуждается, и не в интересах Украины. Самое главное – он обсуждается во вред украинской власти. Если там граждане Украины, так создавайте условия.

По-разному можно относиться к Порошенко, я его критикую, и для этого у меня есть основания, я не признаю его действий, но я его цитирую в этом вопросе. В 2016 году он сказал: "Крым вернется тогда, когда жизнь в Украине станет лучше, чем в Крыму". Правильно? Правильно. Мудро? Мудро. Ну так делайте так, чтобы жизнь у нас, на контролируемой территории, жизнь в Украине стала лучше, чем в Крыму. А тогда будете создавать платформы, вести разговоры и заниматься другой болтологией политического и дипломатического свойства, которая изначально обречена на провал, потому что для того, чтобы вести какие-то переговоры, надо чтобы в них участвовала та сторона, от которой зависит контроль этих территорий. А контроль там де-юре принадлежит России, хотя мы понимаем, утверждаем, осознаем, что Крым – это Украина. Вот и все, Все очень просто. Но делается это по простой причине – пиар, политические дивиденды. Мы же этим вопросом занимаемся. Мы же это делаем. Мы к этому стремимся. Но люди у нас мудрые и, думаю, дадут правильную оценку, когда придется в очередной раз оказывать доверие, в том числе и 25 октября, каким образом оказать доверие и партии, и тем, кто ее представляет сегодня, в вопросах избрания местной власти.

Виктор Владимирович, с одной стороны, эти опросы, которые вы сегодня цитировали, опрос Ольги Николаевны Балакиревой из "Социального мониторинга", показывает, что люди хотят прямых переговоров Киева и Москвы. С другой стороны, есть красноречивое место в интервью Зеленского BBC, когда он так начинает немного нервно смеяться: если я войну не закончу, должен прийти другой человек. Возможно, это вы? Как вы думаете?

Вы знаете, я эту тему, честно говоря, обсуждать не хочу. Не хочу обсуждать по разным причинам. И эти причины заключаются в следующем. То, что Зеленский откровенно это сказал, – это ему плюс. Более того, я могу дать ответ на то, что он сказал: он не добьется мира. Он мир не установит. Это не моя точка зрения, это моя уверенность, которая зиждется на реальных аргументах сложившейся ситуации и того, как эта ситуация будет развиваться в будущем. Вопрос того, что он должен уйти, так как главный его "месседж", как сейчас модно говорить, или главная программная задача на посту президента, было установление мира (и это никто не поддает сомнению), – то, что он должен уйти, если он этого не сделает, это факт. А кто должен прийти, то это должен определить украинский народ. Я вам хочу сказать то, что касается меня и нашей партии. Мы готовы любому представителю власти, главе власти в стране, президенту и другим представителям власти оказывать содействие, чтобы установить мир в Украине, чтобы Донбасс вернулся в Украину, а Украина – на Донбасс. Мы готовы помогать в вопросах радикального изменения экономического курса, наполнения реальным содержанием экономики, социальной сферы. Мы готовы создавать сегодня по-новому, в большей части восстанавливая экономику Украины. Мы готовы это делать! И вопрос не в должностях, вопрос даже не в доверии на выборах. Вопрос в том, что мы знаем, мы можем, мы имеем желание и мы готовы!

У меня вопрос относительно украинской земли. Накануне президент подписал указ о передаче сельскохозяйственной земли местным общинам. Речь идет о 2 млн га. Но прежде были подсчеты, что этой земли гораздо больше – до 8, 10. И у вас ответ на вопрос, куда делась остальная, и не превратится ли этот лозунг, который использовался накануне, "Земля – крестьянам", который использовали в свое время большевики, в другой лозунг: "Всё – для колхозов", в нашем случае - транснациональных?

Вы знаете, процесс разворовывания земли властью, освященной властью, продолжается. И то, что господин Зеленский подписал указ, - это еще одно действенное доказательство, что он не просто освятил, а он является участником процесса разворовывания земель сельскохозяйственного назначения как национального достояния Украины. Я это утверждаю и мы приводили массу аргументов и в плане закона, и его неконституционности. А сейчас Конституционный суд начал рассматривать на этот предмет этот закон. И я могу сказать: да, земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной собственности, было, по официальным данным, 10,4 млн. То, что передано, и то, что осталось, - это еще один результат того, что все это будет делаться сегодня в интересах международных финансовых корпораций, банков, для которых не ограничены объемы земель, которые они могут получать, - не скупать, а получать в результате различных кредитных и финансовых обязательств. Все это идет в угоду международным финансовым структурам, в угоду МВФ, в угоду Всемирному банку, в угоду таким фондам, как Сороса. Это все планомерная, последовательная и “принципиальная” для господина Зеленского, но преступная для интересов украинского народа политика. Поэтому тут по земле у нас еще будет длинный и, я уверен, содержательный разговор, который будет иметь эффективный финал. Он не будет в пользу тех, кто грабит Украину. Он будет в пользу интересов украинских граждан. И те, кто сегодня нацелились на дивиденды от скупки, перепродажи и использования украинской земли как национального достояния, я им хочу сказать с уверенностью, с учетом моего опыта, моих знаний: им не надо спешить это делать. У них ничего не получится. Я уверен, что придет власть, которая все это поломает, которая вернет украинскому народу землю и собственность на эту землю. 

... Говоря, если для кого-то, возможно, ваши слова не вполне понятно прозвучат, что вы возлагаете серьезные надежды на представление в Конституционный суд относительно этой аферы, аферы века, тысячелетия, относительно украинской земле?

Ну, почему только на Конституционный суд? Да, мы полагаем и мы верим, что Конституционный суд должен восстановить справедливость. Но мы полагаемся и на другое. Если люди были против продажи сельскохозяйственной земли, особенно международным финансовым организациям, они же понимают, что власть это сделала против их интересов. У нас будут выборы, придет другая власть, которая… Не только Конституционный суд, но и другой парламент может изменить этот закон. И мы работаем сегодня в длинную – мы работаем не тактически в этих условиях, потому что ход в Конституционный суд … в контексте обоснованный, это тактический ход. Мы работаем стратегически. Мы разъясняем эту ситуацию людям и мы говорим: если вы хотите восстановления, то вы должны своим доверием поменять эту власть, и когда придет другая власть, которая будет иметь внятные для вас программные задачи, в том числе и в вопросе земли, то эта ситуация изменится. Я рассчитываю именно на это. Как и на то, что борьба должна продолжаться в любом случае. Потому что сложить руки – это значит признать преступность действий власти и согласиться с тем, что сегодня уничтожается украинская государственность, делается все против интересов украинских людей, и это все загоняет в тупик и страну, и людей.

У меня вопрос об образовании. Будет состоять из двух частей. Сейчас после окончания каникул Министерство образования будет рекомендовать переходить школам на дистанционное обучение. Ряд родителей, особенно тех детей, которые учатся в старших классах, говорят о том, что, во-первых, это не обеспечивает качественного образования, а кроме того, им приходится чаще тратиться на репетиторов. Мы не знаем, сколько у нас будет действовать карантин, сколько продлится пандемия, но не станет ли нынешняя ситуация толчком к тому, что в будущем доступ к качественному среднему образованию будут иметь только те, у кого есть деньги? И какой предохранитель здесь должно установить государство? Это во-первых.

А во-вторых, как вы относитесь к так называемому неформальному образованию? Вот сейчас в Украине работает много образовательных платформ, и преподаватели там даже на бесплатной основе дают рекомендации преподавательскому составу украинских школ. Как формировать учебные программы, на какие предметы делать акценты, а какие вообще можно вычеркнуть?

Вы знаете, я отношусь конкретно и предметно к вопросам образования и образовательного процесса в Украине. Как и наша партия, у которой есть четкая и принципиальная позиция по этому вопросу. Знаете, я определил и считаю это достоверным фактом, что в Украина есть три главных врага: это деградация страны, это деиндустриализация и деинтеллектуализации. То, о чем мы сейчас говорим, это процесс деинтеллектуализации. Это утечка мозгов, это качество образования – как в средних школах, так и в высших и специальных технических учебных заведениях. Это все за последние годы значительно упало и сейчас почти сравнялось с плинтусом.

Вы вдумайтесь, вот такая цифра по поводу образовательного процесса. Наши умники от власти буквально месяц-два тому назад заявили: у нас 502 тыс. ставок учителей в сфере образования, в системе школы. Надо сократить на 32 тыс. Под сокращение попадут, естественно, пенсионеры, люди, которые прошли школу подготовки, которые знают, что такое процесс. Не те, которые, как мы увидели, преподают эти уроки, не зная предмета. Потому что мы видели это в режиме онлайн по телевизору, когда каналы транслировали эти так называемые уроки. 

И мы увидели характерные черты этого так называемого образовательного процесса. Это вот этот минимум, или это зашкаливание профессиональной подготовки людей, которым мы отдали своих детей для обучения.

Или, допустим, недавние заявления вот этого человека, который фондом Сороса или структурой Сороса признан учителем года, 2019 года. Но это не просто позор, это какая-то черта, за которой бездна, и мы в эту бездну в вопросах образовательной сферы уже попали.

Да, онлайн-обучение – это очень сложно для детей. Моя дочь учится в киевской школе. И вот сейчас каникулы, потом будет онлайн-образование. Это образование было весной. Конечно, от этого страдает качество даже того некачественного образования, которое имеют место в Украине.

Но ведь нашим западным друзьям и нашим западным партнерам в кавычках не нужна интеллектуальная молодежь, подготовленные и образовательные кадры. Им же нужны рабы, для того чтобы трудиться на плантациях в Польше, Финляндии и других европейских странах. Зачем им образование? И когда вы абсолютно правильно говорите, что образование станет только платным, там действительно его могут получить… Это позор для суверенной, независимой страны. Это позор для Украины. Мы не должны этого допустить…

Но, к сожалению, вы правы, ведь такая тенденция сегодня существует. Мы уже идем по этому пути. Мы идем по пути примитивности образования, ведь сегодня многие страны уходят от этой так называемой крылатой Болонской системы. Вы помните, как мы кичились, что мы стали участниками Болонской системы образования. А ведь эта система далека от той образовательной системы, которая существовала в Советском Союзе, когда был действительно высокий уровень подготовленности. Не надо сегодня ничего учить, есть Гугл, другие источники информации, зашел в интернет, получил. И всё. Поэтому и образование сводится к тому, что задают вопросы, 6 ответов, выбери, угадай, какой правильный.

Я человек старшего поколения, учился в советской школе, я учился в советском вузе – Киевском государственном университете, я знаю, как меня учили и чему меня обучали. Мы готовились к тому, чтобы получить уровень образования, аналитическое мышление в отношении этого образования, того, что необходимо в профессиональной деятельности.

А чему учат сегодня? Вот это и есть деинтеллектуализация. А ведь это умышленно навязывается нам, нашим исполнителем, при так называемой власти нашими западными партнерами и друзьями.

Поэтому, конечно, та система образования, которая существует, она требует кардинальной ломки. Мы должны все это изменить, нам нужны профессионально подготовленные учителя. 

Но для этого надо дать стимул этим людям. А стимул – это не только воспитать и дать образование нашим детям, это еще и материальный стимул. Вы помните эти крылатые фразы, какая должна быть зарплата учителей? 4,5–5 тыс. дол. Потом Кабинет министров, принимая в 2019 году постановление, сейчас его приостанавливает. Об элементарном повышении зарплат для учителей. Ведь сегодня они вынуждены влачить нищенское положение. 

Они находятся в этом положении. Да, страна из бедной превратилась в нищую, но те, кто должны сегодня формировать будущее нашей страны, они сегодня в серьезном кризисном, тяжелом, в первую очередь материальном, положении.

И это не только зарплата, это и материально-техническая база школы, и всего остального. Если власть об этом не будет думать, если она не будет ничего делать, то вот этот один из трех врагов, которые я перечислил, будет получать победу на этом пути. Эти победы против нас, против нашего поколения, против будущего поколения. В конечном итоге эта победы против того, чтобы Украина становилось успешной страной. Мы этого допустить не должны.

NewsOne

Источник: newsone.ua

Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.

Загрузка...