Спасение жизней или "черный рынок" органов: чего ждать от новой системы трансплантации

Размещено: 27.12.2019
Спасение жизней или "черный рынок" органов: чего ждать от новой системы трансплантации Трансплантация органов. Фото: Transplant.org

Сегодня только каждый четвертый нуждающийся в трансплантации ее получает. Но теперь это может измениться: в стране наконец упростили получение органов от доноров, а также защитили врачей.

Нардепы 320 голосами приняли закон № 2457, который внедрил новые правила для пересадки органов. А в Ковеле на днях провели первую за 15 лет операцию на сердце, - как раз по этим правилам. 

Кто и как теперь сможет добиться трансплантации, и грядет ли массовая продажа органов на "черном рынке"? Ответы на эти вопросы - в материале NEWSONE.ua. 

Электронная палка в колеса трансплантации 

В Украине еще 20 лет назад приняли закон про трансплантацию. Но несколько лет назад его решили детализировать: был позволен обмен органами между живыми донорами, которые не являются родственниками. А для трансплантации органов от умерших решили запустить единую информационную систему. В эту систему должны были поместить данные всех доноров, и сведения о том, где можно подбирать пару донор-реципиент. 

Два года МОЗ занимался этой системой, на нее выделялись деньги, но, как говорится, воз и ныне там. Оценить прогресс достаточно просто. На 9 реестров из этой базы потратили 26 миллионов гривен, в то время как в Беларуси такая система обошлась в 150 тысяч долларов. Да и внедрялся сам закон крайне медленно: лишь в конце 2018-го Кабмин утвердил порядок согласия донора на изъятие органов. Профессия трансплант-координатора официально появилась в Украине только 18 февраля 2019 года. 

Заминки с внедрением системы привели к плачевным последствиям. Так как Кабмин не обеспечил ее действие, фактически, любая трансплантация от умершего с 1 января 2019 года оставалась вне правового поля. В новом законе было четко указано, что система трансплантации должна работать синхронно с электронной базой данных о пациентах и донорах. Донором мог стать только родственник. Из-за этого жизни тысяч людей оказались под угрозой. 

Некоторые пересадки с 1 января из-за отсутствия реестра вообще признали незаконными. В феврале в МОЗ опомнились и внесли изменения, чтобы все, что должно быть находиться в электронном виде, могло присутствовать в бумажном. Украинцы вздохнули с облегчением. Но процесс поиска донора оставался сложнейшим.

Если бы не был принят новый закон, вся система трансплантации осталась бы под угрозой минимум до апреля - если реестр вообще удастся это сделать и к тому времени. При чем с апреля его будут запускать лишь в тестовом режиме, а глобально - только через год. 

И хотя новый законопроект приводит трансплантацию-2020 в законное русло, есть небольшой нюанс. В Главном экспертном управлении ВР также указывают на то, что все положения по конфиденциальности информации в реестрах вычеркнули. Это заставляет задуматься об уровне подготовки нашей системы. 

Новый закон и экономия для МОЗ 

Многие выписанные в законе пункты облегчают трансплантацию. Но похоже, что это попытка МОЗ сэкономить. 

Сейчас основная проблема заключается в том, что в больницах нет оборудования, чтобы установить смерть мозга человека. Нельзя установить факт того, что человека уже нельзя спасти, а значит и нельзя изъять у него органы. 

"Больше 70% больниц рассказали нам, что в отделениях реанимаций нет элементарного оборудования, чтобы можно было констатировать смерть. МОЗ в прошлом и этом году выделило по 112 миллионов гривен на пилотный проект по трансплантации, который успешно провалило. Оборудование в прошлом году закупили только для центров трансплантации, для тех больниц, где органы пришивают, а про реанимации никто не подумал", - говорит NEWSONE Юрий Андреев, председатель ОО "Национальное движение "За трансплантацию". 

Деньги на оборудование не добавят. Вместо этого появляется возможность привлечения консилиума врачей по диагностике смерти мозга. В случае необходимости оборудование можно будет привезти в больницу из другого места. 

При проведении первой операции по пересадке сердца за 15 лет как раз воспользовались нормой о консилиуме. После внедрения закона врачи установили смерть мозга. На месте пересадили одну почку, другую отправили в столичный Институт Шалимова, где под утро тоже проведи операцию. Но сердце забрать было нельзя. Пришлось привезти специалиста Института сердца Бориса Тодурова и реципиента, который нуждался в органе, в Ковель. Кстати, именно Тодуров 20 лет назад провел первую в Украине операцию на сердце.

Законодательно установленные методы определять смерть мозга - это прекрасно. В стране станет больше потенциальных доноров. Кроме того, не нужно будет тратить деньги на бесполезное лечение человека, который уже не придет в себя. Но к этому есть вопросы. Насколько целесообразно везти оборудование и специалистов: врачей, трансплант-координатора, и судмедэксперта, чтобы он защищал врача от тяжб? Вопрос риторический. 

Ковельская больница, где провели пересадку сердца, имела лицензию на трансплантацию. По новому закону этого больше не требуется - достаточно лицензии на медицинскую практику. Это не значит, что операцию будут проводить неквалифицированные специалисты - просто наконец разблокируется забор органов. Саму же трансплантацию на себя берет Центр трансплант-координации при МОЗ. 

Однозначно это большой прогресс. Но, с другой стороны, у Украины нет санитарной авиации, позволяющей вовремя доставлять органы из одной клиники в другую. На месте же операции выполнить можно далеко не всегда. 

Также в законе урегулировали трансплантацию костного мозга, то есть прижизненные пересадки. В идеале, нужно было бы создать специальный реестр доноров стволовых клеток за 150 миллионов гривен, но нашу систему просто решили присоединить к заграничным реестрам. Раньше такие действия считались незаконными, но в законе это урегулировали.

Костный мозг смогут привозить из-за границы. Но и здесь возможны проблемы: в Киевском центре трансплантологии, к примеру, банально не хватает стерильных боксов. 

В законе также выписали суммы, которые государство будет платить клиникам. Надо сказать, что и здесь МОЗ будет экономить.  

Донорам за их органы платить не будут (в том числе и за костный мозг, хотя раньше практика была иной). Платить страна будет за операции. Пересадка почки будет стоить для страны чуть менее полумиллиона гривен. Пересадка сердца - 530 тысяч. За трансплантацию костного мозга заплатят до 1,4 миллиона. Впрочем, как формировались цены - непонятно. Никаких расчетов о том, почему сложнейшую операцию на сердце провести в два раза дешевле, чем костного мозга, в МОЗ не привели. 

Хватит ли денег на всех - тоже неясно. Похоже, что живому донору нуждающийся будет платить сам. При этом на "черном рынке" одна только печень стоит в три раза дороже, чем пересадка от МОЗ. Так что тем, у кого денег нет, придется встать в очередь и ждать, пока в министерстве найдут 6 миллиардов гривен. 

При этом расходы на органы - это далеко не все траты. Чтобы не было отторжения, необходимо принимать специальные препараты, а это десятки тысяч долларов в год. 

Органы сдадут на "черный рынок"? 

В Главном юридическом управлении Верховной Рады подчеркивают, что в законе выписан довольно нечеткий список людей, которые получат доступ к органам. Это не только медики, но и "субъекты хозяйствования". Возникают опасения о том, что назревает "черный рынок", и органы продадут частным фирмам. 

В других странах такие риски минимизированы. В Индии карета скорой с органами сопровождается еще 2 каретами и правоохранителями. У нас же система далеко не совершенна. Из-за таких опасений реестры и внедряют.  

Но, вероятнее всего, "черный рынок" - это просто пугалка. Главный кардиохирург МЗ Украины Константин Руденко считает, что трансплантацию необходимо популяризировать.  

"Программу трансплантации поддерживает не более 30% украинцев, так как в СМИ распространялись слухи про "черных трансплантологов". На самом деле, коррупционной составляющей нет никакой. Вне тела человека сердце может жить 4 часа, за это время мы никак не можем его перепродать. Нам крайне необходима популяризация трансплантологии, ведь в той же Индии люди, которые стали донорами - национальные герои", - подчеркивает хирург. 

Из-за страхов о перепродаже органов родственники умерших в подавляющем большинстве случаев просто не дают согласия на трансплантацию. Новый закон этого не меняет: презумпция несогласия остается в силе. То есть, если бы родственники были против, то ковельская операция на сердце не состоялась бы. Хирург Тодуров, который делал операцию, сетует на то, что в новом законе этот вопрос не улажен. 

Зато новый закон корректирует уголовную ответственности за нарушение порядка трансплантации. Теперь не будет тюремного срока в три года за ошибку по неосторожности при трансплантации. Наказать смогут лишь за намеренные злостные действия. Это, конечно, может нести некоторые риски для граждан. Но, с другой стороны, операции хотя бы будут разблокированы, а доктора не будут бояться угодить за решетку.   

"Половина врачей вообще не проинформированы о том, как правильно документы заполнять для трансплантации. Они напуганы тем, что завтра к ним придут правоохранительные органы, они вдруг окажутся "черными трансплантологами" и угодят за решетку", - говорит NEWSONE юрист Елена Бабич, юрист по медицинскому праву. 

Вместо Украины - лечение за границей 

Несмотря на все эти новшества, Украина продолжит проводить операции за рубежом. Министр Зоряна Скалецкая называет это "двухсторонним движением". В госбюджете-2020 на это выделили более миллиарда гривен. Сумма огромная, если сравнивать с 689 миллионами гривен в 2019 году.  

С 2010 года существует программа "Лечение граждан Украины за рубежом". Только за первое полугодие 2019 года за рубеж отправили на трансплантацию 300 человек. Чаще всего, это Индия и Беларусь, так как лечение в США и Германии в 5‒10 раз дороже. 

Эксперты говорят, что официальные данные о количестве человек, нуждающихся в трансплантации, занижены, потому что у государства не хватает денег на финансирование всех операций. Если бы все операции проходили в Украине, возможно, МОЗ хватило бы денег. Сейчас же люди, которые не дождались своей очереди, часто просто опускают руки, ведь не верят, что могут собрать нужные суммы на пересадку за границей.  

Зарубежная трансплантация - это проблема. И не только потому, что деньги вольются в чужую медицину, а в наших больницах так и не будет хватать оборудования.  

"Украина перевела сотни миллионов долларов на счета иностранных клиник. Мы отправили в Беларусь больше 100 человек на трансплантацию почти только за полгода, хотя можем эти операции делать у себя. У нас есть институт Шалимова, Запорожская областная больница, где эти операции уже делали", - рассказывает Юрий Андреев. 

Дело в том, что Индия - уже не вариант для пересадок. Там ввели квоты на проведение операций, донорские органы практически не выделяются. В МОЗ обещают "вести переговоры", но это не слишком утешает.  

В следующем году пациентов планируют отправлять на лечение в Беларусь, Турцию и Италию.  Но в Беларуси тоже квоты — 50 операций в год. В листе ожидания на пересадку органов там уже до 300 украинцев, некоторые ждут своей очереди годами.  А Турция и Италия - это дорого, то есть меньше граждан сможет получат свои органы.  

Юрий Андреев прогнозирует, что за Индией отказы будут поступать от других стран, и в итоге украинцев не будут принимать нигде. Поэтому так важно, чтобы лечить людей можно было в Украине. Тем более, что перелеты на себя берут больные, а это существенные расходы. 

Кроме того, бывают случаи, когда деньги, которые выделяют МОЗ, остаются в зарубежной клинике и после отказа, и человек месяцами пытается их вернуть. Эксперты советовали министерству создать службу по организации и сопровождению лечения наших граждан за границей, но ее так не создали. 

Интересно, что на этих операциях могут быть построены коррупционные схемы. Аудиторы Счетной палаты Украины сочли неэффективным использование Минздравом 286 миллионов гривен на лечение за рубежом украинцев с онкозаболеваниями. Никаких расчетов стоимости услуг, оценки качества и результативности лечения министерство не предоставило. За 2016 и 2017 год около трети средств использовали с нарушениями, что стоило некоторым гражданам жизней. 

Кому выгодны задержки с трансплантацией

Все указывает на то, что новый закон, хоть и облегчает ситуацию, является лишь заплаткой на старых штанах. Пока оборудования нет, кардинально ситуация не изменится. На определенные мысли наталкивает то, что деньги, выделенные на него в этом году, не были освоены до конца. 

Первая вероятная причина происходящего - преступная халатность. Роман Илык, руководитель пилотного проекта по запуску трансплантации от несемейного донора, написал заявление на увольнение еще в июле и по проекту так и не отчитался. Замминистра Михаил Загрийчук, который пришел к нему на замену, тоже уволился. Сам он объяснил такое решение "разными подходами к трансплантации" со Скалецкой. Похоже, что в ведомстве координация как в басне "Лебедь, рак и щука".  

Помимо преступной халатности возможна и коррупционная составляющая. К примеру, массовая трансплантация почек не на руку тем, кто занимается гемодиализом. Эта процедура заменяет собой работу почек, очищает кровь. По сути, это "промывание" брюшной полости двумя литрами физраствора несколько раз в день. Обычно это происходит, пока человек ждет орган, но в Украине люди живут так до самой смерти.  

Деньги на диализ выделяет государство: около полумиллиона в год. Расходники же систематически закупаются у одной и той же компании на сумму в более полумиллиарда гривен в год. Журналист Василий Апасов утверждает, что компания -монополист держит на себе 99% всех госзаказов. 

Хирург Тодуров подтверждает эти опасения. Он говорит, что новый закон не был нужен лоббистам, которые продают диализные колонки, и тем, кто отправляет пациентов за рубеж. 

Чтобы минимизировать риски, стоило бы обеспечить финансирование по схеме "деньги идут за пациентом". Надежды на то, что новый закон сам по себе пресечет коррупцию, слабы. И все же, они есть. 

"Мы с удовольствием будем наблюдать пациентов после трансплантации, а не на диализе", - говорит Марина Пономарева, заведующая отделением интенсивной терапии "Охматдета". 

Новый закон может спасти жизни сотен граждан. Но без реестра масштабная трансплантация откладывается еще на год. За это время важно закупить оборудование и популяризировать трансплантацию. И, конечно, захлопнуть коррупционную кормушку. 

Анна Пешкова


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.