Смерть от голода, рабство и обстрелы: как заключенные выживают в тюрьмах “Л/ДНР” и мечтают вернуться в Украину

Размещено: 01.03.2019
Смерть от голода, рабство и обстрелы: как заключенные выживают в тюрьмах “Л/ДНР” и мечтают вернуться в Украину Заключенные в "Л/ДНР". Фото: reforma.com

Голод, бесплатный труд, отсутствие человеческих условий содержания и невозможность освобождения – это реалии заключенных, которые вынуждены отбывать наказание на неподконтрольной Украине территории Донбасса. Они стали узниками сложившейся в стране ситуации. Их принуждают участвовать в незаконных вооруженных формированиях, не снабжают элементарной медпомощью и держат в камерах непригодных для жизни без окон и даже стен. Они – бесправные узники фейковых республик.

Редакция NEWSONE.ua разбиралась, в каких условиях содержатся арестанты на оккупированной территории Донбасса и как это – находиться в закрытой “клетке” под многочисленными обстрелами в течение пяти лет.

Почему заключенных не перевезли и сколько их

В ноябре 2014 года уже шли активные боевые действия, а часть территорий была захвачена. Несмотря на это, президент Украины Петр Порошенко издал указ №876/2014, который регулировал безотлагательный вывоз осужденных и задержанных с Донецкой и Луганской областей. Спустя месяц Украина прекратила финансировать все государственные учреждения на оккупированных территориях, в том числе пенитенциарные. Необходимые продукты и медикаменты перестали поставлять, но самих заключенных и задержанных так и не успели эвакуировать.

Несвоевременность решения о немедленном переводе повлекла за собой необратимые последствия и повлияла на жизни тысяч людей, которые стали заложниками так называемых “Л/ДНР”.

Всего на временно оккупированной территории Донбасса в пенитенциарных учреждениях осталось 16 200 человек. Данная информация была обнародована на сайте Государственной уголовно-исполнительной службы Украины по состоянию на ноябрь 2014 года. Так, в тюрьмах и колониях Донецкой области насчитывали 9 700 человек, а в Луганской – 6 500. Под контролем незаконных вооруженных формирований “Л-ДНР” оказалось 28 тюрем и колоний, – по 14 на каждую область. Всего на территории Донбасса находилось 38 учреждений. В то время как представители Международного Комитета Красного креста заявили о 10 тысячах человек. Сегодня точная цифра до конца остается неизвестной.  

В рядах заключенных восточного региона были и те, кому не пришлось испытывать на себе все последствия боевых действий на востоке Украины. Так, например, несмотря на отсутствие приказа свыше, администрация женской Краснопартизанской колонии №68 взяла на себя ответственность и самостоятельно инициировала эвакуацию осужденных с Луганской области еще в июне 2014 года. Более 200 женщин были спасены и перевезены в Качановскую колонию №54 Харьковской области.

Однако в Донецкой области осталось еще одно учреждение для женщин – Снежнянская исправительная колония №127. К сожалению, осужденные, которые здесь удерживаются, не выходят на связь с украинскими правозащитниками и никакой точной информации о них нет. При этом установлено, что здесь находятся гражданские заложники и пленные.

Заключенные в качестве “живого щита”

Наиболее сложная ситуация для заключенных, которые находились в местах несвободы, приходилась на момент начала АТО в 2014 году. Некоторые учреждения регулярно обстреливали, а среди осужденных и даже сотрудников были сотни раненых и убитых.

В 2014-2015 годах пенитенциарные учреждения и, собственно, заключенных использовали в качестве “живого щита”. Незаконные вооруженные формирования привозили под учреждения разнообразную военную технику, с которой осуществлялись обстрелы. После этого они покидали место, тем самым подвергая опасности заключенных, ведь в ответ также стреляли.

Макеевская ИК №32, г. Макеевка, Донецкая обл.

В то время под массивный обстрел попала Чернухинская исправительная колония №23. Здание было фактически разрушено, а о судьбе заключенных, которые там находились, до сих пор ничего не известно. Как сообщила нам правозащитница "Донбасс-SOS" Наталья Мельник, учреждение сейчас не работает, а часть узников были переведены в другие учреждения. При этом, активист отметила, что 9 из 28 учреждений, которые находятся на неподконтрольной Украине территории, остались вообще без какой-либо связи с украинскими представителями.

В настоящее время наихудшие условия содержания переживают осужденные Мичуринской ИК №57 в городе Горловка возле линии разграничения. Около 250 осужденных, которые там сейчас находятся, не чувствуют себя в безопасности. За весь период проведения ООС колония больше остальных в Донецкой области пострадала от регулярных обстрелов.

“Несмотря на то, что многие снаряды попадали в промышленную зону колонии и не было большого количества жертв, известно о шестерых погибших. Последний случай был зафиксирован в октябре 2018 года. По словам так называемого “мэра” оккупированного города Ивана Приходько, заключенный погиб из-за обстрелов. Но как сообщили нам, смерть произошла вследствие пулевого ранения. Скорее всего, пуля отскочила рикошетом и попала прямо в мужчину. Такие случаи не редкость”, – говорит Наталья Мельник.

Во время обстрелов часть зданий большинства колоний, в которых проживают заключенные, была повреждена. В результате чего в 2014-2016 годах встречались частые перебои с электричеством. В настоящее время ситуация стабильная, но на несколько часов утром и вечером отключают свет в рамках экономии.

“Известны случаи, когда заключенные оставались в помещениях с выбитыми стеклами. Не так давно, в декабре 2017 года были сделаны фотографии, на которых видно, что окна закрыты одеялами или пленкой. Ремонт разбитых крыш узникам также приходится делать за счет родных”, – говорит правозащитник.

Мичуринская ИК №57, г. Горловка, Донецкая обл.

В 2014 году в некоторых учреждениях была повреждена система отопления, которая до сих пор не восстановлена. Заключенные вынуждены были отапливать жилые помещения буржуйками либо самостоятельно покупать уголь. 

Донецкая ИК №124, г. Донецк, квартал 883 “А”.

Арестанты регулярно находятся в зоне риска по сей день, ведь самостоятельно покинуть территорию, они не могут. По словам Натальи Мельник, во многих учреждениях нет бомбоубежищ, а во время обстрелов заключенным предлагают спускаться в подвалы. Однако эти помещения очень ненадежные, а самим осужденным больше ничего не остается, как просто ждать.

Опухшие животы и смерти от голода

В первый год конфликта на неподконтрольных Украине территориях были регулярные проблемы с качеством питания. Так, запасы еды в учреждениях иссякли в течение короткого времени и вскоре заключенные были вынуждены голодать. Сотрудники и администрация учреждений самостоятельно пытались найти выход из сложившейся ситуации. При этом в 2014 году правозащитниками было зафиксировано около 15 смертельных случаев, когда осужденные умирали от голода.

“В Енакиевской исправительной колонии №52, которая находилась между военными позициями, на протяжении трех месяцев не было электроэнергии. Заключенным выдавали немного муки и какой-то каши, а те уже жарили на кострах что-то похожее на блины. Подобное питание было только один раз в день в течение трех месяцев”, – рассказала Наталья Мельник.

Такую возможность имели заключенные, которых удерживали в помещениях-общежитиях. Однако осужденные к пожизненному лишению свободы, которые находились в системах камерного типа, были лишены даже такой минимальной возможности.

Боевые действия препятствовали своевременной доставке продовольствия, поэтому многие заключенные самостоятельно или через родных нанимали автомобиль и закупали продукты с долгим сроком хранения. Так, мука и крупы помогали питаться хотя бы один раз в день.

По словам Натальи Мельник, в Западной исправительной колонии №97 Донецкой области (г. Макеевка) у людей от голода опухали животы и ноги. Даже несмотря на невозможность доставить продукты питания из-за боевых действий, администрация учреждения не позволяла самоуправства. Заключенные и их родственники не имели возможности самостоятельно организовать питание, поэтому здесь чаще остальных происходили летальные случаи. Но, обычно, в графе о причине смерти писали “сердечная недостаточность”.

С начала боевых действий в местах лишения свободы на неподконтрольной Украине территории наблюдается критическая ситуация с медицинскими препаратами и медработниками. Больше остальных недостаток лекарств ощущают заключенные с хроническими заболеваниями.

“Нам даже известны случаи, когда ВИЧ-инфицированные осужденные не получали необходимую АРТ-терапию в течение нескольких месяцев. Хотя, как известно, прерывать лечение категорически запрещено”, – говорит правозащитница "Донбасс-SOS".

Слова активистки подтверждает информация из Мониторингового обзора о нарушениях прав человека в местах лишения свободы ОРЛО (дальше – Мониторинговый обзор). Так, сестра одного из заключенных сообщила, что ее брат, который отбывает наказания в колонии “ЛНР” и болен ВИЧ/СПИДОМ, около года не получал АРТ-терапию.

Условия содержания, в которых находятся заключенные на неподконтрольной территории, критически неудовлетворительные. Недостаток питания особенно ощущают те заключенные, которым не имеют возможности помогать родные. По словам правозащитников медицинская помощь во многих случаях не предоставляется, рацион питания заключенных с каждым днем ухудшается, а гуманитарная помощь от людей и международных организаций не приходит.

Принудительный труд, рабство и “вербовка в ряды боевиков за УДО”

Еще в 2015 году в “ДНР” и “ЛНР” были приняты так называемые нормативные акты, которыми заключенных принуждают к труду, в том числе к участию в боевых действиях. В “ЛНР” был опубликован проект так называемого уголовно-исполнительного кодекса, который до сих пор не принят.

В ст. 115 ч. 4 приведенного проекта сформулирована фраза: "Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений". Но в самих "Правилах" как такового перечня нет и только предусмотрено, что “каждый осужденный к лишению свободы обязан работать в местах и на работах, которые определяет администрация исправительных учреждений ЛНР” (раздел IV. Права и обязанности осужденных, пункт 4.4).

По мнению Восточной правозащитной группы труд осужденных в "ЛНР" используют и за пределами исправительных колоний. Доказательства этому приведены в Мониторинговом обзоре. Заключенных заставляют выполнять самую сложную работу: монтаж-демонтаж зданий и сооружений, земляные работы, погрузочно-разгрузочные работы, чистка лесополос, работа в копанках и шахтах, ремонтные работы и др.

При этом в “ДНР” приняли так называемое “Временное положение об органах и учреждениях уголовно-исполнительной системы”. В отличие от “ЛНР”, этот нормативный акт не является проектом, а реально действует. Так называемый “документ” позволяет привлекать заключенных к труду и даже  за пределами мест лишения свободы. Речь идет о работах для коммерческих структур за мизерную заработную плату. При этом ни одна норма не содержит суммы оплаты за работу, которую выполняют заключенные. А также, из текста так называемого. документа непонятно имеют ли право осужденные отказаться от труда.

Тем временем, на сайтах исправительных колоний, которые находятся на неподконтрольной территории, предлагают целый спектр услуг и товаров. Часто изделия и продукция, сделанные руками заключенных, оказываются на городских хозяйственных ярмарках под контролем “Л/ДНР”.

В свою очередь, заключенным в “ЛНР” указали, что они не могут игнорировать принудительные работы. Об этом говорится все в том же “уголовно-исполнительном кодексе”. В ином случае, отказ считается злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и может привести к избиению или пыткам заключенных. Как утверждают правозащитники "Донбасс-SOS" в своем докладе "Права лишенных свободы, содержащихся под стражей в ОРДЛО", согласно уголовно-исполнительного кодекса так называемой “ЛНР” существует несколько стадий наказаний:

  • от 10 до 100 суток карцера;
  • отмена свиданий и получения передач от родственников;
  • избиение сотрудниками колоний или спецназом "УИН".

В Мониторинговом обзоре редакция NEWSONE.ua также обнаружила интервью с заключенным, который отбывает наказание в “ЛНР”. Мужчина рассказал правозащитникам, что в ИТК, где он находится, периодически приезжает спецназ МВД УИН “ЛНР”. Предварительно всех осужденных из жилых бараков переводят в помещения камерного типа (ПКТ). Там сотрудники учреждений формируют группы из людей, которые совершили проступки, систематически отказываются работать, или допускают критические высказывания в адрес так называемых властей “ЛНР”.

“Если это происходит зимой, то они вместе с конвоем, выводят нас на улицу. Затем командуют, чтобы мы сняли одежду, около 20-40 минут держат нас раздетыми на улице, а потом заставляют одеваться. И все время это сопровождается ударами специальных средств “спецназовцев”. Также это может происходить под предлогом обысков, тогда нас не выводят, а просто бьют в камерах”, – говорит заключенный по имени Сергей (настоящее имя не разглашается).

Кроме наказаний, есть еще один метод, как заключенных принуждают к работам. Администрация пользуется сложным положением, в котором оказались осужденные, и обещают узникам УДО.

“Мне обещали условно-доcрочное освобождение за работу во вредных для человека условиях без средств специальной защиты. Но после выполненных работ никого УДО я так и не получил”, – говорит заключенный Евгений (имя изменено) в Мониторинговом обзоре.

Как утверждают представители Восточной правозащитной организации, фактически, на территории так называемых “Л/ДНР” практикуется рабство, с целью обогащения руководителями и сотрудников та называемого “Управления исполнения наказания МВД”.

Также известны случаи, когда руководство колонии, подконтрольное боевикам, досрочно освобождало осужденных за деньги для дальнейшего их приобщения к вооруженным формированиям “Л/ДНР”. По этой схеме ряды террористов пополнили уже почти 80% спецконтингента, который содержался в колонии. Об этом сотрудникам СБУ рассказал гражданин Украины, который отбывал наказание в Енакиевский исправительной колонии №52. Мужчина отказался от сотрудничества с террористами и вернулся на территорию, контролируемую украинскими властями.


Единственным шансом выбраться из нечеловеческих условий считается перевод в учреждения на подконтрольную Украине территорию. По результатам опроса правозащитники выяснили, что почти 90% осужденных, хотят вернуться на подконтрольную территорию. Но руководство колоний убеждает заключенных, что здесь в стране от них отказались и не желают забирать обратно. Несмотря на это, большинство арестантов не перестают надеяться на лучшее и все так же верят в возможность вернуться домой.

Анастасия Пасичная


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.