Территория преступников. Чем питаются и как зарабатывают на жизнь бунтовщики из одесской исправительной колонии

Размещено: 28.05.2019
Территория преступников. Чем питаются и как зарабатывают на жизнь бунтовщики из одесской исправительной колонии Задержания после бунта в Южной колонии №51. Фото: УНИАН

Изолятор и комнаты для свиданий, общежития, медчасть, школа, ПТУ, библиотека, христианский храм, помещения для производства - все это территория Южной исправительной колонии № 51. Приговоренные свободно перемещаются по всей территории, учатся музыке, иностранным языкам, смотрят телевизор и пользуются интернетом. 

Южную исправительную колонию открыли в Одессе 60 лет назад. В восьмидесятых здесь держали осужденных за неумышленные преступления, а затем тут стали отбывать срок за тяжкие. Теперь же сюда попадают мужчины за свои первые уголовные преступления. 

Вчера больше 500 человек забаррикадировались в этой колонии в знак протеста против плохих условий содержания и давления со стороны администрации. Бунтари взяли в заложники врачей и охранников. Приехала полиция и спецназ, который стал жестоко расправляться с заключенными. 

Что произошло в колонии, какова истинная причина бунта и как на самом деле живут там осужденные - в материале NEWSONE.ua. 

Коррупция, давление "авторитетов" или ужасные условия

В результате бунта начался пожар, который охватил площадь в 400 квадратных метров. Полностью выгорело помещение дежурной части, задымлены другие близлежащие административные здания и уничтожен специализированный пожарный автомобиль. СМИ сообщили о побеге 15 заключенных, часть из них поймали. Но информация оказалась ложной: поймали тех, кто пришел к колонии поддержать узников.  

Заключенные, позвонившие на мобильные телефоны своим знакомым у здания, через громкую связь заявили, что среди них есть раненые, и они боятся, что их будут избивать и переведут в другое исправительное учреждение. Бунт удалось остановить за 2 часа. Пока четко известно, что пострадали 13 правоохранителей и 5 тюремщиков. У одного из заключенных была разбита голова. 

Есть несколько версий о причинах произошедшего. По одной из них, осужденные взбунтовались из-за обысков, в результате которых нашли и отобрали наркотики. Еще один вариант - отмена свиданий. Дело в том, что за 5 дней до протестов в колонии ранили сотрудника, который отвечает за долгосрочные свидания. Осужденные говорят, что он запрещал видеться с родными и начал требовать за встречи большие деньги. После этого инцидента отменили вообще все свидания и общие приемы пищи в столовой. 

Один из арестантов также говорил, что проблемы начались несколько дней назад из-за того, что "криминальные авторитеты" якобы запретили другим работать, после чего их даже специально увезли, чтобы возобновить работу. Это якобы и не понравилось осужденным.

Тюремный священник Дмитрий Краснобаев винит в случившемся руководство. По его словам, в течение пяти дней были мирные протесты из-за ужасной еды и медицины, но услышаны администрацией они не были. Теперь действия сотрудников одесской колонии уже расследуют по статье о служебной халатности. 

Интересно, что 16 марта 2014 года в этой колонии уже был бунт. По данным СМИ, в нем участвовало больше 20 осужденных в состоянии сильного алкогольного опьянения. Якобы им удалось сломать решетки и прорваться в общую зону, где они начали избивать других осужденных. Пришлось вызвать спецназ. Но в Государственной пенитенциарной службе Одесской области эту информацию опровергли. Мол, никто решеток не ломал и тюремщиков не травмировал, и тем более не был пьян. Просто двое осужденных злостных нарушителей отказались придерживаться распорядка дня, и к ним "были применены спецсредства". 

Бунты в колониях - это вообще не самая редкая история для Украины. Происходят они из года в год. Особо громкие были в 2016 году. В июне заключенные взбунтовались в колонии №6 в Кировоградской области, а в августе - в Машевской колонии №9 в Полтавской области. Практически во всех случаях жалуются на работу администрации и не отказываются соблюдать правила внутреннего распорядка. 

Как живут в Южной колонии

Все указывает на то, что проблема в колонии возникла не за один день, а версии о наркотиках либо ложные, либо побочные. Взять только 2017 год, когда прокуратура нагрянула сюда с неожиданной проверкой. Она установила, что живут заключенные в полуподвальных помещениях, куда не проникает солнечный свет, и спят на запрещенных законодательством двухъярусных кроватях. Готовят еду прямо в ванной, а большинство помещений медчасти вообще не приспособлены для того, чтобы оказывать помощь заключенным: нужных лекарств там нет 

Администрация колонии заверила, что устранит нарушения и накажет виновных, но тюремщики так ничего и не изменили. Тогда прокуратура обратилась в Минюст. Обсуждалось возможное увольнение начальника колонии, но разговорами все и закончилось. Только в течение этого года прокуроры внесли 9 указаний об устранении нарушений. К ответственности привлекли 11 должностных лиц, но до увольнений вновь не дошло. 

Изменилось ли что-то за два года - точно неизвестно. Однако в этом году в колонии проводили день открытых дверей. Родные и близкие заключенных ознакомились с условиями пребывания заключенных, с особенностями режима, труда. Во время бунта близкие осужденных рассказали, что там все по-прежнему. 

"Была проверка, была Генпрокуратура. Там даже не белили, плитка еще с 70-х отваливается", - говорят родственники.

Они утверждают, что пища у осужденных скудная, и живут они на одних только передачках. При этом консервы в последнее время запретили передавать, не объяснив причин. Защитники осужденных говорят, что "собак кормят лучше", и что "450 человек голодают практически в центре Одессы". Это подтвердила и сама уполномоченная по правам человека Людмила Денисова. 

СМИ, которые побывали недавно в колонии, рассказали, что у заключенных нормальный рацион. Они употребляют жареную рыбу, курицу, макароны, кашу, борщ. Овощи выращиваются в теплице. Также есть пекарня. Но при этом они упомянули, что почти все плиты в нерабочем состоянии, вместо розеток висят оголенные провода, а на стенах в пищеблоке ползают тараканы.

Кроме того, руководитель Совета общественной безопасности Одессы Марк Гордиенко недавно опубликовал фотографии питания в колонии. На фото - слипшиеся серые макароны, суп, похожий на помоиКастрюли с непонятной консистенцией стоят возле умывальника рядом со шваброй. Именно на этот обед и жаловались заключенные.

Родственники заключенных также говорили, что нужные лекарства так и не появились, комнаты грязные и сырые, потолки приходится заклеивать, потому что с них постоянно протекает вода. Они опасались: мол, если бы не бунт, заключенных вообще перестали бы кормить.

На данный момент всю колонию обслуживает один лечащий врач, работающий на полную ставку, и один стоматолог на полставки. Получают они всего по 5500 гривен в месяц. Больше заплатить не могут из-за урезанного финансирования. Также в медицинском изоляторе не работают душевые и кухня, то есть инфекционные больные вступают в контакт с остальными заключенными.  

После бунта экс-начальник Управления департамента по вопросам исполнения наказаний в Одесской области Александр Адзеленко вновь потребовал уволить всех руководителей пенитенциарной системы. Он рассказал СМИ, что один из сотрудников колонии якобы пытался предупредить ситуацию и рассказать руководству о предстоящем бунте, но его никто не слушал. Адзеленко убежден, что причина бунта -  отношение к заключенным, медицина, питание и запрет на свидания. 

Южная колония - не единственная с подобными условиями. В 2016 году в день защиты прав человека генпрокурор Юрий Луценко без предупреждения посетил Райковскую колонию № 73 в Житомирской области.

"В бане нет воды. Еду готовят прямо в цехе, где рубят дрова. В штрафном изоляторе нет стекла в окнах, также нет воды. В медпункте почти что нет лекарств. Стоимость дня в комнате свиданий - 700 гривен. Доступ к телефонной связи не организован. Госкарьер, который должен зарабатывать для улучшения условий - под контролем ООО с депутатской крышей", - писал он в соцсети.

В Минюсте признают системные проблемы с колониями. Средств на обновление медицинского оборудования в местах заключения не выделяли уже 6 лет. Около 70% медтехники (стоматологическое оборудование, рентген, электрокардиографы) работают еще с 60-70-х годов. А квалификацию имеет лишь каждый второй медик.

Кто не работает, тот не ест

Заключенные не просто отбывают наказание за деньги налогоплательщиков. Они сами зарабатывают на свое содержание - это требование украинского законодательстваПолучают осужденные меньше, чем свободные люди, и прямо распоряжаться деньгами не могут: они зачисляются на их счета. По данным Минюста, в 2017 году осужденные получали в среднем 1 428 гривен в месяц. И это уже увеличенные выплаты, ведь в 2016 году зарплата составляла 585 гривен.  

С этих денег также вычитают алименты, суммы по искам потерпевших. Часть денег заключенные отправляют родственникам или же могут купить себе что-нибудь в магазине на территории колонии. Правда, те же проверки, о которых мы говорили выше, постановили, что нужной продукции в этом магазине нет: ни средств гигиены, ни еды.  

Кроме того, в Южной колонии работать могут далеко не все - денег на оплату труда заключенным не хватает.

Когда колония открылась, то осужденные работали по контракту на двух заводах города, а затем выпускали баллоны "Пропан-бутан". Теперь же здесь производят стройматериалы, металлоконструкции, плуги, проволоку, люки, мусорные урны, скамейки, детские игровые площадки, мебель и многое другое. Можно приобрести даже нарды, шашки и шахматы, которые сделали заключенные своими руками. Стоят они от тысячи гривен. В других исправительных колониях шьют спецодежду, обмундирование для военных, постельное белье, выращивают различные культуры и разводят скот. 

Оборудование, на котором работают заключенные, устаревшее, рабочих специальностей практически ни у кого нетно продукция все равно получает сертификаты качества. Продают ее и за рубежом: в Молдавии, Казахстане, России. Она даже выигрывает на всеукраинских конкурсах, но спрос покупателя не слишком велик. 

NEWSONE.ua поговорил с бывшим заключенным Донецкой исправительной колонии №124. Алексей отсидел пять лет за грабеж и вышел в 2013 году. 

"Да нас использовали как рабов, как бесплатную рабочую силу. Это тяжелый труд, заниматься люками. Часто он переваливает за дневные смены. Я, бывало, ругался с надзирателями, кричал, что я не раб, поэтому попадал в изолятор. Потом, конечно, пришлось свыкнуться. Кроме того, платят очень мало. С трудом можно заработать на мыло, сигареты, которые здесь стоят заоблачных денег. Есть и система штрафов. Когда был брак, или ты помешал другому работать, урезают оплату всем. Конечно, потом нерадивого работника наказывают, можно получить по голове. Но у меня такого не случалось", - говорит Алексей.  

Что касается дополнительного заработка в Южной исправительной колонии, то бытуют слухи, что осужденные занимаются продажей наркотических средств, на что руководство колонии якобы закрывает глаза. Но эти слухи пока не подтверждены. А начальник Райковецкой ИК ранее рассказывал СМИ, что брагу, наркотики и мобильные телефоны часто заключенным швыряют через забор. Задерживать таких людей имеет право только полиция, которая физически не успевает приехать. 

Зарабатывать осужденные могут и на азартных играх - мастеров в картах называют каталами. Причем проигрыши могут доходить до сотен тысяч гривен, или же можно обойтись исполнением желания.

Жизнь после колонии

Проблема, которая, пожалуй, даже значительней, чем питание в колониях, - куда устроить людей, после того как они отбудут срок. Многие ничем в жизни не занимались кроме воровства. Чаще всего за решетку попадают как раз за кражи - это примерно каждый второй в колонии. На втором месте - разбойные нападения и грабежи. Умышленные убийства на совести каждого пятого. 

Тех, кто нарушает режим содержания, освобождают "с надзором". Какое-то время (все зависит от случая) бывшему заключенному ночью можно находится только дома, а днем нельзя бывать в общественных местах, в супермаркетах и торговых центрах. Нельзя даже работать в офисе. Людям трудно устроиться на работу, из-за чего они оказываются в ситуации полной безысходности. Иногда их даже спасают деньги друзей из колоний.

Бывают случаи, когда по окончании срока люди говорят, что им некуда идти и их никто не ждет. Некоторые даже намеренно повторно совершают преступления, остаются на месте и ждут, когда их заберут. Тут еда, хоть и плохая, но она хотя бы есть. 

"Я как-то считал, что примерно у каждого 50-го нет жилья, у каждого 20 - паспорта, у каждого 10 - профессии. Трудоустроиться удается лишь каждому третьему", - говорит бывший заключенный Алексей.

Проблема адаптации масштабнее, чем кажется: за весь период независимости в украинских колониях отбывали сроки около 20 миллионов человек. Это почти половина современного населения. 

Алексей также рассказывает, что многим трудно адаптироваться, так как большинство заключенных наркозависимые. И эту зависимость очень многие приобретают как раз в местах лишения свободы. За адаптационную работу же берутся и до освобождения заключенного, но, в основном, этим занимаются волонтеры. Они дарят книги и проводят психологические консультации. 


Похоже, в бунте в Южной колонии замешано много разных причин. Это и отношение к заключенным, и медицина, и питание, и низкая оплата труда, и запрет свиданий с родными. Вы можете сказать: да, колония - не рай, но и попадают туда не ангелы. Но разве каждый из нас не имеет право на раскаяние и достойную жизнь? 

Анна Пешкова


Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.