Страсти по "минималке": гривну отправят в народ

Размещено: 28.10.2016
Страсти по "минималке": гривну отправят в народ
Народ Украины не мог поверить своему счастью, когда Владимир Борисович Гройсман вдруг объявил о повышении минимальной зарплаты в 2 раза до 3200 грн. Этот замечательный подарок населению подготовили уже с 1 января 2017 года, т.е. к Новому году. По привычке аналитики и эксперты напряглись, поскольку украинское правительство просто так еще никогда никому ничего не дарило. И действительно, подарок от Владимира Борисовича получат далеко не все слои населения, и профинансирован он будет косвенно за счет бизнеса. Однако у этого, на первый взгляд оригинального решения, есть и свои плюсы. Но обо всем по порядку.

Гипотеза "Гройсмана-Ревы" - два против двух

Не знаю, о чем думали высокие чиновники, принимая решение об административном повышении минимальной зарплаты, но рынок уже воспринял эту инициативу однозначно - у правительства опустились руки в борьбе с конвертационными центрами. Это не означает, что силовики будут меньше охотиться за королями наличных потоков, но в Кабмине осознали всю бесперспективность этого занятия, так как на месте отловленных юрлиц растут новые, и не всегда до новых удается дотянуться силовикам. Теперь Кабмин решил к давней фискальной проблеме подойти с другой стороны: надавить административно на бизнес, который не сможет с 1 января платить меньше 3200 грн в месяц штатным работникам. По официальной информации, в Украине проживают 26 млн. человек трудоспособного населения, из которых 16 млн. декларируют свою официальную занятость. Из них только 10 млн. человек относятся к классу наемных сотрудников, за которых платится ЕСВ. Так вот, из этих 10 млн. человек примерно 4 млн. получают минимальную зарплату. Любопытно, что эти 4 млн. разделились поровну между государственным и частным сектором. Власти не дают статистику того, сколько человек у нас получают зарплату в размере от 1600 до 3200 грн., но думаю, что это еще по 1 млн. человек в каждом из секторов. Таким образом, что для повышения з/п в госсекторе Кабмину понадобится минимум 3,2 млрд. грн. в месяц или 38,5 млрд. грн. в год. Возможно, за счет тех, кто сейчас получает от 1600 до 3200 грн. эта цифра округлится до 60 млрд. грн. Разумеется, это без учета ЕСВ, но с учетом подоходного. Практически то же самое произойдет и в частном секторе, однако эти 60 млрд. грн. выплат (без учета ЕСВ) лягут уже на плечи бизнеса. Так или иначе, суммы подоходного и ЕСВ, выплаченные в обоих секторах в связи с повышением минимальной зарплаты, будут одинаковые. Образно, говоря, то что бизнес выплатит государству в форме ЕСВ и налогов, "компенсирует" государству то, что оно потратит на повышенные выплаты лицам, занятым в госсекторе. Кроме того, государство получит дополнительные доходы от налогов и сборов, привязанных к размеру минимальной зарплаты. Гипотетически Гройсман нашел деньги у бизнеса для того, чтобы повысить выплаты занятым в госсекторе. Именно эти 2-3 млн. человек почувствуют реальное улучшение своего финансового состояния. И это хорошо для правительства по трем причинам:
  1. В стране должна снизиться социальная напряженность, поскольку проживание на 1600 грн. в месяц даже в регионах сейчас выглядит абсолютно нереальным. И поскольку бюджетникам никто не доплачивает в конвертах, они оказались наименее защищенными слоями населения.
  2. Из-за низких заплат в госсекторе образовался массовый дефицит кадров. Те, кто мог уволиться - увольнялись и уходили или на соцобеспечение, или в частный сектор.
  3. Эти +1600 грн. в месяц (т.е. 60 млрд. грн. в год за вычетом подоходного налога в масштабах страны) работники госсектора понесут на рынок, и это в какой-то степени оживит внутреннее потребление.
На этом гениальность теории заканчивается и начинается практика.

Реакция бизнеса и населения

Реакция рынка на инициативу "3200", в принципе, слабо предсказуема. Думаю, это понимают и в Кабмине. Дело в том, что нельзя заставить юрлиц выплачивать не 1600 грн а 3200, поскольку они могут регулировать табелем уровень занятости. Просто раньше тот, кто работал на ставку, по документам может быть переведен на неполный рабочий день, хотя в реальности может пахать 20 часов в сутки. Да, есть профессии, в которых учет рабочего времени трудно скрыть, но за водителем или колхозником, а еще больше за творческими профессиями не уследить. Часть компаний вообще могут сократить штат и нанимать персонал нелегально, это возможно там, где проверить количество занятых в определенный момент времени сложно. Поэтому вполне может статься так, что бизнес не прогнется под админдавление, и выдавить с него все 60 млрд. в год с учетом подоходного в пользу двух миллионов сотрудников, получающих минимальную зарплату, будет очень проблематично. При этом, эти два миллиона лиц в частном секторе, официально живущих на минимальную з/п, практически не ощутят никакого повышения, изменится лишь пропорция между их официальной частью и неофициальной. Т.е. рынок от повышения минимальной з/п в частном секторе ничего не получит, кроме повышения налоговой нагрузки, что особенно ударит по плательщикам НДС. Дополнительные плюшки для населения: одинокие мамы смогут получать больше алиментов, ускорится исполнение решений судов, которые предполагали выплату ущерба с зарплат, оживится банковское кредитование населения, особенно карточный овердрафт. Возможно незначительно вырастут остатки на карточных счетах в банках. Все это мелочь по сравнению с плюсами, которые получат два миллиона человек, занятых в госсекторе на минимальную з/п.

Реакция болота

И в завершении главное - как отреагирует на эту инициативу наша застоявшаяся экономика? Если рассмотреть похожую европейскую практику, то в Финляндии, Швейцарии, и отдельных землях Германии продолжаются дискуссии по вопросам поиска путей оживления внутреннего спроса. Для них это очень важно, поскольку Финляндия и Швейцария давно испытывают если не стагнацию, то застой внутреннего рынка. Но в Европе обсуждалась не идея увеличения налоговой нагрузки, а возможность ежемесячных выплат каждому гражданину только по факту наличия паспорта, что является чисто стимуляционной мерой. В Украине же суть идеи состоит в том, чтобы забрать часть денег у бизнеса и повысить зарплаты бедствующим бюджетникам. Инициатива "3200" на доходы частного сектора не повиляет никак, а вот бизнесу нужно будет где-то найти около 10-20 млрд. грн для обеспечения растущих выплат по ЕСВ и подоходному налогу. С другой стороны, для экономики корпоративного сектора это совсем немного, и я думаю, что это даже не окажет негативного влияния на деловую активность, тем более, что украинский бизнес совсем непрост. Однако 2 млн. занятых в госсекторе вынесут на рынок около 50-60 млрд. грн. в год, и почти все эти деньги пойдут в розницу. Если учесть, что розничный товарооборот за весь 2015 год у нас составил около 490 млрд. грн., то мы вполне можем ожидать стимулирующего эффекта для внутреннего рынка. Скажу больше, если правительство вбросит в рынок 10-15% от объемов годового розничного товарооборота, то инфляция точно превысит ожидаемую. Даже если НБУ не будет прибегать к эмиссии, то 2 млн. человек (или 20% наемных работников) за 2017 год купят вдвое больше розничных товаров, чем могли бы. Поэтому у товаропроизводителей появится соблазн поднять цены по принципу: "раз раскупают - значит повышаем". Причем это может коснуться дешевых товаров, т.е. той части потребительской корзины, на которую цены давно не повышались. Трудно оценить точно, но скорее всего, при таком раскладе инфляция будет на 3-5 п.п. больше чем планировал НБУ. Чтобы загладить инфляционный эффект правительству стоит поразмыслить над усложнением модели, скажем, повышать минималку постепенно, сделав так, чтобы 3200 была среднегодовой, или умерить аппетиты и остановиться на 2000-2500 грн. Думаю, что сама по себе первая идея "Гройсманомики", хотя и выглядит сырой, но очень неплоха и для бюджетников, и для правительства, поскольку одним выдает на руки деньги, которые пойдут на внутренний рынок, а не на яхты, виллы на Кипре или авто бизнес-класса, а другим дает гарантию отсрочки социальных волнений обедневшего населения. Поскольку других инструментов у правительства нет, стоит попробовать эту идею реализовать, но все же подумав над тем, как она повлияет на инфляцию, и каковы риски того, что бизнес начнет уклоняться от этой ненужной ему инициативы. Виталий Шапран член исполкома УОФА