"Расстрелянное Рождество": кто такой страсбургский стрелок и как теракт отразится на протестах "желтых жилетов"

Размещено: 12.12.2018
"Расстрелянное Рождество": кто такой страсбургский стрелок и как теракт отразится на протестах "желтых жилетов" Стрельба в Страсбурге. Фото: apimages.com

Автоматные очереди, погибшие и раненые, полицейское оцепление, поиски террориста - и это все практически в самом сердце Европы - на рождественской ярмарке в Страсбурге. Да еще и в то время, когда в городе проходила очередная сессия Европарламента, а в его центре находилось множество не только простых граждан, туристов, но евродепутатов и чиновников разных рангов.

Ко всему этому еще не стоит забывать и о протестах "желтых жилетов", которые пока затихли, но полностью не закончились. Протестующим не очень понравилось выступление президента Эммануэля Макрона и уступки, на которые он готов пойти.

NEWSONE.ua собрал все, что известно на данный момент о стрельбе в центре Страсбурга, кем же является террорист, и выяснил, повлияет ли это происшествие на протесты "желтых жилетов". Но обо всем по порядку.

"Столица" Рождества под прицелом

Давайте сначала разберемся, что же все-таки случилось в центре "столицы" Рождества, как очень часто называют Страсбург, куда стекаются сотни тысяч туристов на главную рождественскую ярмарку Европы.

Все произошло 11 декабря почти в 20:00 по местному времени. Мирно гуляющие и приятно проводящие время туристы на площади Клебер сначала услышали одиночные выстрелы, а затем продолжительные очереди. До сих пор непонятно, из чего террорист стрелял. Есть версии, что это был автомат, говорят и о винтовке и пистолете. Но скорее всего это все же был автомат, раз многие очевидцы трагедии рассказывают о звуках продолжительных очередей выстрелов.

При этом нападающий открывал огонь трижды - на пересечении улиц Гранд-Аркад и Доминикэн, на улице Орфевр и на пересечении улиц Гран и Савон. Согласно последним данным, в результате нападения погибли три человека, еще 13 - попали в больницы, состояние восьми из них оценивают как критическое. Как стало известно позже, среди погибших есть один гражданин Таиланда, а итальянский журналист получил ранения. В украинском МИДе после детальной проверки заявили, что пострадавших и погибших среди украинцев нет.

Находящаяся на месте полиция сработала молниеносно. Сразу же был оцеплен центр города и прилегающие улицы, движение автомобилей и общественного транспорта в этом районе остановилось.

Правоохранители начали настигать террориста. Он дважды вступал с ними в перестрелку и был ранен в левую руку, но все же смог скрыться с места преступления. Нападающий просто угнал такси и так смог избежать немедленного ареста.   

Макрон выступил с заявлением, где отметил, что держит ситуацию под полным контролем, также к месту происшествия он направил главу МВД Кристофа Кастанера, который выступил со следующим заявлением:

"В городе введены дополнительные меры безопасности. Префект провинции вскоре подпишет запрет на протесты, запланированные на сегодня, чтобы максимально мобилизовать силовиков в поисках виновника событий... Правительство решило усилить контроль на пунктах пересечения границы, а также меры безопасности на всех рождественских ярмарках страны".

В это же время в целях безопасности депутаты и чиновники оказались заперты в здании Европарламента, которое находится поблизости, и следили за ситуацией оттуда.

 

Во всех городских больницах ввели чрезвычайный протокол, который задействуют в случае теракта или катастрофы.

По данным СМИ, на поиски террориста бросили около 600 высококвалифицированных полицейских, военнослужащих, сотрудников спецподразделений, в воздух подняли вертолеты, началось прочесывание города.

Силовики получили информацию, что нападавший может скрываться в своей квартире. Там срочно провели обыск, но обнаружить его не удалось. После этого власти начали опасаться, что преступник мог скрыться в Германии, поэтому на франко-немецкой границе начали детально проверять всех пересекающих ее граждан.

Уже поздно вечером 12 декабря появилась информация, что террориста удалось задержать в Германии, но никто из правительства ее официально не подтвердил.

Кто такой "страсбургский стрелок"?

Личность преступника была установлена практически сразу же. Им оказался 29-летний уроженец Страсбурга Шариф Шеркат. Как выяснилось, мужчина уже имел проблемы с законом и даже отсидел срок, поэтому находился под пристальным контролем полиции. При этом тем утром, когда произошел теракт, правоохранители намеревались его арестовать за преступление (предположительно. убийство), но, прибыв по адресу его проживания, не застали дома. Вместо этого нашли в квартире склад автоматического оружия, боеприпасов и гранат.

Более точную информацию о стрелке рассказал прокурор Парижа Реми Эйтз. Он подтвердил, что Шеркат родился в Страсбурге 4 февраля 1989 года, но за свои 29 лет имеет уже 27 судимостей и не только во Франции, но и в Германии и Швейцарии.

"Он имел проблемы с правосудием на протяжении многих лет. Был осужден 27 раз. Неоднократно сидел в тюрьме за преступления во Франции, Германии и Швейцарии", - указал прокурор.

По его данным, в 2011 году Шерката приговорили к двум годам лишения свободы, из которых полгода были за нападение с осколком бутылки.

Всего по подозрению в связях с террористом полиция арестовала семерых человек, включая двух его братьев.

Здесь появляется вполне закономерный вопрос - почему полиция не уследила за таким опасным человеком?

"Этот человек не может находиться под тотальным надзором полиции. Думаю, что силы безопасности были сосредоточены на каких-то более весомых задачах, а его считали не первоочередной угрозой. Контроль полиции это не предохранитель. Это скорее информация для правоохранителей, которые при очередном теракте в первую очередь будут проверять таких людей", - объяснил NEWSONE.ua заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко.

Что дальше?

Что же теперь? Информационный фокус переключился и протесты "желтых жилетов" утихнут или же вспыхнут с новой силой, ведь, как мы помним, одним из их требований как раз и было перекрытие потока мигрантов в страну, а Шеркат хоть и родился в Страсбурге, но имеет далеко не европейскую внешность.

Здесь важно все же помнить, что еще с 2015 года Франция, когда в результате теракта погибли 130 человек, живет в таком ритме, а протесты для нее это нормальное явление. При этом люди, которые сейчас находятся в Страсбурге, говорят, что там довольно спокойно.

"Здесь сложно говорить. Если бы речь шла об РФ, то Кремль ввел бы какие-то дополнительные проверки, в случае с Украиной 2013 года, то останавливали бы автобусы, объясняя это терактом. Количество погибших при протестах даже больше, чем жертв теракта. Будет проводиться информирование граждан. Люди, которые сомневались идти или не идти на митинг, то теракт частично демобилизовал этих людей. Но здесь не будет долгосрочных последствий, и уже на следующей неделе мы можем ждать очередного всплеска протестов. Сейчас внимание людей сместилось, и митинги ушли на второй план", - говорит Петренко.

Не стоит отрицать и тот факт, что большое количество террористов, осуществивших теракты на территории Евросоюза, были рождены там же и были из семей беженцев. Сейчас нет процедуры адаптации этих граждан в обществе. Они проживают в отдельных районах, где действуют немного другие порядки и законы. Соответственно человек, рожденный во Франции, не стал французом, он не смог социализироваться и стать французом.     

"Четко разобраться, что конкретно требуют "желтые жилеты", уже невозможно. Это очень похоже на то, что было у нас в 2013 году - каждый пришел со своими целями. Конечно, Франция это не Украина, а Макрон - не Янукович, но конгломерат протестующих очень похож на тех, кто собрался тогда на Майдане", - указал эксперт.

Скорее всего с требованиями к французскому правительству в отношении мигрантов обратятся не только "желтые жилеты", но и само французское общество. С каждым терактом формируется определенное негативное отношение к мигрантам и беженцам. Но мы же понимаем, что только единицы совершают нападения, но негатив распространяется на них всех.  


Мы конечно прекрасно понимаем, что в нашем насыщенном обществе внимание, которое до этого было сосредоточено на "желтых жилетах" и тут же переключившееся на "страсбургского стрелка", может вновь сменить фокус. Ряды самих же протестующих неоднородны, у них нет единого организатора, а каждая группа выходит со своим требованием, поэтому предвидеть в такой ситуации, что будет с требованием по мигрантам, очень сложно.    

Мария Бабич