Двойные выборы, война и падение цен на сырье: ТОП-5 рисков для украинской экономики на 2019 год

Размещено: 26.12.2018
Двойные выборы, война и падение цен на сырье: ТОП-5 рисков для украинской экономики на 2019 год Виталий Шапран

Украина относится к разряду развивающихся рынков. Наши Западные партнеры уже давно признали, что Украина является страной с рыночной экономикой, но, по правде говоря, мало кто поспорит с тем, что Украина рыночную экономику все еще строит. Желание сделать "все как в Европе", конечно, похвально, но 2019 год для Украины будет особенным. Мы можем столкнуться с целым спектром внешних и внутренних рисков, которые могут оказать влияние как на скорость реформ, так и на темпы экономического роста.

Ниже я лишь обобщил ТОП-5 наиболее опасных для нашей экономики рисков, реализация которых может привести к функционированию экономки "не по плану".

Военно-политическая дестабилизация в регионе

Недавняя паника на наличном валютном рынке после столкновения в Черном море российских и украинских военных кораблей показала наличие целого ряда уязвимостей при военно-политической дестабилизации в регионе. Если опустить саму панику как явление 3-4 дней, то можно сказать, что дестабилизация обстановки в черноморско-азовском регионе может нести для Украины вполне себе осязаемое фундаментальное влияние на ее экономику.

Во-первых, открытый доступ коммерческого флота к порту Мариуполя – это фактор, который может оказывать влияние на часть украинского экспорта. По разным экспертным оценкам, убыток от "закрытия Мариупольского порта" в годовом исчислении может отнять у Украины от 1,2 до 3,2 млрд долларов украинского экспорта. Разброс оценок достаточно большой, т.к. нет никакой уверенности в правдивости распространенной украинскими металлургами информации о том, что они 35% экспорта готовы перенаправить по другим каналам. Они то может быть и готовы, а вот готова ли Укрзализныця и другие украинские порты принять этот грузопоток – это очень большой вопрос.

Второй момент – это контрабандный экспорт. Зерно, железорудное сырье, чугун, сталь и многое другое часто не подлежат учету в статистике портов, но они нагружают их логистику, поэтому наличие "на бумаге" свободных мощностей, скажем, в Одессе, вовсе не означает, что они есть на практике. Вот почему я склоняюсь к оценке возможных потерь суммой, превышающей 3 млрд долларов. Как мне кажется, такая оценка имеет под собой большую практическую основу, хотя и доказать ее в официальных цифрах буде сложно.

В принципе, утрата даже 3 млрд долларов США – это всего 6-7% нашего годового объема экспорта, и если потери не превысят 3 млрд долларов, то большой катастрофы для Украины не будет. С другой стороны, я бы не играл сейчас с риском "Керченского пролива". В Украине по итогам 2018 года остается неисчерпанным объем финансирования от Европейского инвестиционного банка, его вполне можно направить на организацию резервных мощностей в портах и на железной дороге, чтобы противостоять этом риску. А вот с чем бороться сложно – так это с настроениями населения, которое сами разговоры о военном положении восприняло довольно остро.

Глобальная рецессия

Если в октябре-ноябре движение американских фондовых индексов беспокоило мало, и было похоже скорее на коррекцию, то последние дни уходящего года не только расстроили менеджеров с Wall Street, ждущих премиальных к Рождеству, но и насторожили аналитиков. Основной объем ресурсов фондового рынка США предоставлен институциональными участниками – пенсионными и инвестиционными фондами, страховыми компаниями и т.д. А у них совсем другая арифметика оценок текущего падения.

К примеру, к 24.12.2018 индекс S&P500 снизился до 2351 пунктов. Номинально такое значение он имел в апреле 2017 года, но управляющие пенсионными и инвестфондами при оценках учитывают потребительскую инфляцию и альтернативные инструменты для размещения средств. На уровне 2100 пунктов S&P500 длительный период продержался в 2015 году, если быть точным, то с февраля по июль. Отняв от текущего значения S&P500 фактор обесценения денег во времени (примерно 10%) мы получаем 2115 пунктов. Поэтому, когда S&P500 снизился ниже 2450 инвестиционные управляющие в США совершенно справедливо заговорили о том, что рынок откатился до уровня трехлетней давности.

Конечно, хорошо сидеть с вычислительной техникой в теплом кабинете и констатировать годичные исторические минимумы, но когда у тебя под управлением Фонд, который может инвестировать только в акции, а их стоимость на глазах сдувается и есть риск, что период низких цен продлится долго, то волей не волей оценки минимумов нужно проводить так, чтобы они отражали реальную ситуацию для клиентов.

Одним из виновников сложившейся ситуации остается Федеральный резерв, который, несмотря на публичные просьбы президента США Д. Трампа, накануне кризиса все же повысил ставку, в основном опираясь на данные по безработице и инфляции. Независимость ФРС – это, конечно, святое и благодаря ей США во многом стали глобальным игроком, но нельзя не согласиться с тем, что рецессия на фондовом рынке очень быстро может превратиться в плохую статистику по занятости и инфляции. Отложив повышение ставки ФРС конечно же могла бы отсрочить "фондовый кризис" и очень может быть, что эта неприятная "рождественская история" приведет к более мягкой риторике ФРС уже с Нового года, и совсем не США станут причиной новой глобальной рецессии, а например, Китай.

Затянувшиеся торговые переговоры КНР с США, на фоне охлаждения роста ВВП Китая при росте стоимости кредитов в долларах вполне могут привести к тому, что итоги года в КНР разочаруют не только Компартию КНР, но и глобальных инвесторов. Украина не остается в стороне от экономических проблем КНР, поскольку они могут сразу ударить по ценам на весь спектр металлургического экспорта.

К слову сказать, пока что ситуация обратная: власти КНР активно заливают банковскую систему ликвидностью, чтобы исправить ситуацию, но, видимо, большая часть средств уходит на инфраструктурные проекты, что привело даже к небольшому росту цен на железорудное сырье и стальной прокат в азиатском регионе в последние 3-4 недели. Противостоять такому риску Украина не сможет, из всего арсенала инструментов у нас есть только новая программа с МВФ и поддержка зарубежных партнеров.

Падение цен на сырьевых рынках

Рост ставки ФРС привел к тому, что выросли ставки на рынках займов для эмитентов с мусорными рейтингами. Если еще в сентябре 2018 года эмитент с рейтингом ССС мог занять доллары примерно под 7%, то в конце декабря – уже под 10,75%. Для развивающихся рынков это превратилось в настоящую проблему, поскольку запустился маховик снижения цен на сырье. Сценарий, который сейчас заработал на сырьевых рынках примерно такой: из-за снижения деловой активности в КНР, снижается цена на сырье на 3-5%; т.к. занимать в долларах дорого, потери бюджетов развивающихся стран нужно чем то восполнять – в результате, чем занимать под 5-10%, эти страны предпочитают наращивать экспорт сырья, что в результате приводит к новому падению цен.

Наиболее стремительно события развивались на рынке нефти, даже договоренности стран членов OPEC не смогли остановить обвал нефти до 50 долларов за баррель. В текущей ситуации, в принципе, ничего опасного нет. Рост объемов при падении цены не означает, что в Азии, Африке или Латинской Америке станут меньше покупать украинский аграрный или металлургический экспорт. Однако, если такая ситуация продлится больше 3-6 месяцев подряд, то негативные ценовые тренды могут добраться уже и до украинской стали и пшеницы.

Пока очень сложно оценить вероятность реализации такого сценария. Например, J.P. Morgan опустил среднегодовую цену нефти на 2019 год с 83 до 73 долларов за баррель. Такая цена довольно комфортна и для Украины, и для основных стран-экспортеров нефти. Однако нет никаких гарантий, что прогноз этого уважаемого и глобального игрока сбудется. Делать же выводы по падению цен в праздничный период нельзя, так как нефть – это не акции, и реальные поставки черного золота часто привязаны к пиковым нагрузкам, поэтому чтобы обслужить желающих заправить автомобиль на Рождество, поставки сырья должны были бы происходить в октябре-ноябре.

За январь станет понятно, куда будет двигаться рынок нефти, а пока большинство профессиональных прогнозистов из международных инвестиционных банков выдают среднегодовую цену на 2019 год на уровне выше 60 долларов за баррель, а вот фьючерсы на май-декабрь 2019 года на Чикагской бирже торгуются около отметки в 55 долларов за баррель.

Что же касается перспектив падения цен на украинский агроэкспорт, то в 2018 году он оказался неплохо диверсифицированным. Падение цен на кукурузу и подсолнечное масло было компенсировано хорошей ценовой динамикой по пшенице и ячменю.

Неурожай

Ценовая динамика на глобальных рынках для украинских аграриев с 2013 года была вполне сносной. Там, где мы проигрывали в ценах, брали за счет роста масштабов производства и посевных площадей. За последние лет пять Украина еще не переживала жестких климатических условий, которые аграрии характеризуют как "неурожай". В 2018 году украинские аграрии собрали рекордный урожай за всю историю наблюдений в 70,1 млн тонн. Такой объем даст возможность аграриям экспортировать 47-50 млн тонн зерновых.

По состоянию на 18 декабря на экспорт уже ушло 21 млн тонн зерновых, из них 10 млн тонн пшеницы и муки. В начале 2019 года аграрии, скорее всего, экспортируют только около 50% от планового экспорта из урожая 2018 года. Нет никаких гарантий, что в 2019 году рекорд 2018 года будет побит, как нет и осознания того, что урожай зависит от погодных и климатических условий. Морозы в апреле, засуха в июле-августе, дожди в жнива и т.д., и регулировать данные риски невозможно. В стране нет сильного срочного рынка, а страхованием не охвачено большинство хозяйств. Пока нам удавалось избегать неприятных ситуаций из-за того, что агробизнес постоянно увеличивал сбор урожая и поступательно росли посевные площади. В 2019 году основной акцент аграрии будут делать на пшеницу и ячмень, цены на эти культуры сейчас самые высокие за последние 3-4 года. А вот посевные площади под кукурузу упадут на 10-15%, она для производителей оказалась менее выгодной.

Но самое интересное, что нет никаких гарантий повторения динамики цен 2018 года в 2019 году. Цена пшеницы к концу 2018 года выросла за счет засухи в Австралии, и как долго такой хороший уровень цен продержится – неизвестно, как неизвестно и то, какими будут климатические условия в Украине в 2019 году. Наличие климатических и погодных рисков является специфичной особенностью аграрной отрасли и управлять ими почти невозможно. Единственная возможность сократить такие риски – удерживать долю аграриев в экономике и в экспорте на относительно постоянном уровне и не давать этой доле существенно расти. Однако пока что это плохо получается. Судя по предварительным итогам 2018 года, агробизнес остается одной из немногих экспортных отраслей, которая растет несмотря на все "но" в отставании украинских реформ. Отличный земельный фонд и относительно дешевая рабочая сила делают свое дело, и бизнес даже не останавливает слабое развитие транспортной и предэкспортной инфраструктуры.

Внутриполитические риски

И, конечно, не стоит забывать, что 2019 год будет годом выборов для Украины. Для экономики риски смены политической власти – это всегда стресс, особенно на развивающихся рынках. Из-за политических рисков можно сразу уменьшать прогноз по прямым иностранным инвестициям и автоматически обнулять доходы от приватизации. Учитывая неэффективность управления госкомпаниями в Украине и необходимость иностранных инвестиций для роста производительности труда, выборы – это уже плохая новость для экономики.

С другой стороны, в 2018 году мы по этим обеим статьям также не видели больших рекордов, тем не менее год заканчивается неплохо. Куда хуже будет, если при смене политических течений власти начнут расшатывать с большим трудом достигнутые договоренности с МВФ. После событий 2014 года восстанавливать финансовую стабильность пришлось 2-2,5 года. Пожалуй, стабилизация валютного курса и снижение числа банковских дефолтов – это и есть основное достижение, на базе которых шаг за шагом восстанавливается экономический рост.

Единственная отдушина, пожалуй, в том, что наши политики обычно редко выполняют свои обещания и предвыборная агрессивная риторика может очень быстро смениться на действия в противоположном направлении. И все же, риск утраты основных атрибутов финансовой стабильности в результате, если не президентских, то парламентских выборов существует. Также можно прогнозировать снижение законотворческой активности как весной в разгар президентских выборов, так и осенью, когда Рада будет озабочена собственными перевыборами.

 

Виталий Шапран

Член Украинского общества финансовых аналитиков

 

*Редакция не несет ответственности за содержание комментариев и блогов пользователей, которые размещаются на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов комментариев и блогов, размещенных на страницах сайта, могут не совпадать с мнением и позицией редакции.


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.