Гигантские бонусы топ-чиновников в Украине VS зарплаты европейских руководителей: кто круче

Размещено: 27.11.2018

Украина добилась определенных успехов в бюджетном процессе. Не могу сказать, что был удовлетворен "бюджетной ночью", наблюдая за ее отдельными позорными моментами до 6 утра, однако мало кто поспорит, что весь бюджетный процесс стал транспарентным. Немало сил и средств в это вложило Министерство финансов, и теперь каждая копейка, выделяемая из бюджета, отслеживается на пути в частный или коммунальный секторы. Но, несмотря на такой прогресс, в зоне "сумерек" остаются практически все государственные компании. Понять, что там происходит, очень сложно, допуск к их информации сохраняется у избранных, а косвенные факторы, которые доходят до рынка, говорят нам о том, что там далеко не так все хорошо, как хотелось бы.

 Неприятные ситуации с зарплатами

Наверное, лишь ленивый не слышал о больших зарплатах ТОП-менеджеров в НАК "Нафтогаз" или в ГП "Укрпочта". Очень спорной остается выплата премий руководству НАК "Нафтогаз" в общей сумме 46 млн долларов за выигранное у Газпрома дело по транзиту газа через территорию Украины. Напомню, что Газпром проиграл дело Нафтогазу, и в результате должен был возместить Украине 4,56 млрд долларов.

Нужно признать, что решение Стокгольмского арбитража в пользу Украины помогло даже замедлить "Северный поток-2". То есть эффект определенный для страны от него есть, но, к сожалению, не финансовый, поскольку на момент выплат премий ТОП-менеджерам решение Арбитража было не исполнено, и Газпром все еще уклоняется от его исполнения.

Разразились и споры о том, за что, собственно, премия и почему ее размер составляет 1%, а не 0,5 или 0,1%, или 3% от суммы, выигранной в суде. Эти вопросы справедливы, т.к. обычно ТОП-менеджмент компаний не получает бонусы за судебные споры –-это прерогатива адвокатов и юрфирм, которые ведут сложные процессы, и за это они получают соответствующий, кстати немаленький, гонорар. На мой взгляд, НАК "Нафтогаз" так и не смог объяснить причину выписывания премий в размере именно 1%.

Второй, недавний, вброс в прессу данных о зарплатах уже в Укрпочте я нахожу несколько подозрительным, поскольку проходил он на фоне публичного спора главы Укрпочты с премьер-министром Украины. Спор касался оплаты государством услуг по доставке пенсий. И в самый разгар спора, как бы случайно, в средствах массовой информации всплывают данные о зарплатах десятка ТОП-менеджеров Укрпочты, из которых народ узнает, что, к примеру, финансовый директор этой госкомпании получил почти в два раза больше, чем ее генеральный директор. Изучение ответной реакции показало, что, так же, как и в случае с Нафтогазом, Укрпочта не смогла внятно объяснить, откуда такие зарплаты. При этом, следует учитывать, что Укрпочта традиционно относится к разряду убыточных компаний и, как правило, требует поддержки правительства.

Я не утверждаю, что ТОП-менеджмент Укрпочты получает слишком много, возможно, как раз он получает мало, поскольку привлекались специалисты из банковского сектора, а сам гендиректор Укрпочты работал долгое время за рубежом. Поэтому очень сомневаюсь, что все члены команды ТОП-менеджеров Укрпочты появились там с одной целью - обогащение. Но пояснить (так, чтобы это было понятно широким массам), откуда взялись такие зарплаты, они, как и сотня других госкомпаний,  не могут.

Приставка имеет значение

Проблема в том, что даже когда вы пытаетесь проникнуть в "тайну" оплаты труда ТОП-менеджеров госкомпаний, то это не всегда удается сделать с помощью публичных ресурсов Национального агентства по предотвращению коррупции. Например, я так и не смог найти деклараций ТОП-менеджмента Нафтогаза за 2017 год, нет на ресурсах и деклараций Турбоатома. Выходит, что в существенной части акционерных компаний, хотя эти компании и контролирует государство Украина, их менеджмент законно избегает декларирования. А раскрытие информации о зарплате ТОП-менеджмента происходит в Украине только по менеджерам госкомпаний. Т.е. если при названии предприятия стоит сокращение ГП (государственное предприятие), то скорее всего вы найдете декларации менеджмента на соответствующих публичных ресурсах. Если речь идет о том, что госкомпания уже акционирована, то вряд ли есть открытый легальный источник информации о том, сколько зарабатывает менеджмент компании.

Чтобы показать разницу в оплате и отсутствии логики при назначении оплаты в разных отраслях, я сделал выборку из девяти госкомпаний с чистым доходом за 2016 год от 1 млрд грн, собрал информацию о з/п первых лиц (подписантов) за 2017 год из их деклараций и оценил, сколько ТОП-менеджер госкомпании получал в месяц. Объективно могу сказать, что, глядя на данные таблицы, лучше ориентироваться на годовую сумму оплаты, т.к. не все первые лица отработали в 2017 году все 12 месяцев. Руководители менялись в 2017 году и в Укрзализнице, и в Администрации морских портов, и в других компаниях, не говоря уже о том, что по декларациям не видно, брал ли руководитель отпуск за свой счет или имел какие-то иные причины не получать оплату за свой труд на протяжении 2017 года.

Таблица 1

Данные о чистом доходе госкомпаний, з/п первых лиц госкомпаний за 2017 год:

Название госкомпании

Чистый доход за 2016 год, млн. грн.

З/п первого лица компании за 2017 год, млн. грн.

Оценочное значение ежемесячной з/п, грн.

Объединенная горно-химическая компания

2 442

1,074535

119 392

Восточный ГОК

2 680

0,266197

22 183

Укрхимтрансамиак

2 008

0,202116

16 843

Укрспирт

1 844

0,895049

74 587

Артемсоль

1 108

0,277261

23 105

Укрпочта

4 484

3,958541

329 878

Укрзализныця

66 570

0,156646

31 329

Администрация морских портов Украины

7 298

2,596353

288 483

Международный аэропорт Борисполь

3 353

3,632771

403 641

Источник: Данные деклараций, МЭРТ; оценка ежемесячной з/п проводилась на основе данных ЕГРПОУ

По нашей таблице так получается, что самым высокооплачиваемым был подписант Укрпочты. Вплотную к нему подошел глава международного аэропорта "Борисполь". Но хочу разочаровать читателей: вне зоны нашей видимости оказались акционерные компании: Нафтогаз, Турбоатом и еще сотня более мелких госкомпаний или компаний, по которым данных нет по объективным причинам или их нельзя считать полными (Укроборонпром и Укрспецэкспорт). Боюсь, что вскрытие 100% компаний госсектора еще покажет "скромность" Укрпочты и МА "Борисполь".

После анализа части госкомпаний, данные по которым общедоступны, у меня появились три конкретные претензии к тем, кто официально назначает руководителей госкомпаний и подписывает с ними контракты:

  1. Данные о зарплатах в госкомпаниях, к сожалению, имеют черты частичной доступности. Из декларации мы можем узнать общий объем выплат, но не можем установить уровень занятости руководства. По акционерным компаниям в полной или частичной госсобственности данные вообще недоступны.
  2. Судя по анализу выборки из девяти госкомпаний, данные по которым оказались опубликованы МЭРТ и одновременно были декларации от их руководителей, нет никакой четкой экономической логики привязки зарплаты ТОП-менеджеров к результатам деятельности возглавляемых ими госкомпаний. Думаю, не только госкомпании, но и сами управленцы в министерствах и в Кабмине не смогут рационально объяснить размер зарплат ТОП-менеджеров госкомпаний.
  3. Правительству следует унифицировать не только требования к раскрытию информации о зарплатах в госкомпаниях, независимо от того, является ли она акционерной или нет, но и разработать единый механизм расчета таких выплат в зависимости от результатов работы команд исполнительных директоров. Судя по всему, сейчас такого механизма нет. И безусловно, что в убыточных компаниях, которые получают помощь от государства (даже в форме взносов в уставный капитал или долгосрочного финансирования), выплаты менеджерам бонусов должны быть запрещены. Именно такой подход был применен в ЕС при последнем ипотечном кризисе в 2008-2010 гг.

Как оно работает на Западе?

На Западе все непросто. И натянуть зарубежную практику на наши украинские реалии управления госкомпаниями нелегко. Начнем с того, что в США доля госсектора очень маленькая. Даже в военно-промышленном комплексе, который считается закрытым для общественности, госкомпаний очень мало. Почти все компании торгуются на бирже, заполняют предварительную форму для собрания акционеров, где просят утвердить результаты оплаты труда и поясняют, почему именно такой размер компенсации ТОП-менеджменту.

Чтобы показать, из чего состоит такая компенсация, я приведу выдержку из такой формы на языке оригинала. Для примера мы взяли компанию Lockheed Martin Corporation, которая производит бомбардировщики-невидимки Стелз и много еще чего интересного.

Таблица 2

Данные о доходах ТОП-менеджеров (команды исполнительных директоров) Lockheed Martin Corporation за 2015-2017 гг.

Заработок менеджера крупной корпорации в США состоит из таких компонентов:

- базовая зарплата (колонка с в таблице);

- вознаграждение акциями (колонка e);

- вознаграждения по долгосрочному плану компенсации (g);

- пенсионный план (h);

- прочие компенсации (i).

Президент и главный исполнительный директор Lockheed Martin Corporation в общей сложности за 2017 год получил 20,179 млн долларов. Из этой суммы зарплата составляла только 1,688 млн долл. США. 9,5 млн долларов он получил акциями и еще 8,3 млн долларов в качестве долгосрочного плана компенсации.

Все эти цифры не пустой звук. Обычно базовая зарплата у менеджмента привязана к отраслевому минимуму. Т.е. базовая зарплата - это те деньги, которые менеджмент согласен получать в случае плохой работы компании. В большинстве корпораций зарплата директора составляет лишь малую часть его дохода (менее 10%). Все остальные выплаты (а это более 90%) зависят от результатов работы, то есть их привязывают к курсу акций корпорации на бирже и к прибыли на акцию - к так называемому показателю EPS. Иногда премиальный фонд также привязывается к группе показателей P/E, P/S, P/B (соотношение между рыночной капитализацией и прибылью, выручкой и балансовой стоимостью компании, соответственно). Вариаций такой привязки может быть много, но в любой из них менеджмент обязан показать, что же он принес акционерам, какой "плюс". Бывает и так, что компания завершает год с убытками, но ее акции растут, а значит и растет зарплата менеджмента.

В условиях украинских госкомпаний весь этот фундаментальный опыт из-за рубежа мало применим. Тем не менее отдельные конструкции из него можно взять. Во-первых, должна быть четкая логика в установлении размера зарплат и в системе компенсаций. Во-вторых, раз уж речь идет о государственных компаниях, то вся отчетность такого рода по ним должна быть публичной и раскрывать применяемую в них логику выплат.

Пока же я вижу, что к Украине вполне применима американская модель, а именно - в плане разбивки выплат на базовую оплату и премиальный фонд. Например, базовая зарплата может зависеть от отраслевых минимумов, а премиальный фонд от того, сколько госкомпания перечислила в бюджет из прибыли (я имею в виду не налоги, а именно дивиденды). И, разумеется, если госкомпании нужна помощь правительства в любой финансовой форме, то ни о какой выплате бонусов речи быть не может.

Раз у нас на протяжении 25 лет независимости было все так плохо с приватизацией, что осталось очень много госкомпаний, то правительству сейчас лучше всего имитировать рыночные подходы к модели управления своей собственностью. Пока же даже попыток таких имитаций нет.

В перспективе долю госкомпаний нужно сокращать до минимума, оставив потолок доли государства в 5%. Вот только беда, что пока политики идут к власти, они все обещают сокращение численности и доли госкомпаний на рынке, но когда приходят к власти, то доли госкомпаний возрастают, а ТОП-менеджерами госкомпаний становятся (как правило) люди, близкие к тем или иным политическим партиям или кланам.

Такая философия чудовищна. Все 25 лет победители на политических выборах воспринимают весь комплекс госимущества: от банков до маленьких госкомпании с оборотом до 5 млн грн, - как дойную корову, которую дают в награду кому-то, кто обеспечивал выборы или будет обеспечивать победу на них. В итоге, центральный вопрос о том, сколько госкомпании перечислили в госбюджет прибыли, остается вторичным.

Виталий Шапран,

Член исполкома УОФА

 

 

*Редакция не несет ответственности за содержание комментариев и блогов пользователей, которые размещаются на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов комментариев и блогов, размещенных на страницах сайта, могут не совпадать с мнением и позицией редакции.


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.