Реформы в стране плохо сочетаются с миллионами под матрацами депутатов

Размещено: 02.11.2016
Реформы в стране плохо сочетаются с миллионами под матрацами депутатов
90 000 украинских чиновников задекларировали по разным подсчетам от $5 до $15 млрд депозитов и наличных денег. Впрочем, антикоррупционное ведомство точную цифру еще не озвучивало. Однако 450 народных депутатов Верховной рады задекларировали, по предварительным оценкам, 12,3 млрд грн наличных, из них около 60% в иностранной валюте, т. е. практически $0,5 млрд. Но эти оценки еще не являются точными, хотя они уже попали в поле зрения чиновников из ЕС и международных СМИ. О наличных рекордах в Украине пишут ВВС, DW, Reuters и даже уже австрийский МИД. Но, по моим ощущениям, волна политического цунами над головами народных избранников только поднимается, хотя не все из них это поняли.

Что произошло?

Напомню, что именно вопрос безвизового режима и очередного транша МВФ стал камнем преткновения по внедрению электронного декларирования. МВФ и ЕС были так настойчивы, что неоднократные увиливания чиновников от запуска системы электронных деклараций не помогли завалить проект. Очень плохо, что на сервере нет обобщающей статистики в публичном доступе, это бы ускорило и упростило анализ данных и позволило бы более быстрыми темпами поставить диагноз украинской элите. Но даже предварительные данные показали, что во владении политической элиты слишком много наличных. Только на одного парламентария в среднем приходится 27 млн грн, или примерно $1 млн наличными. Возможные варианты, почему так много наличных и почему такие крупные суммы, следующие:
  1. К сожалению, украинская банковская система не способна принять крупного валютного вкладчика в массовом порядке. Забрать валюту из банка совсем непросто, особенно если это $5-10 млн, этому мешают и валютные ограничения, и лимитированная работа валютных касс. Депозитные сертификаты банков для крупных вкладчиков эту проблему не решают полностью. Во-первых, их не все банки выпускают. Во-вторых, кассы все равно не могут обеспечить большой объем выдачи налички, чтобы не привлекать внимание финмониторинга.
  2. Большая часть избранников занимается бизнесом, и совсем не в детских объемах. По декларациям некоторых народных депутатов можно найти пару десятков миллионов гривен наличными как раз в том периоде, когда они должны были докапитализировать свой банк или страховую компанию. Очевидно, если на тебе висит бизнес с оборотами в сотни миллионов гривен в год, какой-то запас наличности на экстренный случай должен быть.
  3. Третья версия плавно вытекает из первой. Не исключено, что некоторые декларанты указали сумму, которой у них нет в данный момент на руках. Часть из декларантов пришли из бизнеса, и им нужно было бы обосновать свои будущие покупки на еще незаработанные деньги. Минуса у этой ситуации два. Во-первых, орган может попытаться зайти и пересчитать наличные. Во-вторых, органы могут начать проверку источников доходов. Однако в обоих случаях все, чем они рискуют - это потерять 800-1600 грн штрафа за ошибку в декларации. К тому же проверять всех 90000 человек нет технической возможности, а наличные в особо крупных размерах можно и одолжить в своем банке или в банке друга. В конце концов, "переходящая тележка с наличными" может ездить по фракциям и министерствам.
  4. Четвертая версия, наверное, самая мрачная. Незаконная деятельность декларантов настолько активна, что они указывают только ту сумму наличных, которая обычно у них скапливается до переброски за рубеж через неформальные системы перевода денег. И делают они это только с одной целью: при внезапном обыске объяснить наличие этой суммы в своем сейфе. Других версий гигантской суммы наличных на руках у декларантов у меня нет.

Пионеры аномальной экономики

Чиновники, критиковавшие экспертов, которые говорили, что у нас на руках у населения находится от 20 до 80 млрд долларов США, теперь притихли. Видимо, нижний порог в $20 млрд все же занижен, если только на руках у 90 тыс. декларантов до $15 млрд наличных. Это примерно 55% запланированных доходов госбюджета Украины на 2017 год, или приблизительно весь объем наличной гривны, которую НБУ выпустил в обращение, или чуть более 60% кредитного портфеля, выданного всеми украинскими платежеспособными банками. Т.е. на практике наша украинская экономика по определению не может быть эффективна, если от 50 до 60% ее ресурсного денежного потенциала законсервировано. Ресурс, который мог бы пойти на кредитование экономики или на другие инвестиции, - просто тезаврирован (вынут из обращения) в кредитных бумажках, выпущенных ФРС и ЕЦБ. С точки зрения современной экономики, это небывалая дикость, которая тормозит прогресс и не дает нормально развиваться экономике за счет внутреннего ресурса. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Почти все в последний момент: НАПК показало динамику подачи е-деклараций Данные о богатстве наших декларантов уже разлетелись по миру, и теперь у иностранных инвесторов будут возникать вопросы, почему они должны инвестировать в Украину, если в экономику этой страны не верит собственная элита? Так что пионеры аномальной экономики сослужили плохую службу родной стране, показав себя западному миру дикарями, и, по сути, подвели общество к идее, что "так дальше жить нельзя и нужно что-то менять". Ясно, что причина нынешнего положения дел в экономике страны именно в нерадивом поведении элиты с наличностью, которая не пускает ее в оборот, а обездвиживает под матрацами.

Страшные риски декларантов

Самый большой риск декларантов, наверное, это проверка со стороны органов. Тут есть очень тонкий момент: если в начале проверки декларант не заявит об ошибках и не уплатит штраф, а доходов, которые прошли через горнило системы налогообложения, не хватит, чтобы покрыть стоимость приобретенного имущества, то у декларанта могут возникнуть серьезные проблемы с налоговыми органами. Глядя на небрежные ошибки декларантов, я не уверен, что все они правильно все подсчитали. Между тем, данные об их официальных доходах есть не только в НАБУ, но и в налоговых органах, которым только достаточно взять и сопоставить их декларацию с данными, которые проходят по идентификационному коду плательщика. В прошлом, лет 5-7 назад, были неоднократные утечки информации из ГФС, поэтому думаю, что НАБУ и другие заинтересованные органы доступ к этой информации должны иметь. Второй риск - это публикация чрезмерной информации, сопоставление которой с публичными базами данных может привести к очень непредсказуемым эффектам. К примеру, это данные о владении и полном контроле над офшорными компаниями, данные по которым всплыли в результате недавнего Панамского скандала, или которые еще могут всплыть в результате новых подобных скандалов. Если декларанты указали не все офшоры, а на них завязана часть собственности в Украине и за рубежом, то это будет означать сокрытие связей с определенным бизнесом и части имущества. Обычно в странах ЕС такого рода "открытия" приводят к штрафам и отставкам. Последнее "открытие спрятанных офшоров" для Жозе Мануэля Баррозу, эксглавы Еврокомиссии, может закончиться возможной потерей пенсии. Больше чем уверен, что из более чем 90 тысяч чиновников и народных депутатов есть те, кто не подал 100% информации о своих офшорных кошельках. В конце концов, скандалы случаются не каждый день. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кличко: Нашим чиновникам далеко до объемов Януковича, но тенденция есть И третий риск - непредсказуемая реакция населения. Чиновникам, у которых по $5-10 млн наличных, будет очень тяжело убеждать население "затянуть пояса". Одно дело, когда эксперты твердили о том, что у населения на руках $20-80 млрд., и совсем другое дело, когда появился пофамильный список этого населения. Как электорат воспримет списки партий из миллионеров и миллиардеров с подробностями их состояния: от антиквариата и часов до ювелирных украшений, - предсказать очень сложно. Очевидно, что общество раздражено, а поскольку бедных - большинство, то и ожидать от электората позитива не стоит. Мне кажется, что партиям к выборам придется очень хорошо перетрясти списки и тот, кто это сделает быстрее и эффективнее, может рассчитывать на благосклонность беднеющего электората. Времени у партийных боссов не так много, к тому же из более чем 90 тысяч декларантов кто-то точно попадет в скандал именно по причине неадекватности декларации.

Выводы

  1. Обществу не стоит долго терпеть пионеров аномальной экономики. Дикарей, которые держат 50-60% доходов госбюджета или половину совокупного кредитного портфеля банков в форме наличных денежных знаков других стран, нужно менять. Элита должна расшибаться в лепешку, но показывать, как она финансирует национальную экономику, а не зазывать МВФ или иностранных инвесторов, держа в кошельке около половины всей программы расширенного финансирования от МВФ. Богатые, безусловно, имеют право на свои причуды, однако только если эти причуды не цепляются на шею обществу и не действуют как удавка. Гибнущая пенсионная система, споры вокруг минималки (так все же 1600 или 3200 грн), незаконченная налоговая реформа - очень плохо сочетаются с антиквариатом, часами по $100 тысяч и предметами искусства.
  2. Очевидно, что причиной обвалов на валютном рынке в 2014-2015 гг. были совсем не пенсионеры и студенты. У Нацбанка теперь есть отличный список группы лиц, которые все вместе могут оказывать влияние на валютный рынок, и начиная с 2017 года можно будет наблюдать за динамикой их поведения. Не думаю, что на декларантов нужно влиять в ручном режиме, но создать рыночные механизмы, чтобы выманить у "дикарей" наличные, - стоит попробовать.
  3. У Украины есть внутренний инвестиционный ресурс. В свете последних оценок его потенциал заключен не только в активах 90000 декларантов, его примерный объем можно оценить в сумме $30 млрд. Этот ресурс находится внутри страны и его нужно поставить на службу национальной экономики. Как это будет сделано: посредством выманивания в депозиты, пенсионной реформы, оперативного оживления фондового рынка или же все сразу, - значения не имеет, но оставаться дикарями нельзя. Хотя, конечно, при грядущей истерике было бы неплохо избежать роста популярности "левых сил" и "левых взглядов".
Виталий Шапран член исполкома УОФА